ЖИТИЕ  ГРИГОРА НАРЕКАЦИ

 

Святой отец наш, богодарованный священник и монах Григор подвизался в Нарекской обители, что в Армении, в Васпураканской области, при ромейских царях Василии и Константине, владевших Армянской страной, в царствование в Васпуракане в 983 г. благочестивого Сенекерима из [рода] Арцруни и в патриаршество владыки Ваана. Он был сыном дочери брата отца Анании, отшельника-учителя и настоятеля Нарекского монастыря, который растил и воспитывал блаженного Григора с его старшим братом, по имени Ованес, с детства обучая их Священному писанию. По смерти же брата Григор один продолжал подвижничество на поприще добродетельных дел, с неутолимой жаждой предаваясь чтению. Став обителью св. Духа и в совершенстве овладев даром знаний, он по просьбе монашествующих братьев принялся за Книгу молитв («Книга скорбных песнопений».) и написал 95 речей, помимо которых мы располагаем также следующими сочинениями блаженного: «Историей животворного креста», дарованного царями и привезенного в Армению в Апаранский монастырь, посвященной упомянутому таинству. Он написал также «Похвалу» тому же святому кресту акростихом, после чего «Похвалу святой Богородице», а также «Похвалу всему чину апостольскому» и «Похвалу св. Иакову, епископу Низибинскому». Мы имеем и его краткое толкование Песни песней и проповеди на праздники таинства св. Духа, креста и церкви. В числе молитвенных сочинений – «Слово о Звонаре» и «О святом очистительном елее». Все это он оставил церкви Христовой как живую память о себе, сам же покинул сей мир и удалился в город вечно живых, не завершив своего жизненного пути, а умерев здесь молодым. Пречестное тело его погребено в том же Нарекском монастыре, недалеко от церкви св. девы Сандухт (развалины Нарекаванка сравнительно недавно сравняли с землей, а на его месте возвели турецкую мечеть, как и совершенно недавно на месте могилы Нарекаци был построен хлев). Молитвы его, зажегшие в сердце моем огонь, молю, Христос, услышь и по заступничеству святого отца нашего прими с миром, и тебе слава вечная. Аминь.

 

Святой отец наш благодатный вардапет Григор, сын владыки епископа Хосрова Андзеваци, родом был из области Андзевацик. Он подвизался во времена великого греческого императора Василия и его брата Константина, которые правили страной Армянской. Васпураканом же владел благочестивый царь Сенекерим Арцруни. Начиная с Сасуна до Вана в Васпуракане и с Севана до Нуана, с [крепости] Амюк до области Артаз – все эти подвластные Сенекериму земли именуются Васпуракан. Ему подчинялись также [земли] Востана и Рштуника до Салмаста и Джуламерика и земли до Тухаджура, которые Сенекерим передал греческому императору Василию вместе с 1000 крепостями, 4000 селами, девятью городами и 900 монастырями. Вместо них он получил Себастию с ее епархиями и туманами. Сенекерим оставил родную землю и с 14000 всадников с их семьями и детьми отправился в Себастию, захватив с собой святой Варагский крест. Но пока Сенекерим занимал отеческий престол и владел монастырями и востанами, святой вардапет Григор оставался в Нарекском монастыре, воспитываемый и обучаемый вместе с братом Ованесом у блаженного вардапета Анании, сына дочери брата отца Григора и Ованеса. Вардапет Анания взял их в Нарекский монастырь со [своим] родным сыном. И Григор с неутолимой жаждой изучал Божественное писание, благодаря чему стал обиталищем св. Духа, превзойдя даром знания многих, и можно даже сказать всех, если не дерзость так говорить. Он положил начало святости и по просьбе святых монахов написал молитвенные сочинения – 95 речей. Кроме этого числа, мы имеем похвальные его речи, сказанные [в честь] св. Богоматери, и св. апостолов, и св. Иакова, патриарха Низибинского, «Историю Апаранского креста», который был привезен из [страны] греков в Армению, и его похвальные речи, написанные в алфавитном порядке, а также Толкование Песни песней, которая написана сладкозвучным и ясным языком Соломона. Что же нам сказать о его гимнах, проповедях на Господние праздники, [поминовение] святых мучеников, сладкозвучных мелодиях и тагах, напетых в разных гласах!

Он заботился и пекся о единстве св. церкви и желал вновь установить и возобновить отвергнутые по нерадению и плотоугодию предводителей правила святой [церкви]. Вследствие чего его хулили грубые и жестоковыйные люди и объявляли еретиком. И вот собрались епископы и князья с азатами и танутэрами и послали за ним, дабы учинить над ним суд и покарать ссылкой как еретика. И к святому пришли посланные ими [люди], чтобы увести его с собой. Но он сказал им:

− Давайте сначала отведаем [чего-нибудь], а потом двинемся в путь.

Он велел зажарить двух голубей и принес положил на стол перед ними, [предлагая] отведать. Была пятница. Это у пришедших еще более усилило подозрения, и они сказали:

− Вардапет, разве сегодня не пятница?

А он будто не помнил и говорит:

− Братья, простите мне мой грех. Я не знал, что сегодня пост.

И, обратившись к жареным голубям, [промолвил]:

− Восстаньте и летите к своей стае, ибо сегодня пост.

В тот же миг, как только святой произнес эти [слова], голуби ожили, оперились и на глазах у всех улетели. Увидев это чудо [посланцы] поразились, пали ниц перед ним и, вознося хвалу Богу, просили об отпущении грехов. Они пошли и рассказали о случившемся чуде, и [те], умолчав о своем злом намерении, назвали его ожили, оперились и на глазах у всех улетели. Увидев это чудо, вторым Просветителем и вторым Чудотворцем. Подобным чудотворением и правоверной мыслью, суровой жизнью и божественной проповедью сиял он в мире как солнце. Но он не прошел [всего] своего пути в этой жизни, а скончался в молодом возрасте в 452 г. нашего летосчисления ( соответствует 1003 г.) ; когда завершился девятый юбилей нашего летосчисления, мы вступили в десятый и прошло еще два года. В этот самый год преставился изумительный и чудесный муж Божий св. Григор.

Святое тело его положено в том же Нарекском монастыре, примыкающем к святой церкви, построенной во имя св. Сандухт. Оно творит много чудес во славу Христа и св. Григора. Поведаем об одном из них.

В последние времена Нареком владел некий курд. Курд сей дал своему крестьянину наседку и попросил вывести цыплят. Жена крестьянина подложила под наседку яйца, и та вывела цыплят. [Как-то] курица три дня с цыплятами [где-то] пропадала. И вот, спасаясь от дождя, она влезла под жернов, прикрепленный к стене. Происками лукавого жернов упал на курицу с цыплятами и раздавил их. Женщина, посадившая курицу на яйца, испугавшись гнева курда, возложила свои надежды на Бога и обратилась с молитвой к святому Григору. Она взяла дохлую курицу с цыплятами и, прикрыв ситом понесла и с верой положила на могилу св. Григора, а сама пошла мыкаться по своим делам, мысленно обращаясь с мольбой к Богу и св. Григору. И вдруг по прошествии часа она увидела шедшую ей навстречу с кудахтаньем ожившую курицу с цыплятами. Изумившись, все восславили Бога и оживителя цыплят св. Григора, которым да будет благословен Бог.

 

КНИГА СКОРБНЫХ ПЕСНОПЕНИЙ

 

ГРИГОР НАРЕКАЦИ

 

Плод неотступной мольбы,

Собрание слов полезных и покаянных

И увещаний душеспасительных

О самопорицании, о раскаянии в нарушении правил жизни,

О добрых обещаниях,

Об открытии Невидимого,

О признании в грехах,

О выявлении Сокрытого,

О распространении Сокровенного,

О явлении Потаенного,

Лекарство могучее для ран неисцелимых,

Снадобье сильнодействующее против недугов незримых,

Средство многообразное от мук и бедствий

От жгучих страстей  нашего существа,

Предлог к слезам, причина для молитв.

Книга скорбных песнопений, сотворенная в ответ

На прошения отцов-отшельников,

Григором,

Монахом Нарекского монастыря.

 

  Глава 1

Слово к Богу из глубин сердца

1

Глас скорбных стенаний сердца моего, вопль горестный

К Тебе возношу, Тайновидец,

Износя на свет сокровенное:

Плод смрадных желаний, возмущающих мысли мои,

Кадильницей воли своей посылаю Тебе.

Воззри, обоняй, о Могущество милосердное!

 

Да будет угодней Тебе приношенье мое

Фимиама торжественных воскурении,

И с большей любовью,

Нежели густой дым от жертв  всесожжения.

Прими это краткое изложение моих речений

С благоволением, а не с гневом,

 

Пусть  из глубин монашеской кельи тесной,

Хранящей тайну моих помышлений,

Немедля к Тебе вознесется

Добровольная жертва словесная –

Обернувшись дымом густым,

Тучным туком моих прегрешений!

 

И когда я вместе с Тобою суд над собой учиню,

Тяжбу, с мольбами смешанную о снисхождении,

Пусть не покажется она Тебе, о Могущественный,

столь же мерзкой,

Как воздевание рук нечестивого Иакова,

Согласно обвиняющему воплю Исайи6,

Или беззакония Вавилона, замыслившего дотянуться до небосклона

Как сказано в семьдесят второй притче Псалтири,

 

Но пусть моя исповедь будет Тебе отрадна,

Подобно благовонному ладану,

Воскурявшемуся на вершине праздничного Сиона,

В Давидом раскинутой скинии,

Для кивота завета, возвращенного из плена9,

Вот так же и моя душа пусть оживет!

2

Но нет, глас страшного  возмездия Твоего,

С силой пророкотавший в ущелье отмщения’,

В душе моей отзывается гулом смятенья.

Уж ныне воочию я вижу в себе движение противоборных страстей

Беспокойство и смятение,

Что явятся в душе моей в День Страшный;

Бесчисленные рои добрых и злых мыслей, подобных враждующим толпам

Мечом и палашом борются друг с другом,

Превращая меня в пленника смерти,

Как это было прежде, до того,

Когда снизошла на меня Твоя благодать,

Которую сравнивая с законами Моисея,

Избраннейший из сонма апостолов, Павел

Превыше  всякого блага ставил

И славил спасение,  [дарованное] распятьем  Христовым,

А не мощью Моисеева слова.

 

Да   близок день суда Господня,

Как сказано об этом в Писании12,

И вот уже предо мной и берег Кедрона,

И лощина Иосафата –

В долине Иосафата13 иль в узком ущелье Кедрона14

В этом слабом подобии возмездия справедливого,

Являющем мне грядущую вечность во временном, —

Узкое место свиданья с Тобою,

Откуда виднеется даль запредельная

И различима страшная расплата

За все мои преступления

Ибо они – обвинители неподкупные и правые,

Уже доказавшие, что я хуже стократ,

Чем филистимляне, эдомитяне

И прочие злоименитые варвары,

Коих некогда постиг удар Твоей надзирающей длани17.

Однако наказание их было годами отмерено,

Меж тем кара прегрешений моих

Не имеет границ завершения.

«Ужас, и яма, и петля неминуемые»,

Как гласят пророк и апостол ,

И слова эти, с жестокой стремительностью настигнув меня у первых дверей,

Предначертали мне здесь вечный стыд.

И словно бы дверь в предстоящее мне отворяют,

Которое близится с безжалостной быстротою,

Уже стоит передо мною.

 

Один лишь Ты в недосягаемой небесной высоте

Можешь чудотворить, создавая снадобья целебные,

Для душ заблудившихся в житейской тщете,

Спаси их от опасности,

Вечно мятущихся и сомневающихся,

О Искупитель всех,

В неизреченной славе вечно восхваляемый!

 

Глава 2

Слово к Богу из глубин сердца

 

Если надеешься ты умилостивить Всевышнего

Не поступками благородными,

Но только устами угодливыми и словами витийствующими

Ты, чье сердце постоянно обращено к Египту2,

Какой же пример подходящий и сходный с тобой

Привести мне здесь, о душа моя грешная!

 

Я — соучастник Содома разрушенного,

Я — изобличенный судья Ниневии4,

Я — Ханаан, проклятый и отлученный,

Я кощунствую с Вифсаидой,

Я предаю с Иудой,

Я – грех безграничный, многократный, непреходящий,

Я неисцелимый город идолов мерзких,

Я след мятежа древнего Израиля,

Я – подобиеТира10 отверженного,

Я своенравен боле, чем Галилея12,

Капернаума неуверовавшего слепее

Амалика свирепее,

Сидона порочнее,

Царицы Савской испорченнее.

 

Я — образ всего дурного и неприглядного,

Я – бесстыдные седины старца развратного,

Потомок львов, а по сути змея коварная,

Словно аспид, сам себя пожирающий, наполнен я [горькой] желчью,

 

Я—голубь ласковый, но всегда только по глупости беспримерной,

А не по кротости осознанной,

Я – последний день Иерусалима,

Чье падение неотвратимо, осязаемо, зримо,

Согласно Слову Божьему и гласу свидетелей.

 

Я – дом, покинутый благоразумным жильцом,

Отвергнутый и полуразрушенный, загаженный нечистотами,

Замки дверей моих сломаны,

Я – обиталище помыслов извращенных,

Изъеденный лишаями бесчетными.

 

 

Я покинул  благопристойное наследие свое,

Одаренное способностью мыслить строение мое.

Позабыл дом, созижденный Богом,

Согласно речениям, писавших прежде

Моисея, Давида и Иеремии.

Разум мой, изъязвленный проказой [грехов],

Отрезвленный ударами увещаний,

Исцеленный законом [евангельским],

Помазанный елеем смиренной покорности,

Все же не сумел исцелиться

И вновь был разрушен рукой Строителя;

И как возмездие справедливое, по велению Всемогущего,

[Обломки] его были вынесены «на место нечистое»19,

Отринуты, отчуждены без всякой жалости великой преградой.

Я деньги свои зарыл в землю грехов,

Подобно потерявшему залог [рабу] неключимому,

Как сказано в Евангелии.

 

2

Но ты, о Боже, Боже духов и всякой плоти, –

Согласно исповеданию богоблагодатного21,

Моисея-боговидца

Долготерпеливый и Многомилостивый

Согласно слову Ионы святого22, —

Даруй мне [возможность] завершить,

Во угождение благословенной воли Твоей,

Начатую [мной] молитвенную книгу сих песнопений скорбных

И, засевая слезами слов моих раскаяния ниву

[Да] подоспею я к окончанию сбора урожая

[И соберу колосья радости полного очищения от грехов

В блаженный сноп [Твоей] благостыни23.

Не дай мне, [Всемилостивый], сердца бесплодного, как Израилю,

Да не иссякнут источники слез.

 

Услышь, о Могучий и Милосердный, меня — одаренного

разумом

Способного молитву творить,

Услышь еще до того дня, Тобой предреченного,

В который услышишь небо,

А небо [услышит] землю,

А [земля услышит] хлеб, и вино, и елей,

А сии [услышат] Израиля23,

 

Ибо мольбы небожителей, что при Тебе,

Целительнее влияют на мою душу,

Нежели на стихии губительные.

Ты — Творец, а я — глина,

Окажи мне, колеблющемуся,

По окончании молитвенных этих стенаний

Благоволение окрепнуть здесь,

Дабы, когда разверзнутся небеса вышние,

Не оказался я непригоден обладать светом [небесным].

Подобно воску свечи, что тает [от огня],

Обращаясь в ничто.

 

Моя душа — [душа] нищего2‘,

И сила моя — [сила] изнемогшего,

И жизнь моя снедаема угрызениями совести, —

Но не трудом перенесенных тягот молю я Тебя:

Прими в залог эти мои молитвы

И подай милость Твоего прощения,

Прими малое от меня, слабого

И подари великое от Себя — могущественного,

Укрепи мое слово раскаяния,

Ниспослав и вложив в него дух заповедей богодухновенных.

 

Даруй мне, о Благодетель, свет истины, сияющей в притчах Исайи,

Поднеся мне, достойному смерти,

Вместо презренного гласа моего и естества из меди

Злато Твоей благодати,

Вместо неприглядного черного железа моей [порочности]

Знак добродетели — сверкающую огненно-красную медь

Ливана

Почему столь ожесточаешь мое сердце — [сердце] ничтожного’

Что не боюсь я Тебя, о Неисповедимый и Страшный?29

Да не останусь я бесплодным в малых трудах своих,

Подобно беспечному сеятелю на неплодной земле!

Да не доведется мне страдать от мук родовых и не родить,

Скорбеть и не прослезиться,

Размышлять и не вздыхать,

Затуманиться и не пролиться дождем,

Идти вперед и не достигнуть цели,

Мне призывать и Тебе не слышать,

Просить с покорностью и остаться без внимания,

Стонать и не сострадать,

Молить и ничего не получить,

Приносить жертву, но не сжигать ее”,

Увидеть Тебя и уйти с пустыми руками.

 

Услышь меня прежде, чем я обращусь

К Тебе, единственно Всемогущему, за помощью.

Не воздай мне, злотворцу, карой вечных мук

По числу дней моих прегрешений.

Оживи меня, Сочувствующий,

Услышь меня, Милосердный,

Окажи сострадание, о Благий,

Пощади, о Долготерпеливый,

Защити, о Прибежище,

Облагодетельствуй, о Крепкий,

Освободи, о Вседержитель,

Дай жизнь, о Возрождающий,

Подними меня, о Страшный,

Просвети [меня], о Небесный,

Исцели, о Всемогущий,

Очисти от грехов, о Неизреченный,

Награди [меня], о Щедрый,

Укрась милостями, о Независтный,

Примири, о Неведающий пороков,

Прими, о Немстительный,

Очисти от долгов, о Благословенный;

 

Но, устремив взор мой [в будущее],

Я вижу предуготованные мне  две смерти, –

Телесную и духовную

Пусть лик Твой будет спасением, о Упование и Защитник.

Когда, взглянув ввысь, я увижу ужасный путь’2,

На коем уловляются [души] всех [умерших],

Пусть встретится мне на нем с лаской Твой ангел мирный,

Яви мне, о Господи, в день, когда испущу я последний

свой вздох,

О, Господи, такое виденье яви!

Летящую в свете чистую душу [кого-нибудь] из небесных

Угодников Божьих

Которая подоспеет с даром Любви Твоей.

Даруешь мне, нечестивому, в день отчаяния нежданную

милость?

 

Не посылай же зверя жестокого в проводники Твоей паршивой овце.

Для меня, умершего в грехах, Ты — Жизнь беспорочная

Для меня, погрязшего в долгах, Ты — Спасение.

 

Можешь ли Ты не простить,

Того, кто только об этом и может просить?

Пренебречь милосердием, о Попечитель,

Изменить человеколюбию, о Неизменный,

Отказать в возрождении, о Нескончаемый,

Отречься от милосердия, о Плод блаженный?

Можешь ли дать увянуть прелестному цветку

Твоего Благоволения:

Опорочить благородную суть Твоего могущества,

Преобразить славу волос Твоего величия14,

Сияющий нимб священный?

Если милосердие — это блаженство,

А Ты—это Царство, полное жажды [милосердия],

Ужель не всем даруешь Спасение,

Не предложишь бальзама для [исцеления] ран,

Не зарубцуешь язвы, не окажешь помощи мне — слабому,

Не возжжешь света во тьме для меня, уповающего

на могущество Твое,

О Дарующий жизнь вселенной?

Один лишь Ты обладаешь славой по Своему естеству

и нескончаемо вечен,

Что признано всеми, о трижды Благословенный

и Приснохвалимый

Далее ведомых пределов вечности. Аминь!

 

 

 

Глава 3

Слово к Богу из глубин сердца

1

Господи, Господи мой, податель щедрот,

Благий по естеству, равно властвующий над всеми,

Единственный Творец всего из ничего,

Прославляемый, Неисповедимый,

Страшный, Удивительный,

Ужасный, Могучий,

Суровый, Непонятный,

Недоступный, Непостижимый, Непознаваемый,

Неизреченный, Незримый,

Невидимый, Неосязаемый,

Неуловимый, Безначальный, Предвечный

О Господь!

 

Ты – ничем не затуманенное знание,

Видение, не ведающее колебаний,

Истинное в естестве  Своём,

Высокое [пребыванием в небесах]

И низкое [пребыванием в преисподней]’,

Восхваляемое Бытие,

Рассвет без тени,

Сверкающий Луч,

Немеркнущий Свет, не дающий тени

Упование без сомнений,

Покой нерушимый,

Печать неизменная,

Прозрение, не знающее границ,

Имя признанное2,

Вкус сладостный,

Чаша радости,

Хлеб, укрепляющий души,

Любовь не иссякающая,

Обещание, не вызывающее сомнений,

Покров желанный,

Облачение неотъемлемое,

Вожделенная риза,

Украшение славы,

Прибежище восхваляемое,

Неиссякаемая Благодать,

Неубывающее Сокровище,

Нетленный Дождь,

Роса предрассветная,

Елей, изливающийся на всех,

Безвозмездное врачевание,

Двукратно дарованное здоровье,

Величайшее Ободрение,

Необманный Призыв,

Благовествование всеобщее,

Царь, почитающий рабов,

Нищелюбивый Защитник,

Вечно богатый Даритель,

 

Шествие беспрепятственное’,

Нерушимое Повеление,

Вечная Надежда,

Долговидящий4 [Взгляд],

Дар без сожаления,

Всем раздающая десница,

Рука правосудная,

Око беспристрастное,

Глас надежды,

Весть утешения,

Послание радости,

Имя, Жизнь [означающее],

Перст попечительный,

Исход безошибочный,

Провидение непогрешимое,

Воля животворящая,

Нелукавый Совет,

Почесть, не вызывающая зависти,

Изобретательность бескрайняя,

[Но и] строгий Предел’,

Ненаходимый След”,

Невидимая Стезя,

Мера неизмеримая,

Сущность неизъяснимая.

 

 

И еще несметное множество слов благолепных

Кроме этих можно Тебе посвятить, о Боже,

Благословенный и Восхваляемый,

Величаемый и Проповедуемый,

Благовествуемый и Превозносимый,

Возглашаемый и Повествуемый.

О Ты, Чья воля не знает ошибок, исполняя наши мольбы.

Потоки благости, излитые Тобою на нас,

Я разъясню в дальнейших моих речах,

Да будешь речами этими Ты наслаждаться

Словно вкушая любимые яства,

Хотя мой суетный голос

Звучит не столько для Твоего прославления,

Сколько для моего спасения.

2

Эта заповедь новая — книга скорбных песнопений

Сочинена для живущих’ на земле [людей] всех возрастов,

Для всего множества рассеянных по миру христиан.

И как хорошо осведомленный о страстях каждого соучастник

Обличает [людские] пороки, подобно картине укоряющей:

 

И тем, что в первую пору жизни вступили,

И тем, что находятся во второй, именуемой возмужалостью,

И старцам немощным, чьи дни подходят к концу,

Грешникам и праведникам,

Гордецам самодовольным и тем, что корят себя

за прегрешения,

Добрым и злым,

Боязливым и храбрым, рабам и невольникам,

Знатным и высокородным,

Средним и вельможам,

Крестьянам и господам,

Мужчинам и женщинам,

Повелителям и подвластным,

Вознесенным и униженным,

Великим и малым,

Дворянам и простолюдинам,

Конным и пешим,

Горожанам и селянам,

Надменным царям.

 

А так же

Пустынникам, собеседующим с небожителями,

Инокам благонравным и скромным,

Священникам благочестивым,

Епископам неусыпным и попечительным,

Наместникам [Божьим] на патриаршем престоле,

Раздающим Святые Дары и угождающим только Господней воле.

 

Одним — дабы молитвенно просили [за меня],

Другим — для благих увещаний,

Всем им посвящаю я книгу свою в виде молитв.

Начатую силой [Святого] Духа Твоего,

Вдохновением Которого я представлю в порядке

Мольбы многообразные,

Да будет так,

Чтобы просимое каждым

Представало постоянно пред милосердием Твоим, о Великий

 

 

3

Сжалься над теми, кто от  этого чтения

Возжаждет очищения и прощения,

Исцели души тех, кто читает ее с сердцем чистым,

И очисти их от преступлений,

Освободи от долгов и избавь от уз греховных,

И да будут мне этою книгою отданы,

И да будут Тобою приняты

Их признания и моления,

Да прольются обильные слезы у тех,

Кои будут наставлены ею,

И да будет даровано чрез нее желание раскаяться.

И да сойдет Твоя благодать

На вкусивших устами скорбные эти песнопения.

 

 

И если Тебе словесная жертва моя желанна,

Да возгорится она во многих сердцах

Наподобие ладана;

И если от этих речений

Прольются обильные слезы,

Да смоют они и часть моих согрешений;

Коли у кого-нибудь благодаря книге этой

Родятся из глубин сокровенных стенания,

Тебе, о Боже, угодные,

Пусть, о Всевышний, вместе с ним это принесет пользу и мне;

Коли протянется к Тебе чистая рука с ладаном благовонным,

Пусть будет присоединен к ней глас мой и просьбы других

молящихся,

Кои прежде были обращены [к Тебе];

Коли с моими родятся другие молитвы многообразные,

Пусть будут и мне Тобою они дарованы повторно;

Коли эта моя словесная жертва будет угодна Тебе и приятна,

Пусть Тобою [к ней] будут присоединены и [дары]

предшественников;

 

И если у кого-либо ум помрачится

От тяжкой болезни душевной,

Смилуйся над ним

И затепли эти молитвы

В его темноте повседневной;

Пусть в надежде на Тебя снова встанет он,

Опираясь на стенания сии”;

Коли упования столп до основания будет разрушен грехами,

[Из этих молитв], как бы из слитных камней,

Твоей десницей всесильной вновь воздвигни его;

 

 

Если связи надежды будут отсечены, отрезаны

мечом грехов,

Соедини их снова волей Твоей, Вседержитель, еще прочнее

скрепи;

Если кто-нибудь будет объят смертельно опасным

пороком души,

Да обретет он спасение в надежде на жизнь,

Молясь по этой [книге] Тебе, о Животворец;

Коли чье-либо сердце будет уязвлено муками сомнений,

В благоволении своем исцели его для жизни этими молитвами:

Коли из-за грехов губительных, неискупимых

Кто-нибудь низвергнется в глубины бездны,

Да вернется он к свету;

Коли из-за козней темных [сил] кто-нибудь попадет

в опасность,

Погрузившись в обманчивый сон,

Вновь укрепи его, Ты — упование единственное,

Укрой под Твоим [безопасным кровом];

Коли ослабеет броня чаяний чьей-либо души,

Благоволи, [Господи], чрез эти [молитвы]

Своей рукою восстановить ее прежнюю прочность;

Коли кто-нибудь станет блуждать без попечения

блюстителей,

Да обретет он [молитвами] этими

Надежду на скорое Твое возвращение, Обновитель;

 

Коли жар дьявольской лихорадки, которая вызывает трепет,

Возмутит [страхом] чью-либо душу,

Да опомнится он чрез [молитвы] сии,

Исповедуя и поклоняясь таинству знака распятия Твоего;

И если над изменчивым морем житейским

Нежданно ударит разрушающий вихрь неправедности

И обрушится на человека, ломая его и губя,

Да будет дано ему это кормило спасительное,

Что принадлежит Тебе.

 

 

4

Да обратишь Ты в живительное снадобье

Для исцеления страданий души и тела твоих созданий

Эту книгу расположенных в порядке плачей,

Что начата во имя Твое, о Всевышний.

Начатое мною Ты заверши, и пусть смешается Дух Твой с нею,

И дыхание могущества Твоего, о Великий,

Да сольется с творением, дарованным мне Тобою,

Ибо Ты даешь силу сердцу, потерявшему надежду,

И принимаешь славу от всех. Аминь!

 

 

 Глава 4

Слово к Богу из глубин сердца

1

С тех пор, как я начал разговор с Тобою,

Держащим в руках [Своих]

Дыхание жизни моей злосчастной,

То поистине трепеща и содрогаясь в великом смятении.

Я страх непрестанный испытываю,

Ибо грозен Ты и непостижим,

Недоступен’ определению словом,

Ты — память неотступная в своем нелицеприятном суде,

Которым осуждены будут мои грехи,

О Творец небес и земли.

И нет исцеления многоопасным и жестоким,

Не поддающимся врачеванию ранам моим,

Кои причинил мне язвящими укусами клыков пасти [своей)

Сатана смертоносный, уловивший душу мою [мне] на погибель,

И метит прямо в меня стих притчеписца,

Упреждающий, что за всё придется держать ответ

И нечестие не спасет нечестивца.

 

В день борьбы не найти ответа

Ни словами оправдания,

Ни одеянием укрывающим,

Ни лицемерною личиною,

Ни речами, внешне пристойными,

Ни видом, что никогда не обманет,

Ни лживым порядком слов,

Ни бегством стремительным,

Ни тем, что обернешься спиной,

Ни челом, приникшим к земле,

Ни устами, припавшими ко праху,

И ни тем, что укрылся в глубинах земли,

Ибо обнажено пред Тобою сокрытое и очевидно невидимое.

 

И вот испаряются, отмирают мои добродетели,

Грехи стали явными и постоянно растут,

Бедствия мои непреходящи, и я погиб.

Целомудрие рухнуло,

Плоды добра растаяли, а прегрешения поднялись столпом,

Залог потерян, и печать судебная уже ныне найдена,

Подписано заемное письмо смерти и ада,

А благовествующее завещание истреблено,

 

Благодетель скорбит, искуситель же радуется,

Сонм ангелов печалится, а сатана, ликуя, пляшет,

Небесное воинство плачет, а преисподняя веселится,

 

Изобилие припасов [я отдал! убийце,

Ржавчина скверны поразила меня,

Стал я на сторону чужака и предал дар Создателя,

Ублажил преисподнюю

Милости Спасителя презрел и возвеселил Велиара,

Засыпал я Источник Жизни,

И ржавчина гордеца поразила меня — немилосердного.

 

Так не лучше ли было бы, поистине, не желанней ли,

Согласно пророческой книге провидца4,

Никогда не зачаться в утробе [матери]

И не обрести образа [человеческого] во чреве,

Не родиться в [муках] родов

И не достигнуть света жизни,

Не быть вписанным в число людей

И не вырасти, не возмужать,

Не украситься благолепием лица

И не обрести способности говорить,

Чем быть захваченным [в плен] грехами,

Столь жестокими и ужасными,

Что расплавится даже твердь скал,

Не то что [слабое] тело?

 

Молю, заклинаю Тебя, о Благий, даруй мне милосердие,

Которое Сам, от Себя, словом Своим положил нам, о Боже,

говоря:

«Принесите дар сей Богу во имя спасения великого

и будьте святыми,

Ибо милости хочу Я, а не жертвы».

Так вознесись же вновь, о Пресветлый и Щедрый,

Воскуряемый ладаном этого памятования,

Ты, [о Боже], что всем обладаешь.

Все от Тебя, и слава Тебе от всех. Аминь!

 

Глава 5

Слово к Богу из глубин сердца

1

И вот я, человек земнородный,

Прельщенный мишурой скоротечной

И одурманенный вином обманчивым суетного безумия

Я, непрестанно лгущий и никогда не говорящий правду,

Осмеливаюсь, тем не менее,

Предстать пред судом Твоим,

Правосудный, Страшный, неизреченный,

Неисповедимый, могучий Господь – Бог всех!

 

Здесь, в этой [книге], я сопоставлю сейчас

Неблагодарность грешной души моей с Твоими благодеяниями,

Я покажу, что Ты всегда могуч в правоте Своей,

[Тогда как] прегрешения мои навеки осуждают меня,

И задумаюсь,

И, быть может, пойму,

Отчего ж я так слаб,

Так беспредельно привязан ко злу,

Я – сотворённый Твоею рукою — [рукою] Всевышнего

По образу Твоему .

2

Ты создал меня существом самосильным,

Осветил сознаньем осмысленным,

Обогатил мудростью,

Вырастил в разумении,

Укрепил ведением3,

Отделил от прочих животных,

Наделил4 душой познающей,

Одарил естеством самовластным.

Ты родил, как Отец,

Вскормил, как Кормилица,

Пестовал, как Опекун,

Насадил меня, нечестивого, у Себя во дворе3,

Полил водою живою’1,

Очистил росою купели.

Укоренил водою жизни,

Хлебом небесным накормил,

Божественной кровью Своей напоил,

Приобщил к недоступному и непостижимому;

 

Ты сжалился над ничтожным червем земным,

Моим очам — [очам] земнородного —

Дозволил отважиться смотреть на Тебя,

Облачил меня в славу света Твоего,

Допустил воздеть к Тебе

Бренные пальцы моих оскверненных рук;

Мой недостойный прах смертного

Ты удостоил быть словно отблеском  Света [Твоего];

 

Отца Твоего, могучего, страшного, Благословенного,

Ты, по человеколюбию, определил быть Отцом и мне,

недостойному.

И не опалились уста мои полные суеты,

Когда призывал я Тебя как сонаследник;

Не укорял Ты меня,

Когда я дерзал приобщиться к Тебе;

И не помрачался свет в очах моих,

Когда на Тебя я взор устремлял;

И не изгонял ты меня, заключив в ковы,

Вместе с приговоренными к смерти;

И не изувечил Ты ладонь руки моей,

Что оскверненную, к Тебе я протягивал;

И не раздробил суставы пальцев моих,

Что осязали слово жизни Твое7;

И не окутало меня облако8,

Когда я приносил Тебе жертву, о Страшный; •

И не сокрушил зубы мои,

Когда, [причащаясь], жевал я Тебя, Беспредельный;

И не пошел Ты в гневе наперекор мне,

Идущему наперекор воле Твоей,

Подобно заблудшему дому Израиля9;

Не посрамил меня, недостойного, в свадебном, чертоге Твоем

Во время пения и танцев;

Не стал укорять меня, неправедного,

При виде нищенского моего облачения;

И меня, связавши мне руки и ноги,

Не прогнал вон, «во тьму кромешную»10.

3

Приняв все это множество благодеяний

И всепрощающее долготерпение

От Тебя, о Благодетель, милосердный всегда и во всем,

Я, убыточный должник,

Обуреваемый неистовыми,

Полными всяческих заблуждений страстями,

Воздал Тебе бесчисленными и многообразными

Преступлениями, плотскими и духовными, —

Вот чем, о Бог мой и Господь, отплатил я Тебе

После стольких милостей.

Так воздал я Тебе злом, согласно укоряющей притче

Моисеевой,

 

Я, позабывший благоразумие и возлюбивший безумие.

Все эти несметные благодеяния и милости

Я, неправедный, уничтожил гнусным своим поведением;

Этот Неизреченный Свет благодеяний,

Собранных вместе Твоим попечением,

 

Я развеял в вихре безумия, о Всевышний.

И хотя десницу не раз Ты протягивал мне,

Однако не склонился я,

Подобно Израилю, осужденному пророком,

И остался на самом дне,

И хотя обещал не однажды, во всем угождать Тебе,

Однако не остался верен этому обету,

А вновь стал творить то же зло,

Продолжая сплетать и умножать грехи.

 

И меня по праву теперь порицают

Богом внушенные притчи святых пророков,

Ибо Ты ожидал от меня винограда,

А вместо него я дал разрастись терниям и волчцам;

Я превратился в невкусный, горький плод

Запущенного моего сада;

Я покорился переменчивому ветру,

Что, вечно колебля, несет меня своевольно,

Как Иов блаженный14речет,

Я пошел в путь невозвратный

И на песке построил здание безрассудства своего.

Страстно желая достичь Царства жизни [небесной],

Я был обманут широкой стезею.

Заградив сам себе дорогу,

Своей волею открыл бездну погибели.

Я заткнул отверстия моих ушей,

Дабы не принять Твоего слова жизни,

Я закрыл зрячие окна души моей,

Дабы не увидеть снадобья жизни.

Я не очнулся от расслабляющей дремоты и оцепенения .

При гласе трубы, [возвещающей день] Страшного суда,

Я не стал бодрствовать, [услышав] плачевную весть

О дне избрания чрез испытание огнем.

Так никогда и не проснулся от дурмана смертоносного сна,

Что предвозвещает погибель.

Я не дал отдохновения Твоему Духу в моей телесной скинии;

Я не принял к духовному своему естеству

Части дарованной Тобой Благодати,

Своими руками уготовил я себе погибель,

Умертвив, как речено Притчесловом, душу свою живую

4

И что пользы мне составлять

Эти малые и ничтожные жалостные соразмерные и никчемные [плачи],

Коли числом своим [грехи] мои перешли все границы

и врачеванию уже не поддаются?

Но, однако, в [воле Твоей] даровать мне жизнь, душою мертвому,

Молю Тебя:

Помоги мне, душою чахлому и расслабленному,

И снизойти с милосердием, дабы посетить меня, осужденного,

И врата надежды раздвинь,

О Сын Бога Живого, Слава Тебе от всех. Аминь!

 

 

Глава 6

Слово к Богу из глубин сердца

 

Однако что же хорошего в том или какая мне польза

Продолжать ряд скорбных своих песнопений,

Если теряю я бодрость,

И нет во мне твердости,

Духу не достает, чтобы выжечь гной,

Скопившийся в моих смертельных ранах,

Раскаленным железом слов моих

Или, с отвращением засунув палец {в гортань] и вызвав

тем рвоту

Отрыгнуть бремя скопившихся в сердце недугов,

Что причиняют душе острую боль.

 

И, поскольку не достоин я оказался

Хвалиться славою в  сонме святых,

Уста коих полны славословий, а сердце — ликования,

Как сказано псалмопевцем2,

Я обращусь к чину другому — к [тем, что] подобны мне,- к нечестивцам

Упомянув их здесь,

Хотя при сопоставлении —

Даже они окажутся выше меня,

Как раскаявшийся выше пред нераскаянным.

 

Удостоился прощения Манассия4,

Чьи прегрешения были меньше, чем мои3;

В сравнении с наглым моим криводушием,

Удостоился почтения даже фарисей

В сравнении со мною, менее меня тщеславный,

Удостоился похвал и блудный сын, расточивший имение Отца;

В сравнении со мною, подлым, не сохранившем Святые Дары,

Непосвященный Озия, творящий в храме каждение,

Лучше меня, всегда и во всем беззаконного,

Удостоился благословения разбойник, распятый на Лобной Горе

Как обвинитель неверующих9;

Вымоливший на кресте спасение,

Была почтена блудница Магдалина — праматерь [всех] кающихся10.

Я же восстал против Тебя, о Создатель, с яростью не меньшей,

Нежели [ярость] скопищ иудейских;

Я тягался с Тобою не менее [упорно],

Нежели богоборцы,

И не погнушался отречься от Тебя—Творца всего сущего;

 

Не менее, нежели фараон, я ожесточил   сердце свое;

И клокочу подобно морю, возмущаемому бурей,

Я менее устрашен, стеснен и обуздан суровостью Твоего приказания

Нежели волны морские — берегом12.

Меру моих преступлений

Можно определить лишь грудой песка:

В неисчислимых скоплениях  которого  меньше  песчинок,

Нежели неправедных дел моих смертных.

 

Песку неприсуща способность приумножаться

чрез рождение.

Меж тем грехи мои преступные, без устали совокупляясь друг с другом,

День ото дня прибывают в числе —

Их невозможно запомнить.

[Вот] один [грех] с его терниями острыми,

Другой — с его отростками;

Один — с пятнами его,

Другой — с злоключениями его;

Один — с лаврами его,

Другой — с корнями его;

Один — с частями его,

Другой — с плодами его;

Один — с членами его,

Другой — с ветвями его;

Один — с побегами его,

Другой — с локтями его;

Один — с когтями его,

Другой — с пальцами его;

Один — с возбуждением его,

Другой — с могуществом его;

Один — с влиянием его,

Другой — со знаками его;

Один — с подобиями его

Другой — со следами его;

Один — с тенями его,

Другой — с мраком его;

Один — с натиском его,

Другой — с уловками его;

Один — с лукавством его,

Другой — с умыслом его;

Один — с прибежищем его,

Другой — с пределами его;

Один — с бездною его,

Другой — с мерзостью его;

Один — с молнией его,

Другой — со страстями его;

Один — с хранилищем его,

Другой – с сокровищами его;

Один –  [затягивающей] воронкой его,

Другой – с источниками его;

Один – с реками его,

Другой – раскаленными угольями его;

Один — с пожаром его,

другой — со стыдливостью его;

Один – с пучиной его,

Другой — с пропастью его;

Один — с жаром его;

другой — с затмением его;

Один — с громами его;

Другой — с каплями его;

Один — с течениями его;

Другой — с потопами его;

Один — со льдом его,

Другой — с вратами его;

Один — со стезею его,

Другой — с дорогою его13.

 

Плавильная печь и зной ее,

Пламя и языки его,

Вытапливающийся жир и смрад его,

Полынь и горечь ее,

Губитель и подчиненные его,

Насильник и тати его,

Гордец и вооруженные воины его,

Главарь разбойников и шайка его,

Зверь [хищный] и щенки его,

Кусающийся и [следы] укусов его,

Осквернитель и подобные ему.

 

Вот  эти [грехи] суть повелители и владыки,

Смутные, темные, от света ускользающие

Оскверняющие души всех [людей],

А каждый из них еще делится на подчиненные части —

Тысячи тысяч и тьмы тем.

Общее же их число может знать лишь Тот,

Кто еще не существующее зрит в нас как деяние

свершившееся.

И вот, если человек не станет лгать себе, обманывать

и притворяться

И лицемерно делать вид, что он не колеблется,

но чрез познание самого себя

Почувствует и разглядит в себе общечеловечность своего естества,

Поймет, что он земнородный, и сохранит в себе меру [совести],

Тогда очевидным станет для него

Что перечислил я не напрасно

Описанные виды прегрешений;

Что кружат в нашем естестве,

Я показал лишь часть из тьмы злокозненных деяний,

Дабы по ним судили вы о прочих.

 

 

Глава 7

Слово к Богу из глубин сердца

 

Но совсем  не хочу лишить вас надежды на спасение

И внушить чувства безоружности

Пред представленным выше

Неисчислимым множеством невидимых, противоборствующих сил,

Которые не что иное, как самопроизвольно возникающие

враги домашние,

Хотя и причиняют нам душевное утеснение и тяготы,

Как если бы с древа недосягаемого

Мы с трудом собирали плоды

Или, преодолевая трудности и страдания,

Шли по дорогам нехоженым,

 

Мы покажем противостоящих этому жестокому

многочисленному воинству

Защитников божественных и могучих, всепобеждающих

и непобедимых,

Ибо все эти полки неправедного войска искусителя

Можно уничтожить всего лишь тонкими ручейками пролитых

из очей слез

Или легчайшим вздохом скорбящего сердца, из души исходящим,

Подобно тому как многоногие пресмыкающиеся,

язвящие черви,

Что рождаются в гнили земной и,

Совокупляясь и плодясь, вновь вползают в нее —

Погибают, попав в вязкий сток масла оливы

Либо в капельки сока, роняемых кедром;

Или подобно тому как жаркий южный ветр вместе с солнцем

Заставляет растаять твердый лед,

[Так и грехи] по сходству с [червями] легко рождаются и легко погибают

И также, словно холодный лед, быстро тают.

 

2

Однако никогда не [удастся] мне предотвратить

Суда надо мною — осужденным словами горькими,

Стыда и посрамления,

Избиения камнями,

Как преступника закоренелого, которому нет искупления,

Ибо, умерщвляя в себе один из терзающих меня [грехов],

Я даю силу жить другим.

Я древо с побегами горькими,

Расцвели на нем мерзости порочного [моего] нрава.

Я лоза виноградная, вредоносная и ядовитая,

Ибо рождаю вино погибели,

Я сын бесчестия Ханаана, а не славы Иуды

Как о том говорит великий Даниил,

Я сын геенны, но не Царствия [небесного]3,

Наследник ада,

Естество мое [таит] терзания, но не покой.

Я неблагодарный пред Тобою — благодетелем,

Яростный перед Тобою — многомилостивым,

Я раб лукавый и ленивый,

Согласно укоряющему слову Господа4,

Искушенный в делании зла,

Я называю зло добром,

Согласно прорицанию Исайи5,

Проворный в злодеяниях гнусных

И немощен в добре.

 

Я усерден в том, чтобы вызвать гнев Господа,

Всегдашнее ликование ада;

И потому устрашает меня предстоящее

И держит в плену предыдущее;

Я — не помнящий благодеяний служитель, предавший Господа.

3

 

Горе мне, грешному,

Ибо прогневал я Создателя своего,

Горе мне, «сыну погибели»’,

Что забыл дар жизни!

Горе мне, должнику безнадежному,

Что не может предстать пред могучим!

Горе мне, несущему бремя тяжких грехов,

Коему нет возврата в пристань спокойную9!

 

Гope мне — тростнику, легко воспламеняющемуся,

Что будет гореть в геенне!

Горе мне, что вспоминаю это,

Ибо стрелы гнева Божьего будут палящими!

Горе безумию моему,

Ибо не вспомнил я, что явным становится тайное!12

Горе нечестивому мне,

Ибо всегда, непрестанно ткал я паутину зла! •

Горе тучному телу моему — пище червей неумирающих’)

Ибо как терпеть стану их ядовитые укусы!

Горе мне, опьяненному чашей смерти,

Как буду терпеть я муки вечные!

Горе мне, ибо, когда душа недостойная

Покинет жалкое мое тело,

Как предстанет она пред Судьею [праведным]!

Горе мне, когда иссякнет масло в светильнике,

Ибо не загорится он вновь!

Горе мне, [что буду охвачен] трепетом тоски и страха

Когда окажется заперта дверь в небесный чертог!

Горе мне, когда [услышу] глас грозный,

Вызывающие содрогание и ужас

Слова [окончательного] приговора Судьи небесного

— «Не знаю тебя»14.

 

 

 Глава 8

Слово к Богу из глубин сердца

 

Что же делать мне, погибшему, куда скрыться?

Как жить, как выбраться из темницы грехов?

Ибо многочисленны долги твои, [душа моя],

И не счесть, сколько надо вернуть их,

Суровы укоры и беспредельно осуждение,

 

Немилосердны ангелы и неподкупен судия,

Грозно судилище и нелицеприятен суд,

Ужасны угрозы и жестоко возмездие,

Страшно повеление и явно порицание;

Огненны реки и непроходимы потоки,

Кромешен мрак и непроницаем туман,

Яма полна скверны и вечно отчаяние,

Всем овладевающая преисподняя и лед,

От коего нет избавления.

 

Поистине для тебя уготованы горечь и боль всех этих терзаний

В жилище, в котором не найдешь ты спасения

от нестерпимой кары.

О я, недостойный грешник, злодей,

Блудник многопорочный,

Поле мерзости, не ведающее границ.

 

Вот плоды трудов рук твоих,

Что унаследуешь ты, [о душа моя],

Совращенная с прямого пути и отвратившаяся от чистоты,

Отчужденная от праведности и законов смирения,

Суетная, хоть и обильны богатства, дарованные

Духом Святым,

Вызвавшая ревностный гнев Вседержителя.

2.

И так как ты сам признал неисцелимость твоих ран,

Беспримерность несчастья и неизлечимость свою,

Засвидетельствовав, что [достоин] смертного приговора,

То тем самым соорудил ты себе препятствие и западню,

Из коей нельзя бежать,

О ты, злой средь добрых,

Горький средь сладких,

Разоренный средь процветающих,

Темный средь светозарных

И осуждаемый средь хвалимых,

О нечестивый средь благочестивых,

Плотоугодливый средь рассудительных,

О глупый средь мудрых,

Неблагоразумный средь благоразумных,

О ничтожный средь избранных,

Смертный средь живых,

О нечистый средь святых,

Пьяница и обжора средь воздержанных,

О лицемерный средь праведников,

Бесполезный средь полезных,

О презренный средь славных,

Жалкий средь превосходных,

О раб средь вельмож,

Низший средь высших,

Нищий средь имущих,

О недостойный средь спасенных,

Бедный средь вышних и духом богатых,

Проклятый средь благословенных.

 

 Глава 9

Слово к Богу из глубин сердца

 

Какие еще заслуженные тобою [слова] осуждения

записать мне в этом молитвенном завещании —

Книге скорбных моих песнопений,

О душа моя, жалкая и бессгыднейшая,

Безмолвная, когда надо ответить на слово,

Недостойная быть сопричастною Богу и святым?

Ибо, коль даже придам я водам’ моря свойства чернил,

А бескрайними просторами полей стану мерить ширину

Пергамента

И заросли густые тростника срежу и превращу в перья,

То и тогда даже какую-то часть

Из моих накопившихся дел неправедных

Не смогу вписать я [в эти] пределы.

Если, даже соединив все кедры ливанские,

Я превращу их в единый рычаг весов,

А на чашу праведности, что поднялась до высшей точки,

Поставлю противовесом гору Араратскую,

То и тогда чаша праведности не уравновесится,

Не сравняется с чашей грехов моих.

 

2.

Ты — словно древо с ветвями толстыми,

ввысь устремленными,

Многолиственное, но бесплодное,

Поистине схожее с той смоковницей,

Что засохла, Богом проклятая3.

Ибо, хотя внешне прекрасное,

Кудрявой листвой, словно венцом, украшенное,

Ты издали кажешься [людям] желанным,

Однако, когда подойдет Сажатель,

Чтобы срезать [плоды], которых взалкал Он,

То обнаружит, что нет плодов на тебе

И безобразно ты в красоте своей,

Что для зрящих тебя ты — предмет насмешек,

А для осуждающих — поношение.

 

Если древо густолиственное, но лишенное плодов

и мертвое,

Подобие слабое застигнутого врасплох грешника

Было предано проклятию,

Коли земля, орошаемая росою и не дающая сторицей землепашцу

За труды, вложенные им в нее,

Бывает заброшена и позабыта4,

Можешь ли ты, о душа моя злосчастная,

Не претерпеть той же кары,

Что и [смоковница] в древности, как сказано в притче,

Если ты — обиталище разума и живое растение

Не плодоносишь во время положенное?

Ведь взвалила на себя ты всю полноту бремени’

Дел суетных, древних и придуманных заново,

Ненавистных и мерзких для Бога —Творца твоего,

Начиная от первого человека и до скончания его поколений!

 

 

И поэтому поставил я тебя, о душа моя бесплодная,

Как мишень пред внутренним взором моим,

И меча в нее булыжники слов своих,

Я как зверя дикого, неукротимого,

Стану безжалостно избивать тебя камнями.

И хотя не доведется мне назваться праведным,

Однако в начале своего ответа,

Как сказано было мудрецом,

Начну сражаться я добровольно

С самим собою, как с врагом ненавистным.

 

И, исповедуя сокровенные тайны,

Что волнуют мысли мои,

Как уже свершившиеся деяния греховные,

Я представлю Тебе их, о мой Бог и Господь,

Ибо какою мерою буду мерить я прегрешения моей души,

Такою [мерою] отмерится мне из Твоего неисчерпаемого

милосердия,

И благодать, полученная от  Тебя,

Во много раз [превзойдет] величайшие мои грехи.

 

Сколь неисцельнее и мучительнее будут снедающие меня язвы и раны,

Тем больше засияет прославляемое чудесное

искусство Твое,

О небесный Целитель,

Сколь более множиться будут мои долги,

Столь превозносимее будет всегда Твоя щедрость,

О Заимодавец,

Как сказано в благословенной” притче Твоей’,

 

Ибо от Тебя спасение и от Тебя искупление,

Десницей своею Ты обновляешь

И перстом Своим направляешь,

Волей Своею освобождаешь,

И милосердием Своим оправдываешь

Взором Своим освещаешь

И лицом Своим радуешь,

Душою Своею благодетельствуешь

И миропомазанием Своим утешаешь,

Росой благодати Своей ободряешь.

Ты даруешь облегчение

И предаешь забвению отчаяние,

Ты рассеиваешь мрак горя

И скорбный плач обращаешь в смех.

Тебе подобают благословения и хвалы в горних небесах

И от всех предыдущих поколений, и нас и потомков наших.

Во веки вечные. Аминь!

 

 

 

 

Глава 10

Слово к Богу из глубин сердца

 

Поскольку исступленное покаяние,

Как и необузданное грешение,

Равно к погибели ведут,

То хотя разнородны они и несхожи между собой,

Однако, сопоставляя суть’ каждого из них друг с другом,

Видишь, что оба они порождают отчаяние,

Ибо при первом полностью тонешь в скорби глубокой

И сомневаешься в силе длани Господней,

При втором же, уподобившись взбесившейся неразумной скотине четвероногой,

Обрываешь нить надежды.

Посему, неизменно потворствуя первому,

Радуется всегда сатана,

Вторым же, как пищей кровавой,

Утучняется он, словно зверь прожорливый с адской утробой.

 

2.

И вот, исхлестанный, побитый многокарающим бичем

И дошедший до брега смерти,

Я, обретя вновь слабое дыхание и оживившись душой,

Утешился, набрался сил,

Восстал из бездны неотвратимой гибели,

Поддержанный дланью милосердного ко всем Христа,

Опять уповаю

Что удастся получить мне, грешному, порочному и мертвому,

Плоды спасения и исцеления

От благодетельного Отца небесного.

И этими молитвенными скорбными песнями

Я воздвигну обитель веры,

 

Ибо и в древности некто2, вооруженный ею,

Переселился немедля в бессмертную жизнь небесную:

Приняв лекарство покаяния в грехах,

Он ценою3 раскаянья и веры

Получил свидетельство нетленности своей уже в этой жизни

 

Да станут примером для меня

Те, о которых упоминает апостол4,

Которые еще [здесь], на земле, утесненные силой неправды

«Среди поношений и скорбей» служили позорищем

[для других]’.

Веруя в грядущее небесное упование

Не дрогнули, не отступили от веры

И вечною обогатились славой.

 

Ибо и тот, кто смертный грех совершил,

И тот, кто заключен в узилище злых духов,

И тот, кто погружен в пучину зла, —

У всех есть неложная надежда на спасение жизни,

На то, что снова обретут чрез нее

Очищение от грехов,

Словно бы должник слезами очей своих

Вновь стал по милосердию Вседержителя

Плодоносящей землею, предивно цветущей,

Что принесена в жертву Духу Божьему1‘,

 

Вспомним здесь также целительные

И внушающие надежду слова Господа:

«Все возможно верующему»8.

Это исповедание Слова9 окажется первой и главной

Средь добродетелей, Богу угодных и избранных,

Если станем исследовать здесь меру достоинств их,

Ею лишь облачившись, войдем мы в Святая Святых.

Даже Господь — [Бог] славы,

Творя деяния чудные,

Прежде чем явить нам Свое чудодейственное могущество,

Потребовал в спутники Своему благодеянию нашу веру,

 

И поскольку она непосредственно обращена к Богу,

И неразрывна с надеждою и любовью,

То обладает достаточным могуществом

Сама по себе даровать жизнь заново,

 

Излечилась страждущая,

Уверовав и Господа возлюбя,

И свидетельствовали благословенные уста Божьи,

«Вера твоя спасла тебя».

 

Вера – зрение просветленного

Ясность видения и совершенная мудрость,

Близость к Богу и познание Всевышнего

Суть удел веры — с Господом единение, —

Что пребудет вечно непогрешимой и беспредельной,

Разделяя славу с любовью и надеждою.

 

Ибо, если вера величиной с малое семечко —

зерно горчичное —

Может смело перемещать громады гор в глубины моря”,

То поистине мы эту веру приняли как впереди ходящего проводника по жизни

Как неколебимое богопочитание.

Вместе с любовью и надеждою

Удостоенная имени восхваляемой Троицы

Вера видит очами духовными без колебаний ожидаемое

и невидимое ‘.

 

Если эти три разные [по естеству] добродетели,

Являющие собою отсвет Троицы Пресвятой

Тырассмотришь в одном, едином Таинстве,

То премного возвысишься ими в Боге,

И еще на земной дороге,

Твоим духовным очам откроется

Это Трисиянное Таинство.

Ибо если уверуешь в Него, то полюбишь

А тем обретешь ты надежду на невидимые дары Его.

Слава ему вечная. Аминь!

 

Глава II

Слово к Богу из глубин сердца

 

И вот я — последний из верующих,

Лишенный благодеяния,

Обращаясь мысленным взором

К первоначальному сотворению меня из небытия

Рукою Создателя,

Верую с упованием, что Иисус Христос

Может сделать, что пожелает,

Всесильна рука Творца моего.

 

И подобно тому как, наставленный Павлом’ и поучаемый

Давидом2,

Я видел это и прежде и это же говорил,

Так и теперь верю, что живые молитвы их

Помогут мне верою познать Его,

«И силу Воскресения Его»,

Согласно апостолу,

«И участие в страданиях Его»3,

И все рассказанное вослед

Впитает душа моя

Познает промысел истинный

 

С упованием этим связана

Подлинная вера в новое обращение

От грехов к их очищению,

От злодеяния к праведности,

От нечестивости к святости,

От неискупимого долга смертных грехов

К блаженству без осуждения

И от рабских оков к небесной свободе.

 

Поистине, не прекраснее ли, слов и мыслей,

Очищенное, милостью Бога,

От густого4 мрака сомнений сердце грешника,

В котором он, делая вид, что смеется,

При этом рыдает с раскаянием!

И даже если низвергнется вновь он тяжестью новых грехов

С прекрасной горной выси святости

В губительную пучину бездонной пропасти

Сорвется в кромешную бездну отчаянья,

В ней тогда сохранятся, словно искорка света,

Самая малость, крупица надежды на близкое спасение жизни,

 

Вот так же –зримо и явственно –

Живет отраженье светлой звезды

В глубоких колодцах, в которых ни капли воды,

Вот почему, совершенно отчаявшийся,

И лишившийся упования на благо, грешник,

Которого покинула уверенность в обретении благодати,

Может надеяться снова, в другой раз,

Достигнуть первоначально дарованных украшений славы.

Ибо эта искра надежды, что воздействует на сердце

грешника,

Вложена в него свыше Богом,

И не гибнет, не гаснет ни от чего

Благовествовуя о всемогущей силе Создателя.

Сей ладан, Бог обоняет с большим благоволением,

Нежели запах всех благовонных [масел]

Или смеси, составленной некогда из измельченных

душистых веществ

Для служения в скинии

Символ душ, сокрушенных раскаянием.

Вот почему спросил Спаситель слепых:

«Веруете ли, что я могу это сделать?»8

И даровал глазам их свет9

Лишь после того, как получил   залог их веры.

Что может быть для нас, живых, безнадежнее,

Чем попытка воскресить из мертвых

Человека, «что уже четыре дня был в гробе»10,

Однако жены”, вооружились верою,

И пав к ногам Создателя,

Увидели тотчас зрелище славы Божией

В воскресении их брата.

 

2

Еще здесь, в посюсторонней жизни,

Сохраняется неизменною благодать Божья

Даже после [свершения] грехов,

Чему есть могущественные свидетели:

Это прежде всего Енох,

Следом Аарон,

После него Давид

И еще Петр,

С ними и младший Елеазар,

Который, обретя милость великого Бога,

Стал тем самым свидетелем ее для старших’ ,

 

Вспомним здесь притчу о блудном сыне’

А также блудницу, что удостоилась похвал Бога19,

И мытаря, что упомянут был Благодетелем,

И Блаженного разбойника, что при последнем дыхании

Получил венец благодаря вере,

Даже тех, что причастны были

К неискупимому греху убиения Создателя’2,

А с  ними и главного средь избранных —

Павла,

Который некогда был Савлом – главою неправедных23.

 

Иные средь них пали, зная закон,

И снова встали,

Превзойдя тысячекратно набожно живших в древнем законе24

Что же до того, кто, прежде чем дан был закон Божий

Следовал древним обычаям отеческим,

То более всех был он близок

К заповедям Первоотца вероучения,

И, признав грех первого человека за свой грех

И своими страданиями тяжкими заплатив за него,

Он не только прощен был и предан затем земле,

Но, измученным телом отважно смерть победив,

Он перенесен был на небо,

Став провозвестником дарованной людям жизни вечной.

 

Иные, что не вошли еще в пору зрелости, долго жили во зле,

Однако по исполнении срока их лет,

Отошли от злотворства

И вместо того чтобы быть низвергнутыми с места высокого,

Они из полной тяжких бед жизни земной

Были вознесены на свод небесный.

 

И если вера в искупление грехов

Стала в давние те времена столь могуча,

Что даже бренную нашу плоть превращала в злато

Исконно преступную в твердыню святую,

И, запечатлев в наших душах

Царственный образ божьей благодати,

Сделала наше [склонное] подчиняться козням [сатаны]

естество

Неустрашимым, крепким [в вере] и побеждающим,

То сколь большую надежду внушает ныне

Свет явный, не скрытый завесой иль покрывалом,

Явленный Господом нашим Христом —

Ходатаем миротворствующим и небесным28,

Заступником нашим живым и вечным.

 

Вот почему в нас твердо остается

Слово Господа — сей «завет мира» и печать утверждения,

Как речет пророк29.

Вот следуя сему справедливейшему установлению,

Непреложному правилу и богоданному закону,

Я лобызаю устами веры образ Слова сего

И уповаю на благодать славы,

Ибо поистине, если «Бог оправдает нас»,

«Кто будет обвинять?», согласно твердому слову апостола

3

Уповая на эту истину ясно31 написанную,

Я, поверженный, остаюсь стоять,

Я, сраженный, оказываюсь победителем,

Я, заблудший, [возвращаюсь] к животворному обращению,

Я, злодей несчастнейший, — к надежде,

Я на смерть обреченный, — к жизни,

Я скверне преданный, — к благодати,

Я прельщенный делами адскими, — к свету,

Я в пристрастии к земному живущий по-скотски, — к небу,

Я вновь соблазненный, — к повторному спасению,

Я связанный грехами, — к обещанному покою,

Я одержимый неисцелимыми ранами, — к елею бессмертия,

Я дико упорствующий, — к узде умиротворения,

Я беглец скитающийся, — к призыву [Божьему],

Я гордец дерзкий, — к покорности,

Я противник злоречивый, — к прощению

 

И все это милостью Иисуса Христа

И Отца Его могучего и неизреченного,

И именем и благотворящею волею Духа Святого истинного,

Коих благословенной и Единосущной Божественности

Принадлежат могущество и царство,

Величие и слава вечная. Аминь!

 

 Глава 12

Слово к Богу из глубин сердца

 

В отчаянии полном, словами раскаяния безнадежного

Я постоянно осуждал себя

И тяжкой плетью сомнений избил себя до смерти,

Но ныне, обратив свой взор к надежде,

Я отважусь просить, молить о помощи

Святую Троицу.

 

И действительно, славя и исповедуя Бога,

Создателя всех,

И призывая голосом смиренным

Грозное имя милостивого Благодетеля,

Я — мертвый — тотчас к жизни вернусь непременно,

Согласно предвозвещению пророка:

«Всякий, кто призовет имя Господа, спасется»2.

Я же не только призываю, но прежде верю в .величие Его.

И знаю: лишь в Нем подлинна жизнь и дыхание истинно

И нет без Него движения и развития.

 

 

И не узлом надежды связан я [с Ним],

Но узами любви.

Не даров, но дарителя алчу я вечно.

Не славы хочу, а лобызания прославляемого,

Не стремлением к жизни горю постоянно,

 

Но воспоминанием о Животворителе,

Не вздыхаю от желания познать грядущую радость,

Но жажда к уготовившему ее исторгает

Из глубин сердца4 [моего] рыдания;

Не покоя ищу,

Но молю о [лицезрении] лика Успокоителя;

Не [заботой] о свадебном пиршестве,

Но тоскою о Женихе я снедаем,

Благодаря могуществу Коего

Я, обремененный вышеописанными прегрешениями,

Надеюсь без страха и уповаю без сомнений,

Что, вверив себя длани Всесильного,

Достигну не только искупления [грехов],

Но смогу узреть и Его Самого

В Его милосердии, благости и небесном наследии,

Хотя и достоин я отлучения.

 

2

И вот, с головою, склоненною от смущения и стыда,

[Пером своим], что станет орудием речи

Вместо обеих умолкших,

По заслугам запертых на замок моих губ,

Неспособных заставить робкий язык шевельнуться,

Я превращу горестные стенания

В скорбные молитвенные песнопения,

Обращенные к небесам.

3

Прими благосклонно, Господи-Боже могущественный,

Мои мольбы — [мольбы] огорчающего,

Приблизься с состраданием ко мне, чье лицо красно от стыда,

Рассей, о Щедрый, постыдную грусть мою,

Сними с меня, о Милостивый, непереносимую тяжесть’,

Отстрани от меня, о Всеискусный, опасные привычки мои,

Разгони, о Побеждающий, соблазны дикие,

Развей6, о Всевышний, туман искусителя,

Помешай, о Избавитель, наступлению губителя на меня,

Расточи, о Тайновидец, злые ухищрения ловца [душ],

Сокруши, о Неизреченный, воителя,

 

Ознаменуй именем Твоим, [о Боже],

Окно8 на кровле моего дома,

Огради десницей Твоей своды9 храма моего,

Очерти кровью Твоей10 порог  мой,

Запечатлей знамение Твое

На пути моем — пути молящего,

Укрепи десницей Твоей ложе упокоения моего,

Очисти покрывало постели моей от козней [опасных],

Сохрани волею Твоей измученную мою душу,

Сделай невредимым  дыхание, что даровал Ты моему телу,

Расположи вкруг меня сонм воинства Твоего небесного,

Поставив [его] обороняться против скопища злых духов.

Мольбами и заступничеством Пресвятой Богородицы

И всех избранных Твоих

Даруй радостный покой этой ночью глубокой

Моему сну, подобному смерти,

Прикрой окна очей моих,

Которые суть орудия познания,

Сомкнув их безмятежным сном

И неизгладимостью упования на Тебя,

Неуязвимо защити от смятения и беспокойства,

Мирских забот, бредовых сновидений и призраков пустых.

И вновь когда, очнувшись от тяжкого сна

Неусыпным,

Обновленным   и бодрым,

Предстану я перед Тобою,

О Всемогущий царь неизреченной славы,

То вознесу к Тебе, на небеса,

Эти благоухающие верой, словно жасмин молитвенные песнопения,

Распевая их вместе с сонмом небесным,

Что величают Тебя.

Ибо Ты прославляем всеми творениями во веки веков. Аминь!

 

Глава 13

Слово к Богу из глубин сердца

 

Боже благодетельный, могущественный и страшный,

Отец [наш], по милости дарованной [нам Тобою],

Поэтому даже имя Твое, о Великий,

Благовествующее нам о Твоем милосердии и близости,

Сладостно для [людей] жестоких и неблагодарных;

С Тобою и Сын Твой, подобный Тебе,

С дланью могущественной, как Твоя,

Грозный властью вечной Своей,

Вознесенный созидающим [естеством] Твоим;

И  Дух Твой Святой и Истинный,

Что истекает из Тебя неиссякаемо,

Подлинное естество бытия,

Сущность вечная, равная Тебе во всем,

По власти разделяющая славу Сына Твоего,

 

Три ипостаси — все неизреченные,

Различаемые, как лица по своим особенностям,

Но единосущные по своей природе Божественной,

Несмешиваемые, но и нераздельные,

Единые волею и союзом,

Ни у Одного нет над Другим преимущества,

И ни на мгновение не бывает Один ниже Другого,

Но как причина небесной любви

Явление которой свершилось в нас —

Света без тени,

Единым венцом славословия

Величаемы вечно Они.

 

И поскольку громогласное признание

Этого трижды прославляемого исповедания

Скала веры Петр признал достойным блаженства,

То пусть и душу мою — [душу], осужденного грехами,

Оправдает он и на волю выпустит

Благоповелительным одобрением Твоим,

Которым ищешь меня, пленного.

Все – Твое, и дары суть Твои, и милосердие Твое,

Однако славишься Ты не столько дарами, сколь милосердием,

Ибо второе умножает Твою славу,

Первые же награда для трудолюбцев:

Дары — это воздаяние праведникам,

А милосердие — благодеяние для меня, нечестивца.

 

2

Не дай преимущества людским делам

Над благодеяниями Твоими, о Боже милостивый,

Хотя бы и превосходили они

Обычные возможности нашей неустойчивой природы,

Но при Твоем побеждающем долготерпении

Да окажутся ничтожными дела земнородных

В сравнении с Тобой.

Ибо, когда явился свет Твоей праведности,

Что познакомил с истиной Нового завета,

Тот, кто кичился, уповая на чистоту своих законов, —

Израиль, покинутый в крайнем убожестве, —

Оказался более нуждающимся в сострадании [Твоем],

Нежели самые жалкие отверженные.

И так как все для Тебя, о Благодетель, возможно,

Внемли воплю молитвенных моих стенаний,

Коими призываю Тебя;

Смилуйся, оживи и окажи благосклонность,

Ибо суть Твои долготерпение, кротость,

Спасение, искупление и слава от всех народов,

Живших в веках. Аминь!

 

 Глава 14

Слово к Богу из глубин сердца

 

Молю Тебя, о Света Луч, Небесный царь,

Тебя неизглаголанно восхваляемого,

Неизреченного Сына Бога великого,

Приблизься вновь ко мне,

О Всевышний, Благий, Прибежище жизни,

Приклони ухо к новым, слабым голосом [спетым],

Молитвенным стенаниям моим — стенаниям раненого.

2.

Нигде не  написано,

Что [человек], разбойниками изувеченный,

Обратился с просьбой к Тебе,

Ибо от тяжких ран изнемог;

Не испустил молящего вопля,

Ибо стал он безгласен;

Движениями пальцев своих не дал знать он о злой беде

Тебе, всевидящему,

Ибо был он повержен;

И не устремил на тебя скорбных очей, полных слез2,

Ибо ослеп от слез, ведь достоин был осуждения;

И не смягчил он волю Твою, о Милосердный,

Чрез заповедное слово Заступника,

Ибо был он беспомощен;

И не подвиг Твое сердце к жалости, о Сострадающий,

Представив одежду свою,

Окрашенную кровью поверженного его тела,

Ибо не имел он надежды;

И не пытался он твердо идти на коленях, как на ногах,

Ибо не мог он стоять.

И оставаясь живым,

По сути не был живым!

 

Для живого быть полумертвым —

Это немногим лучше, чем быть мертвым,

Однако же Ты не позволил его добить,

Как не даешь и меня погубить,

Хотя я, наставленный словом Твоим,

Облагодетельствованный милостью Твоей

И украшенный славой Твоей,

Не только не перестал идти наперекор Тебе,

Но дерзким мятежом увеличил собою число врагов,

Сговорился с ними,

Объединился с ненавидящими Тебя3.

3.

Но ты, о Многодарующий и благодетельный,

Незлобивый и животворящий,

Ты не только в памяти не сохранил дела злотворца,

Но даже ни единым словом не укорил меня,

Ты не нанес удара павшему,

Но, с жалостью подойдя к нему,

Явил о нем безмерную заботу.

Ты не спешил приблизиться к раненому,

Дабы повергнуть его,

Подобно священникам4,

Которые, согласно слабому закону Аарона,

Могущественному лишь в «служении осуждения»”,

Карали проклятиями и камневанием;

В отличие от Предтечи из рода Левии,

Который, находясь меж концом старого и началом нового

Призывал’ к покаянию, но не видел еще благодати],

И силы духовного возрождения.

 

Ты призрел на несчастье раненого,

Дабы не случилось, что он,

Устрашенный примером секиры,

Срубающей [древо] под корень8,

Увидел в Тебе «служение осуждения»

И умер прежде предстоящих [Тебе] мучительных страстей

Ибо во всем Ты ценишь не букву, но дух,

И чтобы он не потух,

Его раздуваешь из искорки еле заметной

Епанчой Своей плоти, смешанной с нашим естеством,

Став сопричастным сирийским язычникам, —

Что именовались «блюстителями»10,

Ибо, получив закон от иудеев,

Они соблюли его в целости,

Тогда как те забыли о нем, —

Ты предначертал весть освобождения иноплеменникам

И, простерши руку, божественной силой Своей нетленности

Восставил смертельно согрешившего первочеловека

с его поколениями

 

Сердце скорбящего Ты утешил, и изнемогшего — укрепил,

И однажды погибшего вновь оправдал [к жизни] 2,

Святостью животворной купели и светом чаши” исполнил,

Преобразил вновь Хлебом небесным —

Божественным Телом Твоим.

 

Чрез попечительство сонма блаженных избранников Споспешествовал, приласкал и защитил;

В предводители дав медленно бредущий скот,

Ты уберег нас от страданий и довел до обиталища света.

При двойном посредничестве жизнь дарующих

Заветов — Ветхого и второго — [Нового] —

Ты исцелил нас человеколюбиво,

Как некогда во времена Моисея,

Подобно орлу, распростершему крылья15,

Принял [Израиль] Ты и повел его

В тихий покой земли обетованной,

Приказав предводителям

Питать его пищею слова [Божьего].

4.

Ты, кто свет беспредельной своей доброты

Чудесно явил во всем

И отнял у [сатаны], наславшего змия,

Сокровище – душу Адама,

Вернув себе имущество, принадлежащее Тебе,

Оживи и меня, очисти от долга грехов,

Ты, что жалуешь безвозмездно и нежданно,

Даруй и мне вместе с ними искупление и исцеление,

О Милостивый, Могущественный, Неисповедимый,

Нетленный, Страшный, Благословенный

Всегда и во веки вечные. Аминь!

 

 Глава 15

Слово к Богу из глубин сердца

 

Вновь вернувшись к тем же стенаниям скорбящего сердца,

Возносимых мною к Тебе песнопением этим,

Облеченные тем же слогом, тем же звучанием,

Я душой, совершенно измученною сомнениями,

Обращаюсь к Твоему состраданию, о всем Дарующий,

Как заживо умерший молю Тебя, Бога бессмертного;

Но, признавая рядом со славой Твоей мою низость

И рядом со злом моим Твою доброту,

Я — клятвопреступник, забывший обет,

Скорей побежден, нежели исцелен,

И скорей устыжен, нежели ободрен.

2.

Подобно овце неразумной, самой безумной в стаде,

О презренном примере коей говорится в притче второй2,

И я, заблудший, бродил в безлюдных горах

Со злонравными духами средь идолов диких3;

Держась вдалеке от маленькой паствы [верующих],

Я не имел языка, коим рассказал бы о скорби и бедах моих,

Ни подвижной руки, говорящей как у немого,

Но все-таки, зов мой невнятный услышав

Один только Ты,

Восхваляемый от начала времен и до ныне родившихся,

С любовью пресветлой искал меня грешного

И не только нашел, о чудеса Творящий,

Но неисповедимой благостью Твоей любви

Поднял на животворное Свое плечо и назвался пастырем

И причислил к небесному воинству

В наследии Отчем Твоем.

 

О могущественный Животворец, Попечитель благословенный

Милостивый в сострадании Своем,

Если Ты принял их ,

По немоте своей неспособных молить, —

Один из которых был замучен до смерти,

Другая ж, по неразумению животного, обреченная

на скитания,

Блуждала в безлюдных местах,

Вопия гласом блеющим,

Ничего не значащим и безобразным, —

И божественным Твоим благопопечением

Показал удивляющее весь мир сочувствие

К великому несчастью духов злобы,

Яви ныне вновь глубину Твоего милосердия

И [даруй] поток щедрот Твоих также мне,

Неправедностью превзошедшего тех, что описаны

выше в примерах,

Мне, что заслуживаю многообразной смерти,

Мне, что по горькости вкуса своего

Не могу соединиться со сладостью Твоей доброты,

Моим членам, достойным отсечения,

Моей душе израненной,

Полностью пораженной всеистребляющим недугом,

Мне, уподобившемуся неразумным животным6,

Мне, отчуждившемуся от близости мудрых,

Мне, что несхож с себе подобными;

 

Если бы нашелся [такой] образец, я сказал бы,

Если бы кто был похож на меня, я рассказал бы,

Если бы кто был одинаков со мною, я поведал бы,

Если бы кто был равен мне, я написал бы,

Если бы кто так же поступал, я свидетельствовал бы,

Если бы пример был, [мне подобный], я уведомил бы,

Если в прошлом — утешился бы,

Если в настоящем — надеялся,

Но поелику я [по греховности] превзошел все примеры

И далек от сходства [с кем бы то ни было],

То один только Ты можешь очистить меня от грехов,

Исцелитель и чудотворец,

Ты кто возвращает к жизни всех мертвых

И обновляет всю вселенную.

 

Коли согласно прозрению святого сердца Давида блаженного,

«Беззакония превысили голову,

Как тяжелое бремя отяготили»7 греховные преступления,

То совершенные мной прегрешения

Превосходят обилие, как море разлившихся,

Все поглотивших и уничтоживших, вод потопа

И покрыли вершины гор,

Но пусть, как во времена Ноя,

Подует сладостный Твой ветер8,

Что обладает могуществом плавить горы

И иссушать бурлящие волной водоемы,

И [уничтожит] мои преступления, губящие землю,

И круто вздымающиеся горы моих грехов.

 

Кратким и властным словом Своим

Ты, Всесильный и Всемогущий,

Укажи мне путь ко спасению

Где могу обрести прощение,

Мне, который, по слову пророка,

Долго «влек на себе беззаконие»9,

И, простив мне мою непокорность,

Долготерпеливый, Милосердный, Благословенный,

Даруй мне полное отпущение,

Подлинно облагодетельствуй,

Вовсе отмени тяжкие и неоплатные мои долги,

Сердце Твое не гневливо

И не вспыхивает никогда яростью,

Несвойственно Тебе вероломство,

И нет в Тебе и следа мрачности,

Ибо воля Твоя — [источник] жизни и света,

И не Ты сотворил смерть,

И не возрадует Тебя гибель человека,

Как речено Давидом и Соломоном10.

 

В законах благого Завета Твоего

Ты людям положил великое условие

Не воздавать злом за зло, а прощать греховные долги

«До семижды семидесяти раз» на день.

И это слово Ты сказал нам,

Всегда имеющим по своей природе

Несчетные тьмы вновь обновляющихся,

Врожденных пятен порока,

Которые согласно законам [плоти]

Возникают на поле нашего естества,

Рождающего разных видов тернии

Согласно Твоему правдивому свидетельству:

«Помышление сердца человеческого — зло от юности его»13.

И даже совершенный чистотой своей,

«Слово жизни» Твоей евангелист Иоанн,

Обладая общим для всех естеством,

Подтвердил слово истины Твоей,

Что вполне справедливо и для лжи моей.

«Если говорим, что мы не согрешили, — сказал он, —

То представляем Его лживым»14.

И вот совершенно слово Твое достохвальное,

Неоскудевающее в истинности  Своей,

Пред моим заблуждением и неправедностью жестокой.

Посему пощади меня, сострадая, о Источник, сладостный

на вкус,

Один лишь Ты благословляем всеми в веках. Аминь!

 

 Глава 16

Слово к Богу из глубин сердца

 

 

Днесь только Ты один, Боже небесный, Вышний,

Благодетельный,

Твое могущество, Твое помилование, Твое исцеление,

Твоя щедрость и Твои милости,

Только твои дары добровольные,

Твоя защита и Твое заступничество;

Твоя изобретательность непостижима, и промысл Твой

сокровенен:

Твои меры неизмеримы: Ты начало и Ты конец.

И никогда не затемняется свет милосердия Твоего

Тьмою гнева сердечного,

Ибо Ты, будучи превыше мысли,

Даже в малой степени неподвластен пороку,

Образ необъятный, вне измерения количественного,

Слава, распространенная безгранично,

Полнота’ могущества, не вмещающегося в пределы стихий,

Бескрайность незамыкающегося пространства,

Неиссякаемость благодетельного сострадания.

 

Ты «претворяешь смертную тень в ясное утро»,

Как речет пророк2,

Ибо добровольно спустился в глубины преисподней —

в узилище тюрьмы,

Где даже для молитв была замкнута дверь,

И, овладев душами, что были собраны и заключены в ней,

Повелевающим мечом победоносного слова своего

Рассек узы погибельной смерти и рассеял страх  греха3.

 

Так обратись же ко мне и вызволи,

Томящемуся в полной грязи глубокой яме4 темницы,

В оковах греха,

Пронзенному язвящим острием стрелы сатаны.

 

Ты, Господь, — Благодетель всего,

Ты один есть свет во тьме,

О Сокровище благословенное,

Милосердный, Благий и Сострадательный,

Невыразимый, неисповедимый и неизреченный,

«Всемогущий» — по святому слову Иакова5,

Легкая осуществимость всего неосуществимого,

Пламя, пожирающее хворост грехов,

Всепроникающий жгучий луч великого таинства6,

Вспомни меня, о Благословенный,

Не справедливым судом Твоим, но милосердием,

Не ради воздаяния, но для прощения,

Не ради истины, но по кротости.

Если станешь взвешивать тяжесть грехов моих,

Сделай это по милосердию Твоему, но не по справедливости,

Ибо для меры первого они очень легки,

В отношении же к последней слишком тяжелы.

3.

Так подойди же ко мне, о Благосклонный,

Как некогда приблизился ты исцелить ухо того

Кто возмутился против Тебя7.

Заслони меня, грешного, от тревожащего меня ветра смерти,

Дабы успокоился на мне всевластный Дух мира Твоего.

Слава Тебе от всех во веки вечные. Аминь!

 

 

Глава 17

Слово к Богу из глубин сердца

 

Днесь молю Тебя, о защитник и чаяние пораженных горем

скорбящих душ,

Что терзаются жестокими и тяжкими муками,

Не умножай горестей моих — [горестей] стенающего,

Не уязвляй меня — раненого,

Не карай меня — наказанного,

Не мучай меня — истерзанного,

Не секи меня — побитого,

Не повергай меня — павшего,

Не губи меня — совратившегося,

Не отвергай меня — удалившегося,

Не отлучай меня — гонимого,

Не стыди меня — бесчестного,

Не укоряй меня — содрогающегося,

Не сокрушай меня — сломленного,

Не смущай меня — встревоженного,

Не волнуй меня — неспокойного,

Не сотрясай меня — колеблемого,

Не повергай в смятение меня — захваченного бурей,

Не обдирай кожи с меня — растерзанного,

Не дави меня — разбитого,

Не грызи меня — искусанного,

Не ослепляй меня — помраченного,

Не ужасай меня — устрашенного,

Не опаляй огнем меня — обожженного,

Не убивай меня — недужного,

Не обременяй тяготами меня — немощного,

Не утяжеляй ярма на согбенной спине моей,

Не усугубляй горечи скорбных моих стенаний,

Не будь суров ко мне — праху,

Не будь жесток ко мне — пеплу,

Не будь строг ко мне — сотворенному,

Не будь грозен со мною — пылью.

Не сражайся Ты, Великий, со мною — малым,

Ты, свет, со мною — земным,

Ты — по естеству своему добрый,

Со мною — по природе своей греховным,

Ты — лоза благословенная, со мною — плодом проклятия,

Ты — сладость истинная, со мною — горечью совершенной,

Ты — неизменно величаемый, со мною — презренным,

Ты — просфора жизни, со мною — закваской глиняной,

Ты – Господь господ, со мною — илом земным,

Ты –  неиссякающее изобилие, со мною — неимущим рабом,

Ты _ неотъемлемое богатство, со мною — бесприютным                                         страдальцем,

Ты_ неоскудевающая благость, со мною — наибеднейшим

Нищим

.

Однако кто же, дождавшись утренней зари,

Побоится, что снова стемнеет,

Или [оказавшись] рядом с жизнью, [убоится] смерти,

Или, будучи освобожден, — обвинения,

Или, будучи прощен, — осуждения,

Или, будучи спасен, — предательства,

Или, будучи возрожден, — уничтожения,

Или, будучи благословен, — отлучения,

Или, будучи исцелен, — ранения,

Или, будучи обогащен, — оскудения,

Или при изобилии хлеба — голода,

Или при полноводных реках — жажды,

Или [обретя] материнскую ласку, — вероломства,

Или опекаемый десницей Божьей, — несправедливости’.

2.

Вместе с тем, чье тело было жестоко поражено проказой,

душою истерзанной молю Тебя:

«Господи! Если хочешь, можешь меня очистить»2,

Вместе со слепцами, что мучаются, ощупью [бродя] во тьме

вечной,

И я кричу гласом жалобным,

Но Тебя называю не Сыном Давидовым,

А Божественную по природе, сущность Твою исповедую;

И зову Тебя Рабби — этим званием вардапетов*,

Которое содержит в себе знание истины, —

И верую, что Ты Господь неба и земли.

И уповаю —  не только прикосновением протянутой

К Тебе руки,

Когда Ты близко,

О сострадательный Боже,

Но и, будучи отдален большим расстоянием,

Что силой слова Твоего я исцелюсь.

Я не делаю различения меж возможностью и милосердием,

Ибо желаешь, как Милостивый, и можешь, как Творец.

Скажи только слово Свое, и я выздоровею5.

К вере сотника5 приобщаюсь и я ,

И верую, что не только на расстоянии близком,

Словно бы из дома в дом,

Ты можешь дать воскресение и исцеление,

Но, даже восседая в вышних небесах,

Внизу, на земле, Ты всесовершенно творишь чудеса,

За которые мне нечем воздать.

 

Прости и мне, как решил Своим приговором           ‘

Простить грешнице пятьсот динариев*

За прием, [оказанный ею Тебе],

О Боже милостивый и Господь благий.

Чем чаще будешь дарить, тем боле славиться будешь

И, давая много, в той же мере будешь любим.

Чем боле будешь сострадать, тем более

Ты будешь восхваляем.

Будучи Владыкой всего, Ты равными [себе считаешь] нас,

И, обладая всем, Ты предаешь себя [за грехи] наши,

За неизреченные дары Свои Ты [довольствуешься] нашим

воздаянием;

Вместо нашей земной [жизни] Ты достойной [полагаешь]

вечную,

Но, почитая великими наши [дела], Ты хвалишься ими

в горних,

И малая слава при малых деяниях не огорчает Тебя,

Окажи же такое милосердие и мне —

Мне, чьи прегрешения несчетны,

Дабы в похвальные речи о Твоих благодеяниях и щедростях,

В их число была включена и любовь8.

Слава Тебе от всех. Аминь!

 

 

 Глава 18

Слово к Богу из глубин сердца

 

Могу ли я, порождение греха, чадо смертельных мук родовых.

За один день возместить

Ущерб поистине невозместимый.

Не от меры скудости человеческой мысли я прошу у Тебя

прощения.

А от того, что неиссякаемо Твое изобилие молю о человеколюбии,

О Иисус Христос, наш Спаситель,

Я, которого прежде не было, но Ты создал,

Нe пришел еще на белый свет, но Ты увидел,

Не изъяснился еще, но Ты сжалился,

Не просил еще, но Ты взял на Себя попечение,

Не простер рук еще, но Ты призрел,

Не молил еще, но Ты смилостивился,

Не обрел еще голоса, но Ты услышал,

Не рыдал еще, но Ты приклонил ухо;

 

Зная плоды моих злоключений, Ты не пренебрег мною,

Взором прозорливым Ты предвидел

Преступления мои, наказания достойные,

Но [все-таки] сотворил по [образу Своему и подобию].

Так не дай же мне, Твоему творению,

Тобой спасенному и столь заботливо опекаемому,

Окончательно погибнуть под ударами грехов,

Искусителем измышленных.

Да не одолеют:

Тьма моего упорства — света Твоего снисхождения,

Ожесточенность моего сердца — долготерпения Твого,

Смертность моей плоти — безграничности Твоего

совершенства,

Слабость моего естества — непреоборимости Твоего величия.

Во имя Твое, простираю иссохшую2 руку души моей,Всемогущий,

Сделай меня здоровым, как прежде3,

Когда в неге рая собирал я плоды жизни.

 

Скрюченная, сгорбленная, поверженная, подобно страждущей женщине,

Душа моя жалкая не может выпрямиться4,

Ибо пригнута к земле грехами, как узами сатанинскими,

И устремлена взором в землю,

 

Склонись ко мне, о единственно Милосердный,

Подними меня, низко павшее древо разумное,

И его — высохшее — сделай цветущим благой верой

и благолепием,

Согласно божественному завету пророка5.

Я как слепец, от рождения света лишенный,

Не имею глаз, которыми глядя на лик Твой, Создатель,

Молил бы Тебя, Благодетель могучий и

Защитник единственный,

Обратить заботливый взор неизреченной Твоей любви ко мне

Из ничего возникшему, одушевленному и говорящему

твоему сосуду,

Дабы светом [Своим вновь] создать его.

Вместе с несчастной женщиной,

Что двенадцать лет мучилась от злого недуга,

И я тону в реках кровавых греха,

Так призри на меня с высоты,

Облаченный недоступным светом Своим,

У которого нет границ,

Подобных краям рукотворной ризы,

Но [рассеянное] повсюду в пространстве чудо могущества.

 

Я, наказания достойный, не подношу Тебе

с блудницею вместе,

со слезами в очах и с распущенными волосами,

Миро для помазания пят жизнь дарующих стоп Твоих,

Но, воздевая руки с верою незапятнанной,

С исповеданием истинным Духа Живого,

Устами сомкнутыми целую землю,

По которой Ты проходил.

Со стонами, смешанными с потоками слез,

Молю об исцелении моей души.

 

Естество души моей расточено грехами

И расслаблено малодушием,

И обе ноги – средства передвижения,

Несущие на себе тяжесть моего тела,

Движутся, прихрамывая, нетвердым шагом,

Отступая пред злом – помехою на пути,

Что ведет к древу плода животворного;

Так укрепи их вновь и защити,

О Ты, единственно могущий спасти.

 

Дыхание сатаны замкнуло, накрепко заперло,

Сделало немым [мой язык] – орудие прославления,

Которое Ты поместил в здании тела моего.

Так пусть Дух Твой, о Слово животворное,

Подвигнутый великим милосердием,

Вернет мне способность “чисто” говорить,

Подобно исцеленному, упомянутому в Евангелии.

 

Словно труп живой или мертвец говорящий,

Я повержен без жалости на ложе скверны, на одр грехов,

Так яви сострадание ко мне – в голос скорбно рыдающему,

О благодетельный Сын Божий,

И благословенной росою очей Твоих

Возроди меня к жизни, как [возродил]

“Того, кого любишь”, из бездыханности смерти.

Я, сомневающийся и поистине мятежный,

Пребываю в яме грехов,

Так протяни же руку,

О Солнце без тени, Сын Всевышнего,

И извлеки меня к свету сияния Твоего.

Вместе с вдовой из Наина –

Матерью [сына] единородного, –

Которая с лицом страждущим и скорбящим

Оплакивала его, обливаясь слезами,

Голосом жалобным и горестным,

Сплетая пальцы и бия себя в грудь,

И я молю в беспредельных стенаниях:

Даруй и мне, отчаявшемуся,

О восхваляемый, благий Творец мира,

Бодрость и надежду милосердным словом Твоим:

“Не плачь, пленник многострадальный”,

Чтобы подобно тому, как юноша был воскрешен

В утешение родительнице его,

Так и я принял от Тебя обновленною

Мою душу, достойную наказания.

 

Подобно несмысленным бесноватым –

Людям злосчастным, одержимым злым духом,

Бьющимся о камни, с дыханием занявшимся,

С дыбом стоящими волосами всклокоченными,

С лицами, свирепыми и безумными,

Над которыми Ты, о Всеспаситель, смилостивился, –

И я обращаюсь к тебе [с мольбою]:

Отринь, прогони из скинии Твоей

Полчища бесов разнузданных,

Дабы вновь упокоился в ней по прибытии

Благий Дух Твой Святый,

Исполнив тело мое чистым дыханием

И облекши члены мои [благочестием],

Верни мне – злополучнейшему безумцу –

Здравый рассудок.

 

Вместе с душами изгнанными, плененными,

Обитающими в преисподней,

Терзаюсь и я в заключении.

Так пусть засияет луч милосердия славы Твоей,

О Ты, свет в несчастье моем,

И, освободив меня от оков искусителя,

Сохрани мне жизнь.

 

Естество души моей, страждущее от

Водянки мерзких грехов,

Что тайно, злокозненно,

По тончайшим, невидимым жилам проникли в нее,

Пребывает в смятении.

Невидимые  взору опухоли,

Вздутия и наросты

Возникли от яда злотворца;

Исцели их милосердно

Со свойственным Тебе могуществом, о Сын Божий!

 

Пороки смертельные, многообразные и разновидные,

Каждый со своими плодами пагубными,

Дали побеги от корня горького

На почве неправедной плоти моей;

Так вырви их своей рукой, о Всемогущий, –

Ты, Который постоянно расчищаешь и возделываешь

Поле душ [человеческих],

Дабы плодоносило Слово Жизни Твое.

3

Так как язва моих преступлений превзошла сходные примеры

И, подобно снедающей опухоли,

Распространился недуг на все члены мои,

То, как это было с Израилем,

Нет пластыря, чтобы приложить его

На безмерное множество ран;

От подош