ЖИТИЕ  ГРИГОРА НАРЕКАЦИ

 

Святой отец наш, богодарованный священник и монах Григор подвизался в Нарекской обители, что в Армении, в Васпураканской области, при ромейских царях Василии и Константине, владевших Армянской страной, в царствование в Васпуракане в 983 г. благочестивого Сенекерима из [рода] Арцруни и в патриаршество владыки Ваана. Он был сыном дочери брата отца Анании, отшельника-учителя и настоятеля Нарекского монастыря, который растил и воспитывал блаженного Григора с его старшим братом, по имени Ованес, с детства обучая их Священному писанию. По смерти же брата Григор один продолжал подвижничество на поприще добродетельных дел, с неутолимой жаждой предаваясь чтению. Став обителью св. Духа и в совершенстве овладев даром знаний, он по просьбе монашествующих братьев принялся за Книгу молитв («Книга скорбных песнопений».) и написал 95 речей, помимо которых мы располагаем также следующими сочинениями блаженного: «Историей животворного креста», дарованного царями и привезенного в Армению в Апаранский монастырь, посвященной упомянутому таинству. Он написал также «Похвалу» тому же святому кресту акростихом, после чего «Похвалу святой Богородице», а также «Похвалу всему чину апостольскому» и «Похвалу св. Иакову, епископу Низибинскому». Мы имеем и его краткое толкование Песни песней и проповеди на праздники таинства св. Духа, креста и церкви. В числе молитвенных сочинений – «Слово о Звонаре» и «О святом очистительном елее». Все это он оставил церкви Христовой как живую память о себе, сам же покинул сей мир и удалился в город вечно живых, не завершив своего жизненного пути, а умерев здесь молодым. Пречестное тело его погребено в том же Нарекском монастыре, недалеко от церкви св. девы Сандухт (развалины Нарекаванка сравнительно недавно сравняли с землей, а на его месте возвели турецкую мечеть, как и совершенно недавно на месте могилы Нарекаци был построен хлев). Молитвы его, зажегшие в сердце моем огонь, молю, Христос, услышь и по заступничеству святого отца нашего прими с миром, и тебе слава вечная. Аминь.

 

Святой отец наш благодатный вардапет Григор, сын владыки епископа Хосрова Андзеваци, родом был из области Андзевацик. Он подвизался во времена великого греческого императора Василия и его брата Константина, которые правили страной Армянской. Васпураканом же владел благочестивый царь Сенекерим Арцруни. Начиная с Сасуна до Вана в Васпуракане и с Севана до Нуана, с [крепости] Амюк до области Артаз – все эти подвластные Сенекериму земли именуются Васпуракан. Ему подчинялись также [земли] Востана и Рштуника до Салмаста и Джуламерика и земли до Тухаджура, которые Сенекерим передал греческому императору Василию вместе с 1000 крепостями, 4000 селами, девятью городами и 900 монастырями. Вместо них он получил Себастию с ее епархиями и туманами. Сенекерим оставил родную землю и с 14000 всадников с их семьями и детьми отправился в Себастию, захватив с собой святой Варагский крест. Но пока Сенекерим занимал отеческий престол и владел монастырями и востанами, святой вардапет Григор оставался в Нарекском монастыре, воспитываемый и обучаемый вместе с братом Ованесом у блаженного вардапета Анании, сына дочери брата отца Григора и Ованеса. Вардапет Анания взял их в Нарекский монастырь со [своим] родным сыном. И Григор с неутолимой жаждой изучал Божественное писание, благодаря чему стал обиталищем св. Духа, превзойдя даром знания многих, и можно даже сказать всех, если не дерзость так говорить. Он положил начало святости и по просьбе святых монахов написал молитвенные сочинения – 95 речей. Кроме этого числа, мы имеем похвальные его речи, сказанные [в честь] св. Богоматери, и св. апостолов, и св. Иакова, патриарха Низибинского, «Историю Апаранского креста», который был привезен из [страны] греков в Армению, и его похвальные речи, написанные в алфавитном порядке, а также Толкование Песни песней, которая написана сладкозвучным и ясным языком Соломона. Что же нам сказать о его гимнах, проповедях на Господние праздники, [поминовение] святых мучеников, сладкозвучных мелодиях и тагах, напетых в разных гласах!

Он заботился и пекся о единстве св. церкви и желал вновь установить и возобновить отвергнутые по нерадению и плотоугодию предводителей правила святой [церкви]. Вследствие чего его хулили грубые и жестоковыйные люди и объявляли еретиком. И вот собрались епископы и князья с азатами и танутэрами и послали за ним, дабы учинить над ним суд и покарать ссылкой как еретика. И к святому пришли посланные ими [люди], чтобы увести его с собой. Но он сказал им:

− Давайте сначала отведаем [чего-нибудь], а потом двинемся в путь.

Он велел зажарить двух голубей и принес положил на стол перед ними, [предлагая] отведать. Была пятница. Это у пришедших еще более усилило подозрения, и они сказали:

− Вардапет, разве сегодня не пятница?

А он будто не помнил и говорит:

− Братья, простите мне мой грех. Я не знал, что сегодня пост.

И, обратившись к жареным голубям, [промолвил]:

− Восстаньте и летите к своей стае, ибо сегодня пост.

В тот же миг, как только святой произнес эти [слова], голуби ожили, оперились и на глазах у всех улетели. Увидев это чудо [посланцы] поразились, пали ниц перед ним и, вознося хвалу Богу, просили об отпущении грехов. Они пошли и рассказали о случившемся чуде, и [те], умолчав о своем злом намерении, назвали его ожили, оперились и на глазах у всех улетели. Увидев это чудо, вторым Просветителем и вторым Чудотворцем. Подобным чудотворением и правоверной мыслью, суровой жизнью и божественной проповедью сиял он в мире как солнце. Но он не прошел [всего] своего пути в этой жизни, а скончался в молодом возрасте в 452 г. нашего летосчисления ( соответствует 1003 г.) ; когда завершился девятый юбилей нашего летосчисления, мы вступили в десятый и прошло еще два года. В этот самый год преставился изумительный и чудесный муж Божий св. Григор.

Святое тело его положено в том же Нарекском монастыре, примыкающем к святой церкви, построенной во имя св. Сандухт. Оно творит много чудес во славу Христа и св. Григора. Поведаем об одном из них.

В последние времена Нареком владел некий курд. Курд сей дал своему крестьянину наседку и попросил вывести цыплят. Жена крестьянина подложила под наседку яйца, и та вывела цыплят. [Как-то] курица три дня с цыплятами [где-то] пропадала. И вот, спасаясь от дождя, она влезла под жернов, прикрепленный к стене. Происками лукавого жернов упал на курицу с цыплятами и раздавил их. Женщина, посадившая курицу на яйца, испугавшись гнева курда, возложила свои надежды на Бога и обратилась с молитвой к святому Григору. Она взяла дохлую курицу с цыплятами и, прикрыв ситом понесла и с верой положила на могилу св. Григора, а сама пошла мыкаться по своим делам, мысленно обращаясь с мольбой к Богу и св. Григору. И вдруг по прошествии часа она увидела шедшую ей навстречу с кудахтаньем ожившую курицу с цыплятами. Изумившись, все восславили Бога и оживителя цыплят св. Григора, которым да будет благословен Бог.

 

КНИГА СКОРБНЫХ ПЕСНОПЕНИЙ

 

ГРИГОР НАРЕКАЦИ

 

Плод неотступной мольбы,

Собрание слов полезных и покаянных

И увещаний душеспасительных

О самопорицании, о раскаянии в нарушении правил жизни,

О добрых обещаниях,

Об открытии Невидимого,

О признании в грехах,

О выявлении Сокрытого,

О распространении Сокровенного,

О явлении Потаенного,

Лекарство могучее для ран неисцелимых,

Снадобье сильнодействующее против недугов незримых,

Средство многообразное от мук и бедствий

От жгучих страстей  нашего существа,

Предлог к слезам, причина для молитв.

Книга скорбных песнопений, сотворенная в ответ

На прошения отцов-отшельников,

Григором,

Монахом Нарекского монастыря.

 

  Глава 1

Слово к Богу из глубин сердца

1

Глас скорбных стенаний сердца моего, вопль горестный

К Тебе возношу, Тайновидец,

Износя на свет сокровенное:

Плод смрадных желаний, возмущающих мысли мои,

Кадильницей воли своей посылаю Тебе.

Воззри, обоняй, о Могущество милосердное!

 

Да будет угодней Тебе приношенье мое

Фимиама торжественных воскурении,

И с большей любовью,

Нежели густой дым от жертв  всесожжения.

Прими это краткое изложение моих речений

С благоволением, а не с гневом,

 

Пусть  из глубин монашеской кельи тесной,

Хранящей тайну моих помышлений,

Немедля к Тебе вознесется

Добровольная жертва словесная –

Обернувшись дымом густым,

Тучным туком моих прегрешений!

 

И когда я вместе с Тобою суд над собой учиню,

Тяжбу, с мольбами смешанную о снисхождении,

Пусть не покажется она Тебе, о Могущественный,

столь же мерзкой,

Как воздевание рук нечестивого Иакова,

Согласно обвиняющему воплю Исайи6,

Или беззакония Вавилона, замыслившего дотянуться до небосклона

Как сказано в семьдесят второй притче Псалтири,

 

Но пусть моя исповедь будет Тебе отрадна,

Подобно благовонному ладану,

Воскурявшемуся на вершине праздничного Сиона,

В Давидом раскинутой скинии,

Для кивота завета, возвращенного из плена9,

Вот так же и моя душа пусть оживет!

2

Но нет, глас страшного  возмездия Твоего,

С силой пророкотавший в ущелье отмщения’,

В душе моей отзывается гулом смятенья.

Уж ныне воочию я вижу в себе движение противоборных страстей

Беспокойство и смятение,

Что явятся в душе моей в День Страшный;

Бесчисленные рои добрых и злых мыслей, подобных враждующим толпам

Мечом и палашом борются друг с другом,

Превращая меня в пленника смерти,

Как это было прежде, до того,

Когда снизошла на меня Твоя благодать,

Которую сравнивая с законами Моисея,

Избраннейший из сонма апостолов, Павел

Превыше  всякого блага ставил

И славил спасение,  [дарованное] распятьем  Христовым,

А не мощью Моисеева слова.

 

Да   близок день суда Господня,

Как сказано об этом в Писании12,

И вот уже предо мной и берег Кедрона,

И лощина Иосафата –

В долине Иосафата13 иль в узком ущелье Кедрона14

В этом слабом подобии возмездия справедливого,

Являющем мне грядущую вечность во временном, —

Узкое место свиданья с Тобою,

Откуда виднеется даль запредельная

И различима страшная расплата

За все мои преступления

Ибо они – обвинители неподкупные и правые,

Уже доказавшие, что я хуже стократ,

Чем филистимляне, эдомитяне

И прочие злоименитые варвары,

Коих некогда постиг удар Твоей надзирающей длани17.

Однако наказание их было годами отмерено,

Меж тем кара прегрешений моих

Не имеет границ завершения.

«Ужас, и яма, и петля неминуемые»,

Как гласят пророк и апостол ,

И слова эти, с жестокой стремительностью настигнув меня у первых дверей,

Предначертали мне здесь вечный стыд.

И словно бы дверь в предстоящее мне отворяют,

Которое близится с безжалостной быстротою,

Уже стоит передо мною.

 

Один лишь Ты в недосягаемой небесной высоте

Можешь чудотворить, создавая снадобья целебные,

Для душ заблудившихся в житейской тщете,

Спаси их от опасности,

Вечно мятущихся и сомневающихся,

О Искупитель всех,

В неизреченной славе вечно восхваляемый!

 

Глава 2

Слово к Богу из глубин сердца

 

Если надеешься ты умилостивить Всевышнего

Не поступками благородными,

Но только устами угодливыми и словами витийствующими

Ты, чье сердце постоянно обращено к Египту2,

Какой же пример подходящий и сходный с тобой

Привести мне здесь, о душа моя грешная!

 

Я — соучастник Содома разрушенного,

Я — изобличенный судья Ниневии4,

Я — Ханаан, проклятый и отлученный,

Я кощунствую с Вифсаидой,

Я предаю с Иудой,

Я – грех безграничный, многократный, непреходящий,

Я неисцелимый город идолов мерзких,

Я след мятежа древнего Израиля,

Я – подобиеТира10 отверженного,

Я своенравен боле, чем Галилея12,

Капернаума неуверовавшего слепее

Амалика свирепее,

Сидона порочнее,

Царицы Савской испорченнее.

 

Я — образ всего дурного и неприглядного,

Я – бесстыдные седины старца развратного,

Потомок львов, а по сути змея коварная,

Словно аспид, сам себя пожирающий, наполнен я [горькой] желчью,

 

Я—голубь ласковый, но всегда только по глупости беспримерной,

А не по кротости осознанной,

Я – последний день Иерусалима,

Чье падение неотвратимо, осязаемо, зримо,

Согласно Слову Божьему и гласу свидетелей.

 

Я – дом, покинутый благоразумным жильцом,

Отвергнутый и полуразрушенный, загаженный нечистотами,

Замки дверей моих сломаны,

Я – обиталище помыслов извращенных,

Изъеденный лишаями бесчетными.

 

 

Я покинул  благопристойное наследие свое,

Одаренное способностью мыслить строение мое.

Позабыл дом, созижденный Богом,

Согласно речениям, писавших прежде

Моисея, Давида и Иеремии.

Разум мой, изъязвленный проказой [грехов],

Отрезвленный ударами увещаний,

Исцеленный законом [евангельским],

Помазанный елеем смиренной покорности,

Все же не сумел исцелиться

И вновь был разрушен рукой Строителя;

И как возмездие справедливое, по велению Всемогущего,

[Обломки] его были вынесены «на место нечистое»19,

Отринуты, отчуждены без всякой жалости великой преградой.

Я деньги свои зарыл в землю грехов,

Подобно потерявшему залог [рабу] неключимому,

Как сказано в Евангелии.

 

2

Но ты, о Боже, Боже духов и всякой плоти, –

Согласно исповеданию богоблагодатного21,

Моисея-боговидца

Долготерпеливый и Многомилостивый

Согласно слову Ионы святого22, —

Даруй мне [возможность] завершить,

Во угождение благословенной воли Твоей,

Начатую [мной] молитвенную книгу сих песнопений скорбных

И, засевая слезами слов моих раскаяния ниву

[Да] подоспею я к окончанию сбора урожая

[И соберу колосья радости полного очищения от грехов

В блаженный сноп [Твоей] благостыни23.

Не дай мне, [Всемилостивый], сердца бесплодного, как Израилю,

Да не иссякнут источники слез.

 

Услышь, о Могучий и Милосердный, меня — одаренного

разумом

Способного молитву творить,

Услышь еще до того дня, Тобой предреченного,

В который услышишь небо,

А небо [услышит] землю,

А [земля услышит] хлеб, и вино, и елей,

А сии [услышат] Израиля23,

 

Ибо мольбы небожителей, что при Тебе,

Целительнее влияют на мою душу,

Нежели на стихии губительные.

Ты — Творец, а я — глина,

Окажи мне, колеблющемуся,

По окончании молитвенных этих стенаний

Благоволение окрепнуть здесь,

Дабы, когда разверзнутся небеса вышние,

Не оказался я непригоден обладать светом [небесным].

Подобно воску свечи, что тает [от огня],

Обращаясь в ничто.

 

Моя душа — [душа] нищего2‘,

И сила моя — [сила] изнемогшего,

И жизнь моя снедаема угрызениями совести, —

Но не трудом перенесенных тягот молю я Тебя:

Прими в залог эти мои молитвы

И подай милость Твоего прощения,

Прими малое от меня, слабого

И подари великое от Себя — могущественного,

Укрепи мое слово раскаяния,

Ниспослав и вложив в него дух заповедей богодухновенных.

 

Даруй мне, о Благодетель, свет истины, сияющей в притчах Исайи,

Поднеся мне, достойному смерти,

Вместо презренного гласа моего и естества из меди

Злато Твоей благодати,

Вместо неприглядного черного железа моей [порочности]

Знак добродетели — сверкающую огненно-красную медь

Ливана

Почему столь ожесточаешь мое сердце — [сердце] ничтожного’

Что не боюсь я Тебя, о Неисповедимый и Страшный?29

Да не останусь я бесплодным в малых трудах своих,

Подобно беспечному сеятелю на неплодной земле!

Да не доведется мне страдать от мук родовых и не родить,

Скорбеть и не прослезиться,

Размышлять и не вздыхать,

Затуманиться и не пролиться дождем,

Идти вперед и не достигнуть цели,

Мне призывать и Тебе не слышать,

Просить с покорностью и остаться без внимания,

Стонать и не сострадать,

Молить и ничего не получить,

Приносить жертву, но не сжигать ее”,

Увидеть Тебя и уйти с пустыми руками.

 

Услышь меня прежде, чем я обращусь

К Тебе, единственно Всемогущему, за помощью.

Не воздай мне, злотворцу, карой вечных мук

По числу дней моих прегрешений.

Оживи меня, Сочувствующий,

Услышь меня, Милосердный,

Окажи сострадание, о Благий,

Пощади, о Долготерпеливый,

Защити, о Прибежище,

Облагодетельствуй, о Крепкий,

Освободи, о Вседержитель,

Дай жизнь, о Возрождающий,

Подними меня, о Страшный,

Просвети [меня], о Небесный,

Исцели, о Всемогущий,

Очисти от грехов, о Неизреченный,

Награди [меня], о Щедрый,

Укрась милостями, о Независтный,

Примири, о Неведающий пороков,

Прими, о Немстительный,

Очисти от долгов, о Благословенный;

 

Но, устремив взор мой [в будущее],

Я вижу предуготованные мне  две смерти, –

Телесную и духовную

Пусть лик Твой будет спасением, о Упование и Защитник.

Когда, взглянув ввысь, я увижу ужасный путь’2,

На коем уловляются [души] всех [умерших],

Пусть встретится мне на нем с лаской Твой ангел мирный,

Яви мне, о Господи, в день, когда испущу я последний

свой вздох,

О, Господи, такое виденье яви!

Летящую в свете чистую душу [кого-нибудь] из небесных

Угодников Божьих

Которая подоспеет с даром Любви Твоей.

Даруешь мне, нечестивому, в день отчаяния нежданную

милость?

 

Не посылай же зверя жестокого в проводники Твоей паршивой овце.

Для меня, умершего в грехах, Ты — Жизнь беспорочная

Для меня, погрязшего в долгах, Ты — Спасение.

 

Можешь ли Ты не простить,

Того, кто только об этом и может просить?

Пренебречь милосердием, о Попечитель,

Изменить человеколюбию, о Неизменный,

Отказать в возрождении, о Нескончаемый,

Отречься от милосердия, о Плод блаженный?

Можешь ли дать увянуть прелестному цветку

Твоего Благоволения:

Опорочить благородную суть Твоего могущества,

Преобразить славу волос Твоего величия14,

Сияющий нимб священный?

Если милосердие — это блаженство,

А Ты—это Царство, полное жажды [милосердия],

Ужель не всем даруешь Спасение,

Не предложишь бальзама для [исцеления] ран,

Не зарубцуешь язвы, не окажешь помощи мне — слабому,

Не возжжешь света во тьме для меня, уповающего

на могущество Твое,

О Дарующий жизнь вселенной?

Один лишь Ты обладаешь славой по Своему естеству

и нескончаемо вечен,

Что признано всеми, о трижды Благословенный

и Приснохвалимый

Далее ведомых пределов вечности. Аминь!

 

 

 

Глава 3

Слово к Богу из глубин сердца

1

Господи, Господи мой, податель щедрот,

Благий по естеству, равно властвующий над всеми,

Единственный Творец всего из ничего,

Прославляемый, Неисповедимый,

Страшный, Удивительный,

Ужасный, Могучий,

Суровый, Непонятный,

Недоступный, Непостижимый, Непознаваемый,

Неизреченный, Незримый,

Невидимый, Неосязаемый,

Неуловимый, Безначальный, Предвечный

О Господь!

 

Ты – ничем не затуманенное знание,

Видение, не ведающее колебаний,

Истинное в естестве  Своём,

Высокое [пребыванием в небесах]

И низкое [пребыванием в преисподней]’,

Восхваляемое Бытие,

Рассвет без тени,

Сверкающий Луч,

Немеркнущий Свет, не дающий тени

Упование без сомнений,

Покой нерушимый,

Печать неизменная,

Прозрение, не знающее границ,

Имя признанное2,

Вкус сладостный,

Чаша радости,

Хлеб, укрепляющий души,

Любовь не иссякающая,

Обещание, не вызывающее сомнений,

Покров желанный,

Облачение неотъемлемое,

Вожделенная риза,

Украшение славы,

Прибежище восхваляемое,

Неиссякаемая Благодать,

Неубывающее Сокровище,

Нетленный Дождь,

Роса предрассветная,

Елей, изливающийся на всех,

Безвозмездное врачевание,

Двукратно дарованное здоровье,

Величайшее Ободрение,

Необманный Призыв,

Благовествование всеобщее,

Царь, почитающий рабов,

Нищелюбивый Защитник,

Вечно богатый Даритель,

 

Шествие беспрепятственное’,

Нерушимое Повеление,

Вечная Надежда,

Долговидящий4 [Взгляд],

Дар без сожаления,

Всем раздающая десница,

Рука правосудная,

Око беспристрастное,

Глас надежды,

Весть утешения,

Послание радости,

Имя, Жизнь [означающее],

Перст попечительный,

Исход безошибочный,

Провидение непогрешимое,

Воля животворящая,

Нелукавый Совет,

Почесть, не вызывающая зависти,

Изобретательность бескрайняя,

[Но и] строгий Предел’,

Ненаходимый След”,

Невидимая Стезя,

Мера неизмеримая,

Сущность неизъяснимая.

 

 

И еще несметное множество слов благолепных

Кроме этих можно Тебе посвятить, о Боже,

Благословенный и Восхваляемый,

Величаемый и Проповедуемый,

Благовествуемый и Превозносимый,

Возглашаемый и Повествуемый.

О Ты, Чья воля не знает ошибок, исполняя наши мольбы.

Потоки благости, излитые Тобою на нас,

Я разъясню в дальнейших моих речах,

Да будешь речами этими Ты наслаждаться

Словно вкушая любимые яства,

Хотя мой суетный голос

Звучит не столько для Твоего прославления,

Сколько для моего спасения.

2

Эта заповедь новая — книга скорбных песнопений

Сочинена для живущих’ на земле [людей] всех возрастов,

Для всего множества рассеянных по миру христиан.

И как хорошо осведомленный о страстях каждого соучастник

Обличает [людские] пороки, подобно картине укоряющей:

 

И тем, что в первую пору жизни вступили,

И тем, что находятся во второй, именуемой возмужалостью,

И старцам немощным, чьи дни подходят к концу,

Грешникам и праведникам,

Гордецам самодовольным и тем, что корят себя

за прегрешения,

Добрым и злым,

Боязливым и храбрым, рабам и невольникам,

Знатным и высокородным,

Средним и вельможам,

Крестьянам и господам,

Мужчинам и женщинам,

Повелителям и подвластным,

Вознесенным и униженным,

Великим и малым,

Дворянам и простолюдинам,

Конным и пешим,

Горожанам и селянам,

Надменным царям.

 

А так же

Пустынникам, собеседующим с небожителями,

Инокам благонравным и скромным,

Священникам благочестивым,

Епископам неусыпным и попечительным,

Наместникам [Божьим] на патриаршем престоле,

Раздающим Святые Дары и угождающим только Господней воле.

 

Одним — дабы молитвенно просили [за меня],

Другим — для благих увещаний,

Всем им посвящаю я книгу свою в виде молитв.

Начатую силой [Святого] Духа Твоего,

Вдохновением Которого я представлю в порядке

Мольбы многообразные,

Да будет так,

Чтобы просимое каждым

Представало постоянно пред милосердием Твоим, о Великий

 

 

3

Сжалься над теми, кто от  этого чтения

Возжаждет очищения и прощения,

Исцели души тех, кто читает ее с сердцем чистым,

И очисти их от преступлений,

Освободи от долгов и избавь от уз греховных,

И да будут мне этою книгою отданы,

И да будут Тобою приняты

Их признания и моления,

Да прольются обильные слезы у тех,

Кои будут наставлены ею,

И да будет даровано чрез нее желание раскаяться.

И да сойдет Твоя благодать

На вкусивших устами скорбные эти песнопения.

 

 

И если Тебе словесная жертва моя желанна,

Да возгорится она во многих сердцах

Наподобие ладана;

И если от этих речений

Прольются обильные слезы,

Да смоют они и часть моих согрешений;

Коли у кого-нибудь благодаря книге этой

Родятся из глубин сокровенных стенания,

Тебе, о Боже, угодные,

Пусть, о Всевышний, вместе с ним это принесет пользу и мне;

Коли протянется к Тебе чистая рука с ладаном благовонным,

Пусть будет присоединен к ней глас мой и просьбы других

молящихся,

Кои прежде были обращены [к Тебе];

Коли с моими родятся другие молитвы многообразные,

Пусть будут и мне Тобою они дарованы повторно;

Коли эта моя словесная жертва будет угодна Тебе и приятна,

Пусть Тобою [к ней] будут присоединены и [дары]

предшественников;

 

И если у кого-либо ум помрачится

От тяжкой болезни душевной,

Смилуйся над ним

И затепли эти молитвы

В его темноте повседневной;

Пусть в надежде на Тебя снова встанет он,

Опираясь на стенания сии”;

Коли упования столп до основания будет разрушен грехами,

[Из этих молитв], как бы из слитных камней,

Твоей десницей всесильной вновь воздвигни его;

 

 

Если связи надежды будут отсечены, отрезаны

мечом грехов,

Соедини их снова волей Твоей, Вседержитель, еще прочнее

скрепи;

Если кто-нибудь будет объят смертельно опасным

пороком души,

Да обретет он спасение в надежде на жизнь,

Молясь по этой [книге] Тебе, о Животворец;

Коли чье-либо сердце будет уязвлено муками сомнений,

В благоволении своем исцели его для жизни этими молитвами:

Коли из-за грехов губительных, неискупимых

Кто-нибудь низвергнется в глубины бездны,

Да вернется он к свету;

Коли из-за козней темных [сил] кто-нибудь попадет

в опасность,

Погрузившись в обманчивый сон,

Вновь укрепи его, Ты — упование единственное,

Укрой под Твоим [безопасным кровом];

Коли ослабеет броня чаяний чьей-либо души,

Благоволи, [Господи], чрез эти [молитвы]

Своей рукою восстановить ее прежнюю прочность;

Коли кто-нибудь станет блуждать без попечения

блюстителей,

Да обретет он [молитвами] этими

Надежду на скорое Твое возвращение, Обновитель;

 

Коли жар дьявольской лихорадки, которая вызывает трепет,

Возмутит [страхом] чью-либо душу,

Да опомнится он чрез [молитвы] сии,

Исповедуя и поклоняясь таинству знака распятия Твоего;

И если над изменчивым морем житейским

Нежданно ударит разрушающий вихрь неправедности

И обрушится на человека, ломая его и губя,

Да будет дано ему это кормило спасительное,

Что принадлежит Тебе.

 

 

4

Да обратишь Ты в живительное снадобье

Для исцеления страданий души и тела твоих созданий

Эту книгу расположенных в порядке плачей,

Что начата во имя Твое, о Всевышний.

Начатое мною Ты заверши, и пусть смешается Дух Твой с нею,

И дыхание могущества Твоего, о Великий,

Да сольется с творением, дарованным мне Тобою,

Ибо Ты даешь силу сердцу, потерявшему надежду,

И принимаешь славу от всех. Аминь!

 

 

 Глава 4

Слово к Богу из глубин сердца

1

С тех пор, как я начал разговор с Тобою,

Держащим в руках [Своих]

Дыхание жизни моей злосчастной,

То поистине трепеща и содрогаясь в великом смятении.

Я страх непрестанный испытываю,

Ибо грозен Ты и непостижим,

Недоступен’ определению словом,

Ты — память неотступная в своем нелицеприятном суде,

Которым осуждены будут мои грехи,

О Творец небес и земли.

И нет исцеления многоопасным и жестоким,

Не поддающимся врачеванию ранам моим,

Кои причинил мне язвящими укусами клыков пасти [своей)

Сатана смертоносный, уловивший душу мою [мне] на погибель,

И метит прямо в меня стих притчеписца,

Упреждающий, что за всё придется держать ответ

И нечестие не спасет нечестивца.

 

В день борьбы не найти ответа

Ни словами оправдания,

Ни одеянием укрывающим,

Ни лицемерною личиною,

Ни речами, внешне пристойными,

Ни видом, что никогда не обманет,

Ни лживым порядком слов,

Ни бегством стремительным,

Ни тем, что обернешься спиной,

Ни челом, приникшим к земле,

Ни устами, припавшими ко праху,

И ни тем, что укрылся в глубинах земли,

Ибо обнажено пред Тобою сокрытое и очевидно невидимое.

 

И вот испаряются, отмирают мои добродетели,

Грехи стали явными и постоянно растут,

Бедствия мои непреходящи, и я погиб.

Целомудрие рухнуло,

Плоды добра растаяли, а прегрешения поднялись столпом,

Залог потерян, и печать судебная уже ныне найдена,

Подписано заемное письмо смерти и ада,

А благовествующее завещание истреблено,

 

Благодетель скорбит, искуситель же радуется,

Сонм ангелов печалится, а сатана, ликуя, пляшет,

Небесное воинство плачет, а преисподняя веселится,

 

Изобилие припасов [я отдал! убийце,

Ржавчина скверны поразила меня,

Стал я на сторону чужака и предал дар Создателя,

Ублажил преисподнюю

Милости Спасителя презрел и возвеселил Велиара,

Засыпал я Источник Жизни,

И ржавчина гордеца поразила меня — немилосердного.

 

Так не лучше ли было бы, поистине, не желанней ли,

Согласно пророческой книге провидца4,

Никогда не зачаться в утробе [матери]

И не обрести образа [человеческого] во чреве,

Не родиться в [муках] родов

И не достигнуть света жизни,

Не быть вписанным в число людей

И не вырасти, не возмужать,

Не украситься благолепием лица

И не обрести способности говорить,

Чем быть захваченным [в плен] грехами,

Столь жестокими и ужасными,

Что расплавится даже твердь скал,

Не то что [слабое] тело?

 

Молю, заклинаю Тебя, о Благий, даруй мне милосердие,

Которое Сам, от Себя, словом Своим положил нам, о Боже,

говоря:

«Принесите дар сей Богу во имя спасения великого

и будьте святыми,

Ибо милости хочу Я, а не жертвы».

Так вознесись же вновь, о Пресветлый и Щедрый,

Воскуряемый ладаном этого памятования,

Ты, [о Боже], что всем обладаешь.

Все от Тебя, и слава Тебе от всех. Аминь!

 

Глава 5

Слово к Богу из глубин сердца

1

И вот я, человек земнородный,

Прельщенный мишурой скоротечной

И одурманенный вином обманчивым суетного безумия

Я, непрестанно лгущий и никогда не говорящий правду,

Осмеливаюсь, тем не менее,

Предстать пред судом Твоим,

Правосудный, Страшный, неизреченный,

Неисповедимый, могучий Господь – Бог всех!

 

Здесь, в этой [книге], я сопоставлю сейчас

Неблагодарность грешной души моей с Твоими благодеяниями,

Я покажу, что Ты всегда могуч в правоте Своей,

[Тогда как] прегрешения мои навеки осуждают меня,

И задумаюсь,

И, быть может, пойму,

Отчего ж я так слаб,

Так беспредельно привязан ко злу,

Я – сотворённый Твоею рукою — [рукою] Всевышнего

По образу Твоему .

2

Ты создал меня существом самосильным,

Осветил сознаньем осмысленным,

Обогатил мудростью,

Вырастил в разумении,

Укрепил ведением3,

Отделил от прочих животных,

Наделил4 душой познающей,

Одарил естеством самовластным.

Ты родил, как Отец,

Вскормил, как Кормилица,

Пестовал, как Опекун,

Насадил меня, нечестивого, у Себя во дворе3,

Полил водою живою’1,

Очистил росою купели.

Укоренил водою жизни,

Хлебом небесным накормил,

Божественной кровью Своей напоил,

Приобщил к недоступному и непостижимому;

 

Ты сжалился над ничтожным червем земным,

Моим очам — [очам] земнородного —

Дозволил отважиться смотреть на Тебя,

Облачил меня в славу света Твоего,

Допустил воздеть к Тебе

Бренные пальцы моих оскверненных рук;

Мой недостойный прах смертного

Ты удостоил быть словно отблеском  Света [Твоего];

 

Отца Твоего, могучего, страшного, Благословенного,

Ты, по человеколюбию, определил быть Отцом и мне,

недостойному.

И не опалились уста мои полные суеты,

Когда призывал я Тебя как сонаследник;

Не укорял Ты меня,

Когда я дерзал приобщиться к Тебе;

И не помрачался свет в очах моих,

Когда на Тебя я взор устремлял;

И не изгонял ты меня, заключив в ковы,

Вместе с приговоренными к смерти;

И не изувечил Ты ладонь руки моей,

Что оскверненную, к Тебе я протягивал;

И не раздробил суставы пальцев моих,

Что осязали слово жизни Твое7;

И не окутало меня облако8,

Когда я приносил Тебе жертву, о Страшный; •

И не сокрушил зубы мои,

Когда, [причащаясь], жевал я Тебя, Беспредельный;

И не пошел Ты в гневе наперекор мне,

Идущему наперекор воле Твоей,

Подобно заблудшему дому Израиля9;

Не посрамил меня, недостойного, в свадебном, чертоге Твоем

Во время пения и танцев;

Не стал укорять меня, неправедного,

При виде нищенского моего облачения;

И меня, связавши мне руки и ноги,

Не прогнал вон, «во тьму кромешную»10.

3

Приняв все это множество благодеяний

И всепрощающее долготерпение

От Тебя, о Благодетель, милосердный всегда и во всем,

Я, убыточный должник,

Обуреваемый неистовыми,

Полными всяческих заблуждений страстями,

Воздал Тебе бесчисленными и многообразными

Преступлениями, плотскими и духовными, —

Вот чем, о Бог мой и Господь, отплатил я Тебе

После стольких милостей.

Так воздал я Тебе злом, согласно укоряющей притче

Моисеевой,

 

Я, позабывший благоразумие и возлюбивший безумие.

Все эти несметные благодеяния и милости

Я, неправедный, уничтожил гнусным своим поведением;

Этот Неизреченный Свет благодеяний,

Собранных вместе Твоим попечением,

 

Я развеял в вихре безумия, о Всевышний.

И хотя десницу не раз Ты протягивал мне,

Однако не склонился я,

Подобно Израилю, осужденному пророком,

И остался на самом дне,

И хотя обещал не однажды, во всем угождать Тебе,

Однако не остался верен этому обету,

А вновь стал творить то же зло,

Продолжая сплетать и умножать грехи.

 

И меня по праву теперь порицают

Богом внушенные притчи святых пророков,

Ибо Ты ожидал от меня винограда,

А вместо него я дал разрастись терниям и волчцам;

Я превратился в невкусный, горький плод

Запущенного моего сада;

Я покорился переменчивому ветру,

Что, вечно колебля, несет меня своевольно,

Как Иов блаженный14речет,

Я пошел в путь невозвратный

И на песке построил здание безрассудства своего.

Страстно желая достичь Царства жизни [небесной],

Я был обманут широкой стезею.

Заградив сам себе дорогу,

Своей волею открыл бездну погибели.

Я заткнул отверстия моих ушей,

Дабы не принять Твоего слова жизни,

Я закрыл зрячие окна души моей,

Дабы не увидеть снадобья жизни.

Я не очнулся от расслабляющей дремоты и оцепенения .

При гласе трубы, [возвещающей день] Страшного суда,

Я не стал бодрствовать, [услышав] плачевную весть

О дне избрания чрез испытание огнем.

Так никогда и не проснулся от дурмана смертоносного сна,

Что предвозвещает погибель.

Я не дал отдохновения Твоему Духу в моей телесной скинии;

Я не принял к духовному своему естеству

Части дарованной Тобой Благодати,

Своими руками уготовил я себе погибель,

Умертвив, как речено Притчесловом, душу свою живую

4

И что пользы мне составлять

Эти малые и ничтожные жалостные соразмерные и никчемные [плачи],

Коли числом своим [грехи] мои перешли все границы

и врачеванию уже не поддаются?

Но, однако, в [воле Твоей] даровать мне жизнь, душою мертвому,

Молю Тебя:

Помоги мне, душою чахлому и расслабленному,

И снизойти с милосердием, дабы посетить меня, осужденного,

И врата надежды раздвинь,

О Сын Бога Живого, Слава Тебе от всех. Аминь!

 

 

Глава 6

Слово к Богу из глубин сердца

 

Однако что же хорошего в том или какая мне польза

Продолжать ряд скорбных своих песнопений,

Если теряю я бодрость,

И нет во мне твердости,

Духу не достает, чтобы выжечь гной,

Скопившийся в моих смертельных ранах,

Раскаленным железом слов моих

Или, с отвращением засунув палец {в гортань] и вызвав

тем рвоту

Отрыгнуть бремя скопившихся в сердце недугов,

Что причиняют душе острую боль.

 

И, поскольку не достоин я оказался

Хвалиться славою в  сонме святых,

Уста коих полны славословий, а сердце — ликования,

Как сказано псалмопевцем2,

Я обращусь к чину другому — к [тем, что] подобны мне,- к нечестивцам

Упомянув их здесь,

Хотя при сопоставлении —

Даже они окажутся выше меня,

Как раскаявшийся выше пред нераскаянным.

 

Удостоился прощения Манассия4,

Чьи прегрешения были меньше, чем мои3;

В сравнении с наглым моим криводушием,

Удостоился почтения даже фарисей

В сравнении со мною, менее меня тщеславный,

Удостоился похвал и блудный сын, расточивший имение Отца;

В сравнении со мною, подлым, не сохранившем Святые Дары,

Непосвященный Озия, творящий в храме каждение,

Лучше меня, всегда и во всем беззаконного,

Удостоился благословения разбойник, распятый на Лобной Горе

Как обвинитель неверующих9;

Вымоливший на кресте спасение,

Была почтена блудница Магдалина — праматерь [всех] кающихся10.

Я же восстал против Тебя, о Создатель, с яростью не меньшей,

Нежели [ярость] скопищ иудейских;

Я тягался с Тобою не менее [упорно],

Нежели богоборцы,

И не погнушался отречься от Тебя—Творца всего сущего;

 

Не менее, нежели фараон, я ожесточил   сердце свое;

И клокочу подобно морю, возмущаемому бурей,

Я менее устрашен, стеснен и обуздан суровостью Твоего приказания

Нежели волны морские — берегом12.

Меру моих преступлений

Можно определить лишь грудой песка:

В неисчислимых скоплениях  которого  меньше  песчинок,

Нежели неправедных дел моих смертных.

 

Песку неприсуща способность приумножаться

чрез рождение.

Меж тем грехи мои преступные, без устали совокупляясь друг с другом,

День ото дня прибывают в числе —

Их невозможно запомнить.

[Вот] один [грех] с его терниями острыми,

Другой — с его отростками;

Один — с пятнами его,

Другой — с злоключениями его;

Один — с лаврами его,

Другой — с корнями его;

Один — с частями его,

Другой — с плодами его;

Один — с членами его,

Другой — с ветвями его;

Один — с побегами его,

Другой — с локтями его;

Один — с когтями его,

Другой — с пальцами его;

Один — с возбуждением его,

Другой — с могуществом его;

Один — с влиянием его,

Другой — со знаками его;

Один — с подобиями его

Другой — со следами его;

Один — с тенями его,

Другой — с мраком его;

Один — с натиском его,

Другой — с уловками его;

Один — с лукавством его,

Другой — с умыслом его;

Один — с прибежищем его,

Другой — с пределами его;

Один — с бездною его,

Другой — с мерзостью его;

Один — с молнией его,

Другой — со страстями его;

Один — с хранилищем его,

Другой – с сокровищами его;

Один –  [затягивающей] воронкой его,

Другой – с источниками его;

Один – с реками его,

Другой – раскаленными угольями его;

Один — с пожаром его,

другой — со стыдливостью его;

Один – с пучиной его,

Другой — с пропастью его;

Один — с жаром его;

другой — с затмением его;

Один — с громами его;

Другой — с каплями его;

Один — с течениями его;

Другой — с потопами его;

Один — со льдом его,

Другой — с вратами его;

Один — со стезею его,

Другой — с дорогою его13.

 

Плавильная печь и зной ее,

Пламя и языки его,

Вытапливающийся жир и смрад его,

Полынь и горечь ее,

Губитель и подчиненные его,

Насильник и тати его,

Гордец и вооруженные воины его,

Главарь разбойников и шайка его,

Зверь [хищный] и щенки его,

Кусающийся и [следы] укусов его,

Осквернитель и подобные ему.

 

Вот  эти [грехи] суть повелители и владыки,

Смутные, темные, от света ускользающие

Оскверняющие души всех [людей],

А каждый из них еще делится на подчиненные части —

Тысячи тысяч и тьмы тем.

Общее же их число может знать лишь Тот,

Кто еще не существующее зрит в нас как деяние

свершившееся.

И вот, если человек не станет лгать себе, обманывать

и притворяться

И лицемерно делать вид, что он не колеблется,

но чрез познание самого себя

Почувствует и разглядит в себе общечеловечность своего естества,

Поймет, что он земнородный, и сохранит в себе меру [совести],

Тогда очевидным станет для него

Что перечислил я не напрасно

Описанные виды прегрешений;

Что кружат в нашем естестве,

Я показал лишь часть из тьмы злокозненных деяний,

Дабы по ним судили вы о прочих.

 

 

Глава 7

Слово к Богу из глубин сердца

 

Но совсем  не хочу лишить вас надежды на спасение

И внушить чувства безоружности

Пред представленным выше

Неисчислимым множеством невидимых, противоборствующих сил,

Которые не что иное, как самопроизвольно возникающие

враги домашние,

Хотя и причиняют нам душевное утеснение и тяготы,

Как если бы с древа недосягаемого

Мы с трудом собирали плоды

Или, преодолевая трудности и страдания,

Шли по дорогам нехоженым,

 

Мы покажем противостоящих этому жестокому

многочисленному воинству

Защитников божественных и могучих, всепобеждающих

и непобедимых,

Ибо все эти полки неправедного войска искусителя

Можно уничтожить всего лишь тонкими ручейками пролитых

из очей слез

Или легчайшим вздохом скорбящего сердца, из души исходящим,

Подобно тому как многоногие пресмыкающиеся,

язвящие черви,

Что рождаются в гнили земной и,

Совокупляясь и плодясь, вновь вползают в нее —

Погибают, попав в вязкий сток масла оливы

Либо в капельки сока, роняемых кедром;

Или подобно тому как жаркий южный ветр вместе с солнцем

Заставляет растаять твердый лед,

[Так и грехи] по сходству с [червями] легко рождаются и легко погибают

И также, словно холодный лед, быстро тают.

 

2

Однако никогда не [удастся] мне предотвратить

Суда надо мною — осужденным словами горькими,

Стыда и посрамления,

Избиения камнями,

Как преступника закоренелого, которому нет искупления,

Ибо, умерщвляя в себе один из терзающих меня [грехов],

Я даю силу жить другим.

Я древо с побегами горькими,

Расцвели на нем мерзости порочного [моего] нрава.

Я лоза виноградная, вредоносная и ядовитая,

Ибо рождаю вино погибели,

Я сын бесчестия Ханаана, а не славы Иуды

Как о том говорит великий Даниил,

Я сын геенны, но не Царствия [небесного]3,

Наследник ада,

Естество мое [таит] терзания, но не покой.

Я неблагодарный пред Тобою — благодетелем,

Яростный перед Тобою — многомилостивым,

Я раб лукавый и ленивый,

Согласно укоряющему слову Господа4,

Искушенный в делании зла,

Я называю зло добром,

Согласно прорицанию Исайи5,

Проворный в злодеяниях гнусных

И немощен в добре.

 

Я усерден в том, чтобы вызвать гнев Господа,

Всегдашнее ликование ада;

И потому устрашает меня предстоящее

И держит в плену предыдущее;

Я — не помнящий благодеяний служитель, предавший Господа.

3

 

Горе мне, грешному,

Ибо прогневал я Создателя своего,

Горе мне, «сыну погибели»’,

Что забыл дар жизни!

Горе мне, должнику безнадежному,

Что не может предстать пред могучим!

Горе мне, несущему бремя тяжких грехов,

Коему нет возврата в пристань спокойную9!

 

Гope мне — тростнику, легко воспламеняющемуся,

Что будет гореть в геенне!

Горе мне, что вспоминаю это,

Ибо стрелы гнева Божьего будут палящими!

Горе безумию моему,

Ибо не вспомнил я, что явным становится тайное!12

Горе нечестивому мне,

Ибо всегда, непрестанно ткал я паутину зла! •

Горе тучному телу моему — пище червей неумирающих’)

Ибо как терпеть стану их ядовитые укусы!

Горе мне, опьяненному чашей смерти,

Как буду терпеть я муки вечные!

Горе мне, ибо, когда душа недостойная

Покинет жалкое мое тело,

Как предстанет она пред Судьею [праведным]!

Горе мне, когда иссякнет масло в светильнике,

Ибо не загорится он вновь!

Горе мне, [что буду охвачен] трепетом тоски и страха

Когда окажется заперта дверь в небесный чертог!

Горе мне, когда [услышу] глас грозный,

Вызывающие содрогание и ужас

Слова [окончательного] приговора Судьи небесного

— «Не знаю тебя»14.

 

 

 Глава 8

Слово к Богу из глубин сердца

 

Что же делать мне, погибшему, куда скрыться?

Как жить, как выбраться из темницы грехов?

Ибо многочисленны долги твои, [душа моя],

И не счесть, сколько надо вернуть их,

Суровы укоры и беспредельно осуждение,

 

Немилосердны ангелы и неподкупен судия,

Грозно судилище и нелицеприятен суд,

Ужасны угрозы и жестоко возмездие,

Страшно повеление и явно порицание;

Огненны реки и непроходимы потоки,

Кромешен мрак и непроницаем туман,

Яма полна скверны и вечно отчаяние,

Всем овладевающая преисподняя и лед,

От коего нет избавления.

 

Поистине для тебя уготованы горечь и боль всех этих терзаний

В жилище, в котором не найдешь ты спасения

от нестерпимой кары.

О я, недостойный грешник, злодей,

Блудник многопорочный,

Поле мерзости, не ведающее границ.

 

Вот плоды трудов рук твоих,

Что унаследуешь ты, [о душа моя],

Совращенная с прямого пути и отвратившаяся от чистоты,

Отчужденная от праведности и законов смирения,

Суетная, хоть и обильны богатства, дарованные

Духом Святым,

Вызвавшая ревностный гнев Вседержителя.

2.

И так как ты сам признал неисцелимость твоих ран,

Беспримерность несчастья и неизлечимость свою,

Засвидетельствовав, что [достоин] смертного приговора,

То тем самым соорудил ты себе препятствие и западню,

Из коей нельзя бежать,

О ты, злой средь добрых,

Горький средь сладких,

Разоренный средь процветающих,

Темный средь светозарных

И осуждаемый средь хвалимых,

О нечестивый средь благочестивых,

Плотоугодливый средь рассудительных,

О глупый средь мудрых,

Неблагоразумный средь благоразумных,

О ничтожный средь избранных,

Смертный средь живых,

О нечистый средь святых,

Пьяница и обжора средь воздержанных,

О лицемерный средь праведников,

Бесполезный средь полезных,

О презренный средь славных,

Жалкий средь превосходных,

О раб средь вельмож,

Низший средь высших,

Нищий средь имущих,

О недостойный средь спасенных,

Бедный средь вышних и духом богатых,

Проклятый средь благословенных.

 

 Глава 9

Слово к Богу из глубин сердца

 

Какие еще заслуженные тобою [слова] осуждения

записать мне в этом молитвенном завещании —

Книге скорбных моих песнопений,

О душа моя, жалкая и бессгыднейшая,

Безмолвная, когда надо ответить на слово,

Недостойная быть сопричастною Богу и святым?

Ибо, коль даже придам я водам’ моря свойства чернил,

А бескрайними просторами полей стану мерить ширину

Пергамента

И заросли густые тростника срежу и превращу в перья,

То и тогда даже какую-то часть

Из моих накопившихся дел неправедных

Не смогу вписать я [в эти] пределы.

Если, даже соединив все кедры ливанские,

Я превращу их в единый рычаг весов,

А на чашу праведности, что поднялась до высшей точки,

Поставлю противовесом гору Араратскую,

То и тогда чаша праведности не уравновесится,

Не сравняется с чашей грехов моих.

 

2.

Ты — словно древо с ветвями толстыми,

ввысь устремленными,

Многолиственное, но бесплодное,

Поистине схожее с той смоковницей,

Что засохла, Богом проклятая3.

Ибо, хотя внешне прекрасное,

Кудрявой листвой, словно венцом, украшенное,

Ты издали кажешься [людям] желанным,

Однако, когда подойдет Сажатель,

Чтобы срезать [плоды], которых взалкал Он,

То обнаружит, что нет плодов на тебе

И безобразно ты в красоте своей,

Что для зрящих тебя ты — предмет насмешек,

А для осуждающих — поношение.

 

Если древо густолиственное, но лишенное плодов

и мертвое,

Подобие слабое застигнутого врасплох грешника

Было предано проклятию,

Коли земля, орошаемая росою и не дающая сторицей землепашцу

За труды, вложенные им в нее,

Бывает заброшена и позабыта4,

Можешь ли ты, о душа моя злосчастная,

Не претерпеть той же кары,

Что и [смоковница] в древности, как сказано в притче,

Если ты — обиталище разума и живое растение

Не плодоносишь во время положенное?

Ведь взвалила на себя ты всю полноту бремени’

Дел суетных, древних и придуманных заново,

Ненавистных и мерзких для Бога —Творца твоего,

Начиная от первого человека и до скончания его поколений!

 

 

И поэтому поставил я тебя, о душа моя бесплодная,

Как мишень пред внутренним взором моим,

И меча в нее булыжники слов своих,

Я как зверя дикого, неукротимого,

Стану безжалостно избивать тебя камнями.

И хотя не доведется мне назваться праведным,

Однако в начале своего ответа,

Как сказано было мудрецом,

Начну сражаться я добровольно

С самим собою, как с врагом ненавистным.

 

И, исповедуя сокровенные тайны,

Что волнуют мысли мои,

Как уже свершившиеся деяния греховные,

Я представлю Тебе их, о мой Бог и Господь,

Ибо какою мерою буду мерить я прегрешения моей души,

Такою [мерою] отмерится мне из Твоего неисчерпаемого

милосердия,

И благодать, полученная от  Тебя,

Во много раз [превзойдет] величайшие мои грехи.

 

Сколь неисцельнее и мучительнее будут снедающие меня язвы и раны,

Тем больше засияет прославляемое чудесное

искусство Твое,

О небесный Целитель,

Сколь более множиться будут мои долги,

Столь превозносимее будет всегда Твоя щедрость,

О Заимодавец,

Как сказано в благословенной” притче Твоей’,

 

Ибо от Тебя спасение и от Тебя искупление,

Десницей своею Ты обновляешь

И перстом Своим направляешь,

Волей Своею освобождаешь,

И милосердием Своим оправдываешь

Взором Своим освещаешь

И лицом Своим радуешь,

Душою Своею благодетельствуешь

И миропомазанием Своим утешаешь,

Росой благодати Своей ободряешь.

Ты даруешь облегчение

И предаешь забвению отчаяние,

Ты рассеиваешь мрак горя

И скорбный плач обращаешь в смех.

Тебе подобают благословения и хвалы в горних небесах

И от всех предыдущих поколений, и нас и потомков наших.

Во веки вечные. Аминь!

 

 

 

 

Глава 10

Слово к Богу из глубин сердца

 

Поскольку исступленное покаяние,

Как и необузданное грешение,

Равно к погибели ведут,

То хотя разнородны они и несхожи между собой,

Однако, сопоставляя суть’ каждого из них друг с другом,

Видишь, что оба они порождают отчаяние,

Ибо при первом полностью тонешь в скорби глубокой

И сомневаешься в силе длани Господней,

При втором же, уподобившись взбесившейся неразумной скотине четвероногой,

Обрываешь нить надежды.

Посему, неизменно потворствуя первому,

Радуется всегда сатана,

Вторым же, как пищей кровавой,

Утучняется он, словно зверь прожорливый с адской утробой.

 

2.

И вот, исхлестанный, побитый многокарающим бичем

И дошедший до брега смерти,

Я, обретя вновь слабое дыхание и оживившись душой,

Утешился, набрался сил,

Восстал из бездны неотвратимой гибели,

Поддержанный дланью милосердного ко всем Христа,

Опять уповаю

Что удастся получить мне, грешному, порочному и мертвому,

Плоды спасения и исцеления

От благодетельного Отца небесного.

И этими молитвенными скорбными песнями

Я воздвигну обитель веры,

 

Ибо и в древности некто2, вооруженный ею,

Переселился немедля в бессмертную жизнь небесную:

Приняв лекарство покаяния в грехах,

Он ценою3 раскаянья и веры

Получил свидетельство нетленности своей уже в этой жизни

 

Да станут примером для меня

Те, о которых упоминает апостол4,

Которые еще [здесь], на земле, утесненные силой неправды

«Среди поношений и скорбей» служили позорищем

[для других]’.

Веруя в грядущее небесное упование

Не дрогнули, не отступили от веры

И вечною обогатились славой.

 

Ибо и тот, кто смертный грех совершил,

И тот, кто заключен в узилище злых духов,

И тот, кто погружен в пучину зла, —

У всех есть неложная надежда на спасение жизни,

На то, что снова обретут чрез нее

Очищение от грехов,

Словно бы должник слезами очей своих

Вновь стал по милосердию Вседержителя

Плодоносящей землею, предивно цветущей,

Что принесена в жертву Духу Божьему1‘,

 

Вспомним здесь также целительные

И внушающие надежду слова Господа:

«Все возможно верующему»8.

Это исповедание Слова9 окажется первой и главной

Средь добродетелей, Богу угодных и избранных,

Если станем исследовать здесь меру достоинств их,

Ею лишь облачившись, войдем мы в Святая Святых.

Даже Господь — [Бог] славы,

Творя деяния чудные,

Прежде чем явить нам Свое чудодейственное могущество,

Потребовал в спутники Своему благодеянию нашу веру,

 

И поскольку она непосредственно обращена к Богу,

И неразрывна с надеждою и любовью,

То обладает достаточным могуществом

Сама по себе даровать жизнь заново,

 

Излечилась страждущая,

Уверовав и Господа возлюбя,

И свидетельствовали благословенные уста Божьи,

«Вера твоя спасла тебя».

 

Вера – зрение просветленного

Ясность видения и совершенная мудрость,

Близость к Богу и познание Всевышнего

Суть удел веры — с Господом единение, —

Что пребудет вечно непогрешимой и беспредельной,

Разделяя славу с любовью и надеждою.

 

Ибо, если вера величиной с малое семечко —

зерно горчичное —

Может смело перемещать громады гор в глубины моря”,

То поистине мы эту веру приняли как впереди ходящего проводника по жизни

Как неколебимое богопочитание.

Вместе с любовью и надеждою

Удостоенная имени восхваляемой Троицы

Вера видит очами духовными без колебаний ожидаемое

и невидимое ‘.

 

Если эти три разные [по естеству] добродетели,

Являющие собою отсвет Троицы Пресвятой

Тырассмотришь в одном, едином Таинстве,

То премного возвысишься ими в Боге,

И еще на земной дороге,

Твоим духовным очам откроется

Это Трисиянное Таинство.

Ибо если уверуешь в Него, то полюбишь

А тем обретешь ты надежду на невидимые дары Его.

Слава ему вечная. Аминь!

 

Глава II

Слово к Богу из глубин сердца

 

И вот я — последний из верующих,

Лишенный благодеяния,

Обращаясь мысленным взором

К первоначальному сотворению меня из небытия

Рукою Создателя,

Верую с упованием, что Иисус Христос

Может сделать, что пожелает,

Всесильна рука Творца моего.

 

И подобно тому как, наставленный Павлом’ и поучаемый

Давидом2,

Я видел это и прежде и это же говорил,

Так и теперь верю, что живые молитвы их

Помогут мне верою познать Его,

«И силу Воскресения Его»,

Согласно апостолу,

«И участие в страданиях Его»3,

И все рассказанное вослед

Впитает душа моя

Познает промысел истинный

 

С упованием этим связана

Подлинная вера в новое обращение

От грехов к их очищению,

От злодеяния к праведности,

От нечестивости к святости,

От неискупимого долга смертных грехов

К блаженству без осуждения

И от рабских оков к небесной свободе.

 

Поистине, не прекраснее ли, слов и мыслей,

Очищенное, милостью Бога,

От густого4 мрака сомнений сердце грешника,

В котором он, делая вид, что смеется,

При этом рыдает с раскаянием!

И даже если низвергнется вновь он тяжестью новых грехов

С прекрасной горной выси святости

В губительную пучину бездонной пропасти

Сорвется в кромешную бездну отчаянья,

В ней тогда сохранятся, словно искорка света,

Самая малость, крупица надежды на близкое спасение жизни,

 

Вот так же –зримо и явственно –

Живет отраженье светлой звезды

В глубоких колодцах, в которых ни капли воды,

Вот почему, совершенно отчаявшийся,

И лишившийся упования на благо, грешник,

Которого покинула уверенность в обретении благодати,

Может надеяться снова, в другой раз,

Достигнуть первоначально дарованных украшений славы.

Ибо эта искра надежды, что воздействует на сердце

грешника,

Вложена в него свыше Богом,

И не гибнет, не гаснет ни от чего

Благовествовуя о всемогущей силе Создателя.

Сей ладан, Бог обоняет с большим благоволением,

Нежели запах всех благовонных [масел]

Или смеси, составленной некогда из измельченных

душистых веществ

Для служения в скинии

Символ душ, сокрушенных раскаянием.

Вот почему спросил Спаситель слепых:

«Веруете ли, что я могу это сделать?»8

И даровал глазам их свет9

Лишь после того, как получил   залог их веры.

Что может быть для нас, живых, безнадежнее,

Чем попытка воскресить из мертвых

Человека, «что уже четыре дня был в гробе»10,

Однако жены”, вооружились верою,

И пав к ногам Создателя,

Увидели тотчас зрелище славы Божией

В воскресении их брата.

 

2

Еще здесь, в посюсторонней жизни,

Сохраняется неизменною благодать Божья

Даже после [свершения] грехов,

Чему есть могущественные свидетели:

Это прежде всего Енох,

Следом Аарон,

После него Давид

И еще Петр,

С ними и младший Елеазар,

Который, обретя милость великого Бога,

Стал тем самым свидетелем ее для старших’ ,

 

Вспомним здесь притчу о блудном сыне’

А также блудницу, что удостоилась похвал Бога19,

И мытаря, что упомянут был Благодетелем,

И Блаженного разбойника, что при последнем дыхании

Получил венец благодаря вере,

Даже тех, что причастны были

К неискупимому греху убиения Создателя’2,

А с  ними и главного средь избранных —

Павла,

Который некогда был Савлом – главою неправедных23.

 

Иные средь них пали, зная закон,

И снова встали,

Превзойдя тысячекратно набожно живших в древнем законе24

Что же до того, кто, прежде чем дан был закон Божий

Следовал древним обычаям отеческим,

То более всех был он близок

К заповедям Первоотца вероучения,

И, признав грех первого человека за свой грех

И своими страданиями тяжкими заплатив за него,

Он не только прощен был и предан затем земле,

Но, измученным телом отважно смерть победив,

Он перенесен был на небо,

Став провозвестником дарованной людям жизни вечной.

 

Иные, что не вошли еще в пору зрелости, долго жили во зле,

Однако по исполнении срока их лет,

Отошли от злотворства

И вместо того чтобы быть низвергнутыми с места высокого,

Они из полной тяжких бед жизни земной

Были вознесены на свод небесный.

 

И если вера в искупление грехов

Стала в давние те времена столь могуча,

Что даже бренную нашу плоть превращала в злато

Исконно преступную в твердыню святую,

И, запечатлев в наших душах

Царственный образ божьей благодати,

Сделала наше [склонное] подчиняться козням [сатаны]

естество

Неустрашимым, крепким [в вере] и побеждающим,

То сколь большую надежду внушает ныне

Свет явный, не скрытый завесой иль покрывалом,

Явленный Господом нашим Христом —

Ходатаем миротворствующим и небесным28,

Заступником нашим живым и вечным.

 

Вот почему в нас твердо остается

Слово Господа — сей «завет мира» и печать утверждения,

Как речет пророк29.

Вот следуя сему справедливейшему установлению,

Непреложному правилу и богоданному закону,

Я лобызаю устами веры образ Слова сего

И уповаю на благодать славы,

Ибо поистине, если «Бог оправдает нас»,

«Кто будет обвинять?», согласно твердому слову апостола

3

Уповая на эту истину ясно31 написанную,

Я, поверженный, остаюсь стоять,

Я, сраженный, оказываюсь победителем,

Я, заблудший, [возвращаюсь] к животворному обращению,

Я, злодей несчастнейший, — к надежде,

Я на смерть обреченный, — к жизни,

Я скверне преданный, — к благодати,

Я прельщенный делами адскими, — к свету,

Я в пристрастии к земному живущий по-скотски, — к небу,

Я вновь соблазненный, — к повторному спасению,

Я связанный грехами, — к обещанному покою,

Я одержимый неисцелимыми ранами, — к елею бессмертия,

Я дико упорствующий, — к узде умиротворения,

Я беглец скитающийся, — к призыву [Божьему],

Я гордец дерзкий, — к покорности,

Я противник злоречивый, — к прощению

 

И все это милостью Иисуса Христа

И Отца Его могучего и неизреченного,

И именем и благотворящею волею Духа Святого истинного,

Коих благословенной и Единосущной Божественности

Принадлежат могущество и царство,

Величие и слава вечная. Аминь!

 

 Глава 12

Слово к Богу из глубин сердца

 

В отчаянии полном, словами раскаяния безнадежного

Я постоянно осуждал себя

И тяжкой плетью сомнений избил себя до смерти,

Но ныне, обратив свой взор к надежде,

Я отважусь просить, молить о помощи

Святую Троицу.

 

И действительно, славя и исповедуя Бога,

Создателя всех,

И призывая голосом смиренным

Грозное имя милостивого Благодетеля,

Я — мертвый — тотчас к жизни вернусь непременно,

Согласно предвозвещению пророка:

«Всякий, кто призовет имя Господа, спасется»2.

Я же не только призываю, но прежде верю в .величие Его.

И знаю: лишь в Нем подлинна жизнь и дыхание истинно

И нет без Него движения и развития.

 

 

И не узлом надежды связан я [с Ним],

Но узами любви.

Не даров, но дарителя алчу я вечно.

Не славы хочу, а лобызания прославляемого,

Не стремлением к жизни горю постоянно,

 

Но воспоминанием о Животворителе,

Не вздыхаю от желания познать грядущую радость,

Но жажда к уготовившему ее исторгает

Из глубин сердца4 [моего] рыдания;

Не покоя ищу,

Но молю о [лицезрении] лика Успокоителя;

Не [заботой] о свадебном пиршестве,

Но тоскою о Женихе я снедаем,

Благодаря могуществу Коего

Я, обремененный вышеописанными прегрешениями,

Надеюсь без страха и уповаю без сомнений,

Что, вверив себя длани Всесильного,

Достигну не только искупления [грехов],

Но смогу узреть и Его Самого

В Его милосердии, благости и небесном наследии,

Хотя и достоин я отлучения.

 

2

И вот, с головою, склоненною от смущения и стыда,

[Пером своим], что станет орудием речи

Вместо обеих умолкших,

По заслугам запертых на замок моих губ,

Неспособных заставить робкий язык шевельнуться,

Я превращу горестные стенания

В скорбные молитвенные песнопения,

Обращенные к небесам.

3

Прими благосклонно, Господи-Боже могущественный,

Мои мольбы — [мольбы] огорчающего,

Приблизься с состраданием ко мне, чье лицо красно от стыда,

Рассей, о Щедрый, постыдную грусть мою,

Сними с меня, о Милостивый, непереносимую тяжесть’,

Отстрани от меня, о Всеискусный, опасные привычки мои,

Разгони, о Побеждающий, соблазны дикие,

Развей6, о Всевышний, туман искусителя,

Помешай, о Избавитель, наступлению губителя на меня,

Расточи, о Тайновидец, злые ухищрения ловца [душ],

Сокруши, о Неизреченный, воителя,

 

Ознаменуй именем Твоим, [о Боже],

Окно8 на кровле моего дома,

Огради десницей Твоей своды9 храма моего,

Очерти кровью Твоей10 порог  мой,

Запечатлей знамение Твое

На пути моем — пути молящего,

Укрепи десницей Твоей ложе упокоения моего,

Очисти покрывало постели моей от козней [опасных],

Сохрани волею Твоей измученную мою душу,

Сделай невредимым  дыхание, что даровал Ты моему телу,

Расположи вкруг меня сонм воинства Твоего небесного,

Поставив [его] обороняться против скопища злых духов.

Мольбами и заступничеством Пресвятой Богородицы

И всех избранных Твоих

Даруй радостный покой этой ночью глубокой

Моему сну, подобному смерти,

Прикрой окна очей моих,

Которые суть орудия познания,

Сомкнув их безмятежным сном

И неизгладимостью упования на Тебя,

Неуязвимо защити от смятения и беспокойства,

Мирских забот, бредовых сновидений и призраков пустых.

И вновь когда, очнувшись от тяжкого сна

Неусыпным,

Обновленным   и бодрым,

Предстану я перед Тобою,

О Всемогущий царь неизреченной славы,

То вознесу к Тебе, на небеса,

Эти благоухающие верой, словно жасмин молитвенные песнопения,

Распевая их вместе с сонмом небесным,

Что величают Тебя.

Ибо Ты прославляем всеми творениями во веки веков. Аминь!

 

Глава 13

Слово к Богу из глубин сердца

 

Боже благодетельный, могущественный и страшный,

Отец [наш], по милости дарованной [нам Тобою],

Поэтому даже имя Твое, о Великий,

Благовествующее нам о Твоем милосердии и близости,

Сладостно для [людей] жестоких и неблагодарных;

С Тобою и Сын Твой, подобный Тебе,

С дланью могущественной, как Твоя,

Грозный властью вечной Своей,

Вознесенный созидающим [естеством] Твоим;

И  Дух Твой Святой и Истинный,

Что истекает из Тебя неиссякаемо,

Подлинное естество бытия,

Сущность вечная, равная Тебе во всем,

По власти разделяющая славу Сына Твоего,

 

Три ипостаси — все неизреченные,

Различаемые, как лица по своим особенностям,

Но единосущные по своей природе Божественной,

Несмешиваемые, но и нераздельные,

Единые волею и союзом,

Ни у Одного нет над Другим преимущества,

И ни на мгновение не бывает Один ниже Другого,

Но как причина небесной любви

Явление которой свершилось в нас —

Света без тени,

Единым венцом славословия

Величаемы вечно Они.

 

И поскольку громогласное признание

Этого трижды прославляемого исповедания

Скала веры Петр признал достойным блаженства,

То пусть и душу мою — [душу], осужденного грехами,

Оправдает он и на волю выпустит

Благоповелительным одобрением Твоим,

Которым ищешь меня, пленного.

Все – Твое, и дары суть Твои, и милосердие Твое,

Однако славишься Ты не столько дарами, сколь милосердием,

Ибо второе умножает Твою славу,

Первые же награда для трудолюбцев:

Дары — это воздаяние праведникам,

А милосердие — благодеяние для меня, нечестивца.

 

2

Не дай преимущества людским делам

Над благодеяниями Твоими, о Боже милостивый,

Хотя бы и превосходили они

Обычные возможности нашей неустойчивой природы,

Но при Твоем побеждающем долготерпении

Да окажутся ничтожными дела земнородных

В сравнении с Тобой.

Ибо, когда явился свет Твоей праведности,

Что познакомил с истиной Нового завета,

Тот, кто кичился, уповая на чистоту своих законов, —

Израиль, покинутый в крайнем убожестве, —

Оказался более нуждающимся в сострадании [Твоем],

Нежели самые жалкие отверженные.

И так как все для Тебя, о Благодетель, возможно,

Внемли воплю молитвенных моих стенаний,

Коими призываю Тебя;

Смилуйся, оживи и окажи благосклонность,

Ибо суть Твои долготерпение, кротость,

Спасение, искупление и слава от всех народов,

Живших в веках. Аминь!

 

 Глава 14

Слово к Богу из глубин сердца

 

Молю Тебя, о Света Луч, Небесный царь,

Тебя неизглаголанно восхваляемого,

Неизреченного Сына Бога великого,

Приблизься вновь ко мне,

О Всевышний, Благий, Прибежище жизни,

Приклони ухо к новым, слабым голосом [спетым],

Молитвенным стенаниям моим — стенаниям раненого.

2.

Нигде не  написано,

Что [человек], разбойниками изувеченный,

Обратился с просьбой к Тебе,

Ибо от тяжких ран изнемог;

Не испустил молящего вопля,

Ибо стал он безгласен;

Движениями пальцев своих не дал знать он о злой беде

Тебе, всевидящему,

Ибо был он повержен;

И не устремил на тебя скорбных очей, полных слез2,

Ибо ослеп от слез, ведь достоин был осуждения;

И не смягчил он волю Твою, о Милосердный,

Чрез заповедное слово Заступника,

Ибо был он беспомощен;

И не подвиг Твое сердце к жалости, о Сострадающий,

Представив одежду свою,

Окрашенную кровью поверженного его тела,

Ибо не имел он надежды;

И не пытался он твердо идти на коленях, как на ногах,

Ибо не мог он стоять.

И оставаясь живым,

По сути не был живым!

 

Для живого быть полумертвым —

Это немногим лучше, чем быть мертвым,

Однако же Ты не позволил его добить,

Как не даешь и меня погубить,

Хотя я, наставленный словом Твоим,

Облагодетельствованный милостью Твоей

И украшенный славой Твоей,

Не только не перестал идти наперекор Тебе,

Но дерзким мятежом увеличил собою число врагов,

Сговорился с ними,

Объединился с ненавидящими Тебя3.

3.

Но ты, о Многодарующий и благодетельный,

Незлобивый и животворящий,

Ты не только в памяти не сохранил дела злотворца,

Но даже ни единым словом не укорил меня,

Ты не нанес удара павшему,

Но, с жалостью подойдя к нему,

Явил о нем безмерную заботу.

Ты не спешил приблизиться к раненому,

Дабы повергнуть его,

Подобно священникам4,

Которые, согласно слабому закону Аарона,

Могущественному лишь в «служении осуждения»”,

Карали проклятиями и камневанием;

В отличие от Предтечи из рода Левии,

Который, находясь меж концом старого и началом нового

Призывал’ к покаянию, но не видел еще благодати],

И силы духовного возрождения.

 

Ты призрел на несчастье раненого,

Дабы не случилось, что он,

Устрашенный примером секиры,

Срубающей [древо] под корень8,

Увидел в Тебе «служение осуждения»

И умер прежде предстоящих [Тебе] мучительных страстей

Ибо во всем Ты ценишь не букву, но дух,

И чтобы он не потух,

Его раздуваешь из искорки еле заметной

Епанчой Своей плоти, смешанной с нашим естеством,

Став сопричастным сирийским язычникам, —

Что именовались «блюстителями»10,

Ибо, получив закон от иудеев,

Они соблюли его в целости,

Тогда как те забыли о нем, —

Ты предначертал весть освобождения иноплеменникам

И, простерши руку, божественной силой Своей нетленности

Восставил смертельно согрешившего первочеловека

с его поколениями

 

Сердце скорбящего Ты утешил, и изнемогшего — укрепил,

И однажды погибшего вновь оправдал [к жизни] 2,

Святостью животворной купели и светом чаши” исполнил,

Преобразил вновь Хлебом небесным —

Божественным Телом Твоим.

 

Чрез попечительство сонма блаженных избранников Споспешествовал, приласкал и защитил;

В предводители дав медленно бредущий скот,

Ты уберег нас от страданий и довел до обиталища света.

При двойном посредничестве жизнь дарующих

Заветов — Ветхого и второго — [Нового] —

Ты исцелил нас человеколюбиво,

Как некогда во времена Моисея,

Подобно орлу, распростершему крылья15,

Принял [Израиль] Ты и повел его

В тихий покой земли обетованной,

Приказав предводителям

Питать его пищею слова [Божьего].

4.

Ты, кто свет беспредельной своей доброты

Чудесно явил во всем

И отнял у [сатаны], наславшего змия,

Сокровище – душу Адама,

Вернув себе имущество, принадлежащее Тебе,

Оживи и меня, очисти от долга грехов,

Ты, что жалуешь безвозмездно и нежданно,

Даруй и мне вместе с ними искупление и исцеление,

О Милостивый, Могущественный, Неисповедимый,

Нетленный, Страшный, Благословенный

Всегда и во веки вечные. Аминь!

 

 Глава 15

Слово к Богу из глубин сердца

 

Вновь вернувшись к тем же стенаниям скорбящего сердца,

Возносимых мною к Тебе песнопением этим,

Облеченные тем же слогом, тем же звучанием,

Я душой, совершенно измученною сомнениями,

Обращаюсь к Твоему состраданию, о всем Дарующий,

Как заживо умерший молю Тебя, Бога бессмертного;

Но, признавая рядом со славой Твоей мою низость

И рядом со злом моим Твою доброту,

Я — клятвопреступник, забывший обет,

Скорей побежден, нежели исцелен,

И скорей устыжен, нежели ободрен.

2.

Подобно овце неразумной, самой безумной в стаде,

О презренном примере коей говорится в притче второй2,

И я, заблудший, бродил в безлюдных горах

Со злонравными духами средь идолов диких3;

Держась вдалеке от маленькой паствы [верующих],

Я не имел языка, коим рассказал бы о скорби и бедах моих,

Ни подвижной руки, говорящей как у немого,

Но все-таки, зов мой невнятный услышав

Один только Ты,

Восхваляемый от начала времен и до ныне родившихся,

С любовью пресветлой искал меня грешного

И не только нашел, о чудеса Творящий,

Но неисповедимой благостью Твоей любви

Поднял на животворное Свое плечо и назвался пастырем

И причислил к небесному воинству

В наследии Отчем Твоем.

 

О могущественный Животворец, Попечитель благословенный

Милостивый в сострадании Своем,

Если Ты принял их ,

По немоте своей неспособных молить, —

Один из которых был замучен до смерти,

Другая ж, по неразумению животного, обреченная

на скитания,

Блуждала в безлюдных местах,

Вопия гласом блеющим,

Ничего не значащим и безобразным, —

И божественным Твоим благопопечением

Показал удивляющее весь мир сочувствие

К великому несчастью духов злобы,

Яви ныне вновь глубину Твоего милосердия

И [даруй] поток щедрот Твоих также мне,

Неправедностью превзошедшего тех, что описаны

выше в примерах,

Мне, что заслуживаю многообразной смерти,

Мне, что по горькости вкуса своего

Не могу соединиться со сладостью Твоей доброты,

Моим членам, достойным отсечения,

Моей душе израненной,

Полностью пораженной всеистребляющим недугом,

Мне, уподобившемуся неразумным животным6,

Мне, отчуждившемуся от близости мудрых,

Мне, что несхож с себе подобными;

 

Если бы нашелся [такой] образец, я сказал бы,

Если бы кто был похож на меня, я рассказал бы,

Если бы кто был одинаков со мною, я поведал бы,

Если бы кто был равен мне, я написал бы,

Если бы кто так же поступал, я свидетельствовал бы,

Если бы пример был, [мне подобный], я уведомил бы,

Если в прошлом — утешился бы,

Если в настоящем — надеялся,

Но поелику я [по греховности] превзошел все примеры

И далек от сходства [с кем бы то ни было],

То один только Ты можешь очистить меня от грехов,

Исцелитель и чудотворец,

Ты кто возвращает к жизни всех мертвых

И обновляет всю вселенную.

 

Коли согласно прозрению святого сердца Давида блаженного,

«Беззакония превысили голову,

Как тяжелое бремя отяготили»7 греховные преступления,

То совершенные мной прегрешения

Превосходят обилие, как море разлившихся,

Все поглотивших и уничтоживших, вод потопа

И покрыли вершины гор,

Но пусть, как во времена Ноя,

Подует сладостный Твой ветер8,

Что обладает могуществом плавить горы

И иссушать бурлящие волной водоемы,

И [уничтожит] мои преступления, губящие землю,

И круто вздымающиеся горы моих грехов.

 

Кратким и властным словом Своим

Ты, Всесильный и Всемогущий,

Укажи мне путь ко спасению

Где могу обрести прощение,

Мне, который, по слову пророка,

Долго «влек на себе беззаконие»9,

И, простив мне мою непокорность,

Долготерпеливый, Милосердный, Благословенный,

Даруй мне полное отпущение,

Подлинно облагодетельствуй,

Вовсе отмени тяжкие и неоплатные мои долги,

Сердце Твое не гневливо

И не вспыхивает никогда яростью,

Несвойственно Тебе вероломство,

И нет в Тебе и следа мрачности,

Ибо воля Твоя — [источник] жизни и света,

И не Ты сотворил смерть,

И не возрадует Тебя гибель человека,

Как речено Давидом и Соломоном10.

 

В законах благого Завета Твоего

Ты людям положил великое условие

Не воздавать злом за зло, а прощать греховные долги

«До семижды семидесяти раз» на день.

И это слово Ты сказал нам,

Всегда имеющим по своей природе

Несчетные тьмы вновь обновляющихся,

Врожденных пятен порока,

Которые согласно законам [плоти]

Возникают на поле нашего естества,

Рождающего разных видов тернии

Согласно Твоему правдивому свидетельству:

«Помышление сердца человеческого — зло от юности его»13.

И даже совершенный чистотой своей,

«Слово жизни» Твоей евангелист Иоанн,

Обладая общим для всех естеством,

Подтвердил слово истины Твоей,

Что вполне справедливо и для лжи моей.

«Если говорим, что мы не согрешили, — сказал он, —

То представляем Его лживым»14.

И вот совершенно слово Твое достохвальное,

Неоскудевающее в истинности  Своей,

Пред моим заблуждением и неправедностью жестокой.

Посему пощади меня, сострадая, о Источник, сладостный

на вкус,

Один лишь Ты благословляем всеми в веках. Аминь!

 

 Глава 16

Слово к Богу из глубин сердца

 

 

Днесь только Ты один, Боже небесный, Вышний,

Благодетельный,

Твое могущество, Твое помилование, Твое исцеление,

Твоя щедрость и Твои милости,

Только твои дары добровольные,

Твоя защита и Твое заступничество;

Твоя изобретательность непостижима, и промысл Твой

сокровенен:

Твои меры неизмеримы: Ты начало и Ты конец.

И никогда не затемняется свет милосердия Твоего

Тьмою гнева сердечного,

Ибо Ты, будучи превыше мысли,

Даже в малой степени неподвластен пороку,

Образ необъятный, вне измерения количественного,

Слава, распространенная безгранично,

Полнота’ могущества, не вмещающегося в пределы стихий,

Бескрайность незамыкающегося пространства,

Неиссякаемость благодетельного сострадания.

 

Ты «претворяешь смертную тень в ясное утро»,

Как речет пророк2,

Ибо добровольно спустился в глубины преисподней —

в узилище тюрьмы,

Где даже для молитв была замкнута дверь,

И, овладев душами, что были собраны и заключены в ней,

Повелевающим мечом победоносного слова своего

Рассек узы погибельной смерти и рассеял страх  греха3.

 

Так обратись же ко мне и вызволи,

Томящемуся в полной грязи глубокой яме4 темницы,

В оковах греха,

Пронзенному язвящим острием стрелы сатаны.

 

Ты, Господь, — Благодетель всего,

Ты один есть свет во тьме,

О Сокровище благословенное,

Милосердный, Благий и Сострадательный,

Невыразимый, неисповедимый и неизреченный,

«Всемогущий» — по святому слову Иакова5,

Легкая осуществимость всего неосуществимого,

Пламя, пожирающее хворост грехов,

Всепроникающий жгучий луч великого таинства6,

Вспомни меня, о Благословенный,

Не справедливым судом Твоим, но милосердием,

Не ради воздаяния, но для прощения,

Не ради истины, но по кротости.

Если станешь взвешивать тяжесть грехов моих,

Сделай это по милосердию Твоему, но не по справедливости,

Ибо для меры первого они очень легки,

В отношении же к последней слишком тяжелы.

3.

Так подойди же ко мне, о Благосклонный,

Как некогда приблизился ты исцелить ухо того

Кто возмутился против Тебя7.

Заслони меня, грешного, от тревожащего меня ветра смерти,

Дабы успокоился на мне всевластный Дух мира Твоего.

Слава Тебе от всех во веки вечные. Аминь!

 

 

Глава 17

Слово к Богу из глубин сердца

 

Днесь молю Тебя, о защитник и чаяние пораженных горем

скорбящих душ,

Что терзаются жестокими и тяжкими муками,

Не умножай горестей моих — [горестей] стенающего,

Не уязвляй меня — раненого,

Не карай меня — наказанного,

Не мучай меня — истерзанного,

Не секи меня — побитого,

Не повергай меня — павшего,

Не губи меня — совратившегося,

Не отвергай меня — удалившегося,

Не отлучай меня — гонимого,

Не стыди меня — бесчестного,

Не укоряй меня — содрогающегося,

Не сокрушай меня — сломленного,

Не смущай меня — встревоженного,

Не волнуй меня — неспокойного,

Не сотрясай меня — колеблемого,

Не повергай в смятение меня — захваченного бурей,

Не обдирай кожи с меня — растерзанного,

Не дави меня — разбитого,

Не грызи меня — искусанного,

Не ослепляй меня — помраченного,

Не ужасай меня — устрашенного,

Не опаляй огнем меня — обожженного,

Не убивай меня — недужного,

Не обременяй тяготами меня — немощного,

Не утяжеляй ярма на согбенной спине моей,

Не усугубляй горечи скорбных моих стенаний,

Не будь суров ко мне — праху,

Не будь жесток ко мне — пеплу,

Не будь строг ко мне — сотворенному,

Не будь грозен со мною — пылью.

Не сражайся Ты, Великий, со мною — малым,

Ты, свет, со мною — земным,

Ты — по естеству своему добрый,

Со мною — по природе своей греховным,

Ты — лоза благословенная, со мною — плодом проклятия,

Ты — сладость истинная, со мною — горечью совершенной,

Ты — неизменно величаемый, со мною — презренным,

Ты — просфора жизни, со мною — закваской глиняной,

Ты – Господь господ, со мною — илом земным,

Ты –  неиссякающее изобилие, со мною — неимущим рабом,

Ты _ неотъемлемое богатство, со мною — бесприютным                                         страдальцем,

Ты_ неоскудевающая благость, со мною — наибеднейшим

Нищим

.

Однако кто же, дождавшись утренней зари,

Побоится, что снова стемнеет,

Или [оказавшись] рядом с жизнью, [убоится] смерти,

Или, будучи освобожден, — обвинения,

Или, будучи прощен, — осуждения,

Или, будучи спасен, — предательства,

Или, будучи возрожден, — уничтожения,

Или, будучи благословен, — отлучения,

Или, будучи исцелен, — ранения,

Или, будучи обогащен, — оскудения,

Или при изобилии хлеба — голода,

Или при полноводных реках — жажды,

Или [обретя] материнскую ласку, — вероломства,

Или опекаемый десницей Божьей, — несправедливости’.

2.

Вместе с тем, чье тело было жестоко поражено проказой,

душою истерзанной молю Тебя:

«Господи! Если хочешь, можешь меня очистить»2,

Вместе со слепцами, что мучаются, ощупью [бродя] во тьме

вечной,

И я кричу гласом жалобным,

Но Тебя называю не Сыном Давидовым,

А Божественную по природе, сущность Твою исповедую;

И зову Тебя Рабби — этим званием вардапетов*,

Которое содержит в себе знание истины, —

И верую, что Ты Господь неба и земли.

И уповаю —  не только прикосновением протянутой

К Тебе руки,

Когда Ты близко,

О сострадательный Боже,

Но и, будучи отдален большим расстоянием,

Что силой слова Твоего я исцелюсь.

Я не делаю различения меж возможностью и милосердием,

Ибо желаешь, как Милостивый, и можешь, как Творец.

Скажи только слово Свое, и я выздоровею5.

К вере сотника5 приобщаюсь и я ,

И верую, что не только на расстоянии близком,

Словно бы из дома в дом,

Ты можешь дать воскресение и исцеление,

Но, даже восседая в вышних небесах,

Внизу, на земле, Ты всесовершенно творишь чудеса,

За которые мне нечем воздать.

 

Прости и мне, как решил Своим приговором           ‘

Простить грешнице пятьсот динариев*

За прием, [оказанный ею Тебе],

О Боже милостивый и Господь благий.

Чем чаще будешь дарить, тем боле славиться будешь

И, давая много, в той же мере будешь любим.

Чем боле будешь сострадать, тем более

Ты будешь восхваляем.

Будучи Владыкой всего, Ты равными [себе считаешь] нас,

И, обладая всем, Ты предаешь себя [за грехи] наши,

За неизреченные дары Свои Ты [довольствуешься] нашим

воздаянием;

Вместо нашей земной [жизни] Ты достойной [полагаешь]

вечную,

Но, почитая великими наши [дела], Ты хвалишься ими

в горних,

И малая слава при малых деяниях не огорчает Тебя,

Окажи же такое милосердие и мне —

Мне, чьи прегрешения несчетны,

Дабы в похвальные речи о Твоих благодеяниях и щедростях,

В их число была включена и любовь8.

Слава Тебе от всех. Аминь!

 

 

 Глава 18

Слово к Богу из глубин сердца

 

Могу ли я, порождение греха, чадо смертельных мук родовых.

За один день возместить

Ущерб поистине невозместимый.

Не от меры скудости человеческой мысли я прошу у Тебя

прощения.

А от того, что неиссякаемо Твое изобилие молю о человеколюбии,

О Иисус Христос, наш Спаситель,

Я, которого прежде не было, но Ты создал,

Нe пришел еще на белый свет, но Ты увидел,

Не изъяснился еще, но Ты сжалился,

Не просил еще, но Ты взял на Себя попечение,

Не простер рук еще, но Ты призрел,

Не молил еще, но Ты смилостивился,

Не обрел еще голоса, но Ты услышал,

Не рыдал еще, но Ты приклонил ухо;

 

Зная плоды моих злоключений, Ты не пренебрег мною,

Взором прозорливым Ты предвидел

Преступления мои, наказания достойные,

Но [все-таки] сотворил по [образу Своему и подобию].

Так не дай же мне, Твоему творению,

Тобой спасенному и столь заботливо опекаемому,

Окончательно погибнуть под ударами грехов,

Искусителем измышленных.

Да не одолеют:

Тьма моего упорства — света Твоего снисхождения,

Ожесточенность моего сердца — долготерпения Твого,

Смертность моей плоти — безграничности Твоего

совершенства,

Слабость моего естества — непреоборимости Твоего величия.

Во имя Твое, простираю иссохшую2 руку души моей,Всемогущий,

Сделай меня здоровым, как прежде3,

Когда в неге рая собирал я плоды жизни.

 

Скрюченная, сгорбленная, поверженная, подобно страждущей женщине,

Душа моя жалкая не может выпрямиться4,

Ибо пригнута к земле грехами, как узами сатанинскими,

И устремлена взором в землю,

 

Склонись ко мне, о единственно Милосердный,

Подними меня, низко павшее древо разумное,

И его — высохшее — сделай цветущим благой верой

и благолепием,

Согласно божественному завету пророка5.

Я как слепец, от рождения света лишенный,

Не имею глаз, которыми глядя на лик Твой, Создатель,

Молил бы Тебя, Благодетель могучий и

Защитник единственный,

Обратить заботливый взор неизреченной Твоей любви ко мне

Из ничего возникшему, одушевленному и говорящему

твоему сосуду,

Дабы светом [Своим вновь] создать его.

Вместе с несчастной женщиной,

Что двенадцать лет мучилась от злого недуга,

И я тону в реках кровавых греха,

Так призри на меня с высоты,

Облаченный недоступным светом Своим,

У которого нет границ,

Подобных краям рукотворной ризы,

Но [рассеянное] повсюду в пространстве чудо могущества.

 

Я, наказания достойный, не подношу Тебе

с блудницею вместе,

со слезами в очах и с распущенными волосами,

Миро для помазания пят жизнь дарующих стоп Твоих,

Но, воздевая руки с верою незапятнанной,

С исповеданием истинным Духа Живого,

Устами сомкнутыми целую землю,

По которой Ты проходил.

Со стонами, смешанными с потоками слез,

Молю об исцелении моей души.

 

Естество души моей расточено грехами

И расслаблено малодушием,

И обе ноги – средства передвижения,

Несущие на себе тяжесть моего тела,

Движутся, прихрамывая, нетвердым шагом,

Отступая пред злом – помехою на пути,

Что ведет к древу плода животворного;

Так укрепи их вновь и защити,

О Ты, единственно могущий спасти.

 

Дыхание сатаны замкнуло, накрепко заперло,

Сделало немым [мой язык] – орудие прославления,

Которое Ты поместил в здании тела моего.

Так пусть Дух Твой, о Слово животворное,

Подвигнутый великим милосердием,

Вернет мне способность “чисто” говорить,

Подобно исцеленному, упомянутому в Евангелии.

 

Словно труп живой или мертвец говорящий,

Я повержен без жалости на ложе скверны, на одр грехов,

Так яви сострадание ко мне – в голос скорбно рыдающему,

О благодетельный Сын Божий,

И благословенной росою очей Твоих

Возроди меня к жизни, как [возродил]

“Того, кого любишь”, из бездыханности смерти.

Я, сомневающийся и поистине мятежный,

Пребываю в яме грехов,

Так протяни же руку,

О Солнце без тени, Сын Всевышнего,

И извлеки меня к свету сияния Твоего.

Вместе с вдовой из Наина –

Матерью [сына] единородного, –

Которая с лицом страждущим и скорбящим

Оплакивала его, обливаясь слезами,

Голосом жалобным и горестным,

Сплетая пальцы и бия себя в грудь,

И я молю в беспредельных стенаниях:

Даруй и мне, отчаявшемуся,

О восхваляемый, благий Творец мира,

Бодрость и надежду милосердным словом Твоим:

“Не плачь, пленник многострадальный”,

Чтобы подобно тому, как юноша был воскрешен

В утешение родительнице его,

Так и я принял от Тебя обновленною

Мою душу, достойную наказания.

 

Подобно несмысленным бесноватым –

Людям злосчастным, одержимым злым духом,

Бьющимся о камни, с дыханием занявшимся,

С дыбом стоящими волосами всклокоченными,

С лицами, свирепыми и безумными,

Над которыми Ты, о Всеспаситель, смилостивился, –

И я обращаюсь к тебе [с мольбою]:

Отринь, прогони из скинии Твоей

Полчища бесов разнузданных,

Дабы вновь упокоился в ней по прибытии

Благий Дух Твой Святый,

Исполнив тело мое чистым дыханием

И облекши члены мои [благочестием],

Верни мне – злополучнейшему безумцу –

Здравый рассудок.

 

Вместе с душами изгнанными, плененными,

Обитающими в преисподней,

Терзаюсь и я в заключении.

Так пусть засияет луч милосердия славы Твоей,

О Ты, свет в несчастье моем,

И, освободив меня от оков искусителя,

Сохрани мне жизнь.

 

Естество души моей, страждущее от

Водянки мерзких грехов,

Что тайно, злокозненно,

По тончайшим, невидимым жилам проникли в нее,

Пребывает в смятении.

Невидимые  взору опухоли,

Вздутия и наросты

Возникли от яда злотворца;

Исцели их милосердно

Со свойственным Тебе могуществом, о Сын Божий!

 

Пороки смертельные, многообразные и разновидные,

Каждый со своими плодами пагубными,

Дали побеги от корня горького

На почве неправедной плоти моей;

Так вырви их своей рукой, о Всемогущий, –

Ты, Который постоянно расчищаешь и возделываешь

Поле душ [человеческих],

Дабы плодоносило Слово Жизни Твое.

3

Так как язва моих преступлений превзошла сходные примеры

И, подобно снедающей опухоли,

Распространился недуг на все члены мои,

То, как это было с Израилем,

Нет пластыря, чтобы приложить его

На безмерное множество ран;

От подошвы ног и до маковки здания

В членах моих

Нет “места здорового”, и все неврачуемо,

Но Ты, благодетельный и милосердный,

Благословенный и долготерпеливый Царь Небесный,

Услышь молитвенные мольбы истерзанного сердца,

Которыми воззвал я к Тебе, Господи, в скорби моей.

 

 Глава 19

Слово к Богу из глубин сердца

1

Внемли громогласному воплю моей скорбно стенающей души,

О всевидящий взор, Ты внушаешь надежду,

Величие непостижимое, имя страшное,

Слово живое, весть желанная,

Вкус сладостный, призыв обожаемый,

Доброта исповедуемая, сила, достойная воскурения,

Истина признаваемая, сущность прославленная,

Бытие благословенное,

 

Господь Иисус, восхваляемый и почитаемый с Отцом,

Возносимый и возглашаемый вместе с Духом Твоим Святым,

Ты, что воплотился нам подобным ради нас,

Дабы сделать нас подобными Тебе,

Свет всего сущего, милосердный во всем, могучий, небесный.

Ныне молю, о сострадательный:

Восстанови вновь чудом божественного созидания

Мой размягченный и сокрушенный глиняный  сосуд.

Твой образ дарованный мне, истертый грехами,

Умоляю Тебя, вновь отлей в плавильной печи

Огнем слова Твоего.

Скинию Твоего отдохновения – охраняющее душу Искореженное здание тела моего,

Прошу, о Благотворитель, очисти,

Чтобы Тебе поселиться в нем.

Не воздай мне за греховные мои дела

Соответствующим  возмездием.

 

Я пьян, но не от вина,

Так слей отупляющий осадок неправедности

Смертоносной чаши моей

Твоим освобождающим и животворящим велением,

Чтоб не отпить мне из чаши ярости Твоей

В последний день окончательного возмездия.

2

Ты праведен в приговоре Твоем

И победишь в Суде Твоем.

Если смерти предашь, справедливы деяния Твои;

Если осудишь, уже отсюда начав обвинения мучительные,

Истинно возмездие Твое;

Если погрузишь в глубины бездны,

Или силу отнимешь  движений моих,

Или слова мои обратишь в тщету,

Или затемнишь окна очей моих,

Или отнимешь чашу жизни [моей];

Если  без пищи меня оставишь,

Если сократишь множество дней [предстоящих],

Если вместе со сладостью росы низвергнешь огонь,

Если нашлешь “жажду слышания” слов Твоих,

Если замкнешь двери ушей моих,

Если оставишь без милости Твоей благодати,

Если поколеблешь почву под моими ногами,

Если лишишь вожделенного света Твоего лица,

Если вовсе изгонишь из мира сего,

Если жаром огня устрашишь,

Если обречешь на неисцелимые недуги,

Если предашь [власти] злых духов,

Если искрошишь клыками зверей,

Если развеешь ветром ярости

И коли, создашь какие-то новые виды мучений,

Вредоноснее, чем тартар,

Нестерпимее, чем геенна,

Ядовитее, чем черви,

Тревожнее, чем тьма,

Ужаснее, чем бездна,

Злополучнее, чем нагота,

Я сам засвидетельствую о себе,

Что вполне все это заслужил.

3

Так как воздаяния по сродству

Всегда и вполне сообразны моим грехам

И признаки явления сего

Суть единообразие, сходность и сопутствие,

Поэтому важно открыться

И сбросить покровы с личины [мысли],

Чтобы пояснить ее жаждущим этого.

Поскольку не откликнулся я с горячей любовью

На нужды ближнего [моего],

То поистине цепенею в тревоге при первом же испытании;

Поскольку не укротил я необузданного своего сладострастия,

То, жалкий, по заслугам терплю неохладимое жжение;

Поскольку не возлюбил я благовествования света Твоего,

То по справедливому возмездию

Ощупью брожу во тьме изловившего меня, погибельного тумана;

Не остерегался грехов мелких и незначительных,

Полагая их безвредными,

И по заслугам подвергаюсь жалящим укусам

Язвящих гнусных гадин;

И не протянул я руки,

Чтобы помочь несчастному, попавшему в беду,

И, согласно начертанному этим законом  [возмездию],

По справедливости обречен, предан яме погибели.

4

О Боже, не от Твоих всеблагих сокровищ, – зло,

И не от сияния света Твоего – тьма,

И не от упования на Тебя – соблазн,

Но я сам, сын погибели, нашел все это,

Это мои грехи неправедные

Собрали, скопили столько скверны, вызывающей гнев Твой;

Подчинив душу князю заблуждения,

Я место Твое предоставил ему,

В чем  укоряет меня Писание.

 

И так как ныне обнажена  срамота членов тела моего

И на лицо мое легла непристойная тень бесчестия,

Показавшая меня, согласно притче пророка,

Совершенно нагим и мерзким,

Подобно выставленной на позор блуднице,

 

То зажги  во мне свет раскаяния,  Царь Небесный,

Чтобы, отряхнув прах грехов моих,

Подобно  вернувшимся из Вавилона,

Я снова встал, поднявшись из бездны;

Неколебимо опираясь на незыблемость [данного]

Тобой упования,

По-прежнему чистый и облаченный,

Согласно слову Исайи,

В силу могущественной Твоей длани,

Во имя величия и святой славы Твоей,

О Боже, благословляемый в вечности. Аминь!

 

 Глава 20

Слово к Богу из глубин сердца

1

О Господи, Господи, тайновидец,

Немстительный и долготерпеливый,

Снисходительный и благий,

Могущественный и милосердный,

Справедлив суд Твой, и признаны решения Твои.

Вместе с тремя отроками блаженными,

Которые были испытаны в Вавилоне огнем сожигающим,

Но остались невредимыми,

И я плачу их песнею горестной:

“Согрешил я, поступил беззаконно,

Отступил от Тебя и заповедей Твоих не слушал”1.

И коли они, будучи чисты и безвинны,

Возглашали, однако, это признание,

То я, смерть вполне заслуживший,

Вторя им этой мольбой в их песнопенье плачевном,

[Должен еще к нему] и другие добавить.

Взяв у Даниила, блаженного и святого пророка великого

Который, как избранный отпрыск дома Иуды,

Был кровным родственником Тебе, –

Слова угодные и священные его молений,

Я, заслуживающий наказания, моими воплями и стенаниями

Еще более усилю их.

Зная заповеди Твои,

Я пошел [путем] неподобающим,

Впав в заблуждение жестокое,

Это и значит грешить злобно во всех делах.

Я ринулся вон из пределов, установленных волей Твоей,

Что есть истинный пример неправедности позорной.

Умножая, я довел до предела меру злых деяний моих,

Что есть верное подобие преступления.

Грозил Ты, но я не ужаснулся,

Просил, но я никогда не слушал,

Что есть явный признак мятежа,

Ты предусмотрел для Себя правосудие,

А мне, о Благодетель, уготовил срам и поношение;

Тебе – слава достодолжная,

А мне – бесчестье заслуженное;

Тебе – сладость поминовения,

А мне – желчь прогоркшая посмертно;

Тебе – немолчные хвалы,

А мне – плач, вопли и стенания;

Тебе – славословия, обожания полные,

А мне – осуждение и изгнание безнадежное;

Тебе – праведный суд многодостойный,

А мне – ответы, полные замешательства;

Тебе – вознесение неизреченных величаний,

А мне – позорное наказание – вылизывание пепла.

2

И вот принял Ты,

О безвестная мера благодеяний избранных,

Поднесенные Тебе плоды благовоний приятных,

Как то подобает Тебе,

Я же получил здесь вместо этого

Поношение великое, многажды усугубленное,

Как то подобает мне.

Коли таковы были молитвы,

Принятые на себя [людьми] непорочными,

То какие ряды и строки слов осуждающих

Должен о себе сочинить я,

Всегда грешивший, больше и упорнее всех?

Безнравственное поведение совратило меня на мысли

мятежные

Уста мои дерзнули говорить слова мирские,

Пристрастился я, не отступая, к делам постыдным,

Стал надменным, превознесся я,

Тот, кто чрез малое время мертвым в землю сойдет,

Стал самоуверен, возомнил я,

Не обладающий властью [даже] над дыханием –

Залогом души моей,

Стал спесивым я – пыль одушевленная,

Стал кичливым я – глина говорящая,

Стал горделивым я – прах презренный,

Ввысь поднялся я – пепел отверженный,

Поднял руку я – чаша, достойная быть разбитою;

Будто [лицо] верховное, распростерся я сверх меры,

Но, отринутый, вновь замкнулся в себе;

Пламенем гнева загорелся я – ил, одаренный словом,

Словно бессмертный, высокомерен стал я;

Подобно четвероногим, смерти подвластный,

Я раскрыл объятия любви к миру,

А к Тебе не лицом, а спиной повернулся;

В полете мыслей устремился я к темным помыслам,

Непорочную душу мою изнурял постоянно утехами тела;

Силу правой моей стороны я ослабил

И победил ее, придав мощи стороне левой;

Даже увидел Тебя озабоченным обо мне –

О чем здесь не место писать –

И не устыдился.

Как дикая птица я полетел, согласно слову Осии о Ефреме,

К прежним своим привычкам.

В доме молитвы я окружил себя

Заботами жизни земной,

Уздою слова я не поднял на ноги коня моих мыслей.

К старым преступлениям я добавил новые, выдуманные мной.

Тяжкое и невыносимое иго я, согласно Иову,

Сделал для себя еще более жестоким,

Я превратил себя в пояс, который нельзя починить,

Согласно [слову] Иеремии.

Подобно выкидышу безымянному, я был вычеркнут из числа

людей,

Согласно притчеслову;

Словно запачканная одежда, стал я нечист,

Согласно слову Исайи;

Подобно обожженному сосуду глиняному,

Я сокрушен был необратимо;

Подобно Едому, осужденному пророком,

[Исполнил] я четвертую меру преступления

И уготовил себе погибель;

И не будет ложью, если ко всему этому

Я добавлю еще и следующее:

Принял я здесь для себя,

Посвященную дьяволу скинию Молоха,

Чтобы ад унаследовать,

И, от Небесного отступившись,

Я, в подражание примеру известному,

Создал образ,

Звезду Ремфана – вавилонского идола,

Коему на Синае поклонялся Израиль.

3

Отвратился я от упования

Первоначально дарованной благодати,

Изменил ему, утратил его,

Ушел, удалился от него,

Отверг, безвозвратно отринул его.

Но прими меня, Господи,

Вновь уподобь меня образу Своему, –

Меня, как недостойного жизни,

Как приговоренного к смерти,

Как злодея, как бесчестного,

Как попранного сатаною,

Как [душою] неисцелимо преданного [ему],

Как достигшего недр смерти,

Как ставшего омерзительным,

Как признанного недостойным Твоего призыва,

Как вообще преданного погибели,

Как обреченного на скитания, как преследуемого,

Как несчастного, как отчаявшегося,

Как сломленного, как поверженного, как сокрушенного,

Как скорбящего, как душою тоскующего,

Как посрамленного.

Приклони снова ухо Твое,

О милосердный, человеколюбивый, могущественный,

К молитвенным словам моим,

Как [к словам] опомнившегося,

Как [к словам] исповедовавшегося,

Как [к словам] павшего к Твоим стопам,

Как [к словам] раскаявшегося,

О Ты, который взвешиваешь,

Вписываешь [в книгу жизни] и почитаешь великими

Стенания души и звуки рыданий,

Горечь во рту, иссохший от жажды язык, скорбное лицо,

Благую волю помыслов и глубокую искренность сердца;

Ты – Спаситель душ, Который видит еще не содеянное,

Творец всего и врачеватель невидимых ран,

Защитник уповающих и благопопечительный Господь всех,

Вечная слава Тебе от всех. Аминь!

 

 Глава 21

Слово к Богу из глубин сердца

1

Поскольку я, своей волею, сам предал себя смерти,

И никогда не вставал больше  как человек на ноги

И не получил сердца разумного, как в Писании сказано,

И поскольку не изменился я [в сравнении] с прежде

написанным

И не пошел по пути благому,

То почему не показать мне извилистых, мрачных стезей моих,

Излагая это повествование?

Посему, сообразуясь с [желанием] этим и сохранив

неизменным

Существо и облик внешний слова сего,

Я снова, еще раз исповедуюсь здесь

В остальных преступных моих пороках,

Что станут известны из [строк] нижебегущих.

2

Наказания достойный жестокий пришелец,

Нравом своим  необузданно дерзким

Приумножил я полчища Велиара;

Омерзительным, коварным обманщикам бесам

Я [повод] даю своею беспечностью

Резвиться, плясать и скакать в исступлении.

Удары тайные и язвы неисцельные я получил

от палачей-губителей,

И не отверг я их отринутых Крестом Христовым,

Но, более того, усилил вдвое.

Из-за неправедности моей, Иисусе,

Имя Твое, у нечестивцев хулится,

Как некогда [хулилось] у язычников оно из-за Израиля.

Я насадил в себе зловредную, гибельную пагубу пагуб,

Подобную гусеницам, саранче, и иным червям,

Пожирающим и истощающим цветок души моей

 

 

Кочевников и души злые – [губителей] страны Израиль,

По чудесному плачу Иоиля.

Я приготовил  к разведению,  а не к истреблению,

Я собрал  против себя

Множество воинов, снаряженных оружием смертоносным,

Я создал для себя беззаконных и бесстыдных уничтожителей,

Я придал силы моим соперникам, дерзким,

Я взял в удел себе горечь вместо вкушения сластей –

Всегда вероломный в отношении к Творцу и вечно верный

искусителю.

 

Горе мне, сломленному, растерянному,

Мрачному, бесчестному и беспросветному!

 

Как отважусь с речами своими предстать?

Громоподобным должен быть рыдающий вопль мой и нестерпим жалобный крик,

Ибо, если бы мог я увидеть душу мою,

[То увидел бы] ее безобразной, изнемогающей

И совершенно бессильной,

Рыданиями скорбными ввергнутой в сомнения крайние,

Подобно  капищу загаженному и опоганенному цветением гноя и нечистот,

Ибо скверна грехов и служение   медно красному идолу

Суть одно и то же.

И вот я пошел этой дорогой погибели по следам тьмы,

Отдал “надел Твой любимый”, обратив его

в “степь пустую”,

Как речет пророк, что обличал священников Израиля.

3

И как могу именовать я себя человеком,

Если причислен к нелюдям?

И как назовусь разумным,

Со здравым смыслом расставшийся?

Как сочту себя зрячим,

Если сам в себе свет погасил?

Как прославлю себя познающим,

Если замкнул врата познания?

Чем докажу я, что запечатлен во мне благодатью образ

Нетленного,

Если сам умертвил в себе душу?

Не могу я назваться также ни движущимся и ни дышащим,

Бесполезнейший средь сосудов,

Наихудший средь камней [в кладке] стены,

Презреннейший из числа призванных,

Ничтожнейший средь сборища приглашенных,

Страхом смерти устрашенный, я всеми покинут,

[Подобно] Иерусалиму страждущему от ран и обид,

Как о том Иеремия в слове своем говорит.

Дни мои истощились в стенаниях,

И в скорби промчались годы,

Как гласит пение псалмопевца.

Как шерстяная одежда [снедаема] молью и дерево червем,

Так и я снедаем острой болью в сердце,

Как сказано мудрецом14;

Словно паутина, я износился и стал непригоден,

Я исчез, как утренний туман, как роса предрассветная,

Как сказано в гласе пророческом16.

Однако не на человека возложил я надежды,

Чтоб, заслужив тем проклятие провидца17,

Не отчаяться мне безнадежно,

Но на тебя лишь, о Господи  милостивый и душелюбивый,

 

Ибо, погруженный в безмерность Своего сострадания

В тот час распятья на Кресте

Молил в великом милосердии Твоем

Отца Всевышнего Ты за мучителей Твоих.

Так даруй мне надежду,

О Жизнь, Прибежище и Искупление,

Чтоб, испустив жалкое дыхание свое,

Обрел я Дух благой.

Тебе с Отцом и Духом Твоим Святым

Могущество, победа, величие и слава вечная. Аминь!

 

Глава 22

Слово к Богу из глубин сердца

1

Вновь продолжу я здесь инословесно

Укоры душе моей осужденной,

По-прежнему непрестанно усугубляя их,

Располагая и представляя опять в тех же образах

и тем же размером.

Быть может, зачтет мне Всеведающий

Эти причиняющие боль слова обвиняющего приговора

Как истинное исповедание тайных и греховных моих деяний.

2

Я не кто иной, как конь говорящий,

Но жестоковыйный, необузданный и неукротимый,

Я – осленок своенравный, дикий и упрямый,

Я – телица, не носившая ярма, непослушная и необученная,

Я – человек исступленный, отлученный и заблудший,

Я – домовладыка, достойный смерти, нерешительный

и ленивый,

Я – разумный [по естеству], свиреп, звероподобен и нечист.

Я – олива дикорастущая, бесплодная, годная лишь на сруб,

Мое тело для души моей – [источник] печали, упреков

и терзаний,

Я – неисцелимо ранен, беспомощен и неспособен стоять,

Я – ожерелье из золота кесарева, потерянное

и несбереженное,

Я – раб негодный, беглый и жалкий3.

3

И вот я добровольно предал сам себя [грехам]

и тело загубил,

И душу потерял, всегда обманываясь в понятиях своих,

Стал поистине строптив4 и сердцем жесток5,

Забывчив и скуден умом,

Лишен чувств и безрассуден,

Бесстыден взором и злоимен.

Как изнутри, так и извне я весь поражен

Смертоносным жаром мучительных терзаний

И ни в каком благом деле ничем

Не могу быть полезен Тебе, о, Господь.

Оплакиваю чрево, что породило меня,

Скорблю о сосцах, что вскормили меня;

Почему взамен молока не сосал я желчи свернувшейся?

Почему при кормлении

Не дали мне вместо сладости горечь?

И если сам я, встав против себя с речами столь многими

Безжалостным обвинителем,

Меча гнева моего все еще не укротил,

То кто здесь из земнородных сможет меня смягчить!

Я все посрамлю [в себе],

Все существо свое я обвиню и накажу,

Все скопища вредоносные я ударам подвергну,

Я стану истцом язвящего воинства [моих грехов],

Все  чувства свои я покараю и выжгу.

Грешен я всем и во всем,  смилуйся, о Милосердный!

Ты не вновь находишь во мне тьму преступных долгов,

Но все тот же я, вечно подверженный прегрешениям,

В незалатываемой одежде, заблуждающийся,

Пред Тобою [стою], о Неизменный,

 

И лишь Ты один, поистине сострадательный,

Благословенный и человеколюбивый,

Непреложным Своим прощением

Спасешь меня, сделаешь это.

4

Так даруй же, о Попечитель, –

Могущественный, небесный и благий,

Зиждитель мира и всего из ничего –

Горящий уголь Твоего всесожигающего слова

Устам моим,

Чтоб стали причиной они

Всеочищения орудий чувств, во мне распределенных, –

Творенье рук Твоих;

Я, заново Тобой преображенный,

В полный голос,

Вознесу к Тебе гимн восхваления

Во славу Отца Твоего – [Господа] Бога нашего

Во веки вечные. Аминь!

 

 Глава 23

Слово к Богу из глубин сердца

1

Ты – Господь, могучий во всем,

Пространство  безграничное,

Естеством Своим близкий для всех,

Ты повсюду, и для Тебя нет предела.

Ты никогда не видим,

Но на все открываешь видение.

Слава неизмеримая, имя непостижимое,

Призыв величия, глас беспредельности, сущность

неисповедимая.

Недоступно далекий и неразделимо близкий,

Ты слышишь стенания и зришь несчастия,

Ты предотвращаешь отчаяние, о искусный Целитель неисцелимого,

Начало милосердия, Бог утешения!

2

Воззри, о Господи, с милосердием на горький и скорбный образ

Моих многоопасных, беспокойных страстей,

Которые я развернул пред Тобою,

Будь мне сочувствующим врачевателем,

Но не судьей бесстрастным.

 

Поистине велика опасность сих мучительных сомнений

и колебаний:

Телом овладели грехи,

Душа же не отделена от зла;

Воля связана привычками пороков,

И все тесто естества замешано на смертельных страстях;

Сокровенные чувства сердца уязвлены укорами совести,

И вовсе исчезло упование на благодать;

Обладая разумом, числишься средь животных,

И в бытие проникла гнусная скверна;

Внешне здоров, но духовное существо изранено

И воспоминанием о своих ужасных грехах

Обречен на отчаяние вечное;

Беспокоит страх из-за прежде содеянного,

И  молитвы вовсе замутились;

Угрызения совести смрадно пенятся,

И, возложив руку свою на плуг, озираешься назад5;

Лицом движешься вперед, а ногами вспять,

Зная сущности [истинные], постоянно обманываешься

несуществующими

И в сражениях мысли всегда побеждаем ничтожным;

В стенаниях сердца пожаром вспыхивают врата гортани

И пересохла обильная влага нёба;

Со всех сторон окружен тьмой беспросветной,

Пределы чаяний сузились бесконечно,

И нестерпимая кара запечатленною видится в будущем;

 

Стоны утрат приходят на память,

И в судилище мыслей вписан приговор возмездия;

Благодетеля око явило гнев,

И Тот, Кто есть свет по Своему естеству,

Против бренного существа моего распален;

Безмерное величие Бога сталкивается с ничтожной

природой моей,

Всегда в громе слов являя гнев

Против меня, пепла разумного,

И камнями правоты [Своей] избивая меня, достойного смерти;

Талант, [дарованный] мне здесь, расточил я в разврате

И драгоценный свой дар зарыл в землю как нечто презренное;

Плоды трудов моих сокрыты мглой лености

И, подобно тусклому свету свечи, угаснув, исчезли;

Лишенный права ответствования, онемел мой язык,

И мои надменно сложенные уста по справедливости стали

безмолвны;

Пытливые мысли мои рассеялись в разные стороны,

Потеряли способность постигать полезное,

И, взвешивая [все], дабы избрать добро, я бываю

безрассуден;

Зло мешает мне сойти с дороги греха,

И лампада масляная заполнена пеплом печи;

Запись имени моего стерта из книги жизни,

И вместо блаженства в нее вписаны угрозы.

3

Если вижу воина, жду смерти,

Если посланца – немилости,

Если судебного писаря – заемного письма погибели,

Если законника – проклятий,

Если пророка – отряхивания праха ног его,

Если человека набожного – огорчения,

Если наглеца – укоров,

Коли буду испытан водою заклятия, погибну,

Коли снадобие испытания приму, умру,

Если замечу плоды добра,

Бегу как от мнимых своих злодеяний9,

Если поднятую руку [вижу], сгибаюсь,

Если пугало маленькое, содрогаюсь,

Если легкий стук слышу, вскакиваю,

Если на пиршество приглашен, дрожу,

Есоли окажусь пред Тобою, великим, ужаснусь,

Если буду вызван на допрос, как воды в рот наберу,

Если станут меня по закону судить, онемею.

Вот все эти бедственные и злополучные сомнения,

Присовокупляясь одно к другому

И [постоянно] пребывая в глубинах сердца моего10,

Причиняют ему изнутри неизлечимую боль стрелами незримыми,

Что неизгоняемо, вечно, всегда, непрестанно,

Вонзаясь в душу и наполняя её гноем все обновляющихся язв,

Предвещают мне опасность ужасной смерти.

Оружие железное моих сокровенных тайн,

Окруженное слоем гноя,

Нанося скрытые неисцелимые раны,

Причиняет мучения мне при вдохе и выдохе;

Жестоко страдая от этих терзаний,

Я слезный вопль моей скорбно стенающей души

[Обращаю] к Тебе, Благодетелю Всемогущему,

И в последнем моем рыдании, смешав свои слезы

Со слезами молящихся за меня мучеников,

Которых Ты сотворил из земли,

Отсюда, с земли возношу на небо к Тебе

Мои чаяния и мои мольбы.

Даруй, о Господи, покой мирной жизни,

Мне – жалкому труженику на ниве земной суеты,

Ты, что есть всё во всём,

Ты, что всем сущим стяжал Себе славу. Аминь!

 

Глава 24

Слово к Богу из глубин сердца

1

И что заслужил я, с какою мольбою

Мне предстать [пред Тобою]?

[Просить ли] Небесного Царствия,

От которого я уклонился?

Или благолепия славы Твоей,

Которого я лишился?

Или же жизни бессмертной,

От которой был я отринут?

Или же общения с ангелами,

С которыми был разлучен я?

Или причисления к праведным,

От которых был я оторван?

Стать ли живой лозой виноградной,

От которой был отсечен я?

[Стать ли] отростком на древе услады,

На котором засох я?

Или же цветком славы благодатной,

С которой я, [словно лепесток], опал?

Или [стать мне] наследником величия,

Под [тяжестью] которого я согнулся?

Или просить родственных объятий Отчих,

Из которых я был исторгнут?

Гордиться ль мне облачением из света,

Которое спало с меня?

Уповать ли мне на возвращение к Создателю,

От Которого я был отчужден?

Обратиться ль мне к вожделенному свету,

От которого я отдалился?

Или ж к рукам Иисуса подойти мне,

Которому стал я чужим?

Искать ли прибежища мне в уповании,

От которого я отвратился?

Или – в спасительном возрождении,

Для которого я уже умер?

Иль [уповать мне] на бодрость бдения,

Что покинула меня?

Иль на канон обетования жизни,

От которого я отклонился?

Или на заповеди и установления,

От которых я совратился?

Иль на твердость утеса недвижного,

От которого я отшатнулся?

 

Молиться о чем?

О причислении себя к сонму [пречистых],

Из которого я выбыл?

Чтоб быть сотворенным мне в городе первенцев,

Откуда был угнан я в плен?

Или молиться мне о хлебе насущном,

Которого  я не заслужил?

Попросить ли о прекращении страданий,

В которых я пота не проливал?

Быть ли увенчанным мне наградами,

Которых я не удостоен?

Быть ли мне внесенным в Книгу Жизни,

Из которой вычеркнули меня?

Иль вспомнить мне милость Твоих благодеяний,

О которых всегда я забывал?

2

И вот пресеклась, порвалась нить упования на жизнь.

Завладела мною мерзость проказы, весь занемог я;

Вконец скверной охвачен, истощилась плоть моя,

И она мертва уж для Бога.

Белеет лишь крохотная язва, блестящая и гадкая,

Остальное все сохранило прежний сомнительный вид,

Означает это двойную скверну.

Блеск славы вконец угас для меня;

Спасение отступило, померкло добро;

Наглухо закрылись пути жизни;

Утешение исчезло;

Подошел День суда;

Яд смерти разлился во мне;

Снова во мне ожило убитое;

Корабельную пристань забило камнями;

Заросла тропка надежды;

Покровы благодати с меня были сорваны;

Благолепие славы померкло;

Прозорливость напутствия была отметена;

Умножились тернии упреков;

Распустились ростки несправедливости;

Пламя геены воспламенило меня;

Усугубился гнет неволи,

И цепи рабства окрепли.

Вот обрушился столп, подпирающий кровлю,

Развалилось основание башни,

Расторглось единение родства,

И Божий Дух, любящий святость был оскорблен.

3

И поскольку испил я последнюю горечь:

Муки, терзания, печаль, скорбь душевную,

Боль неизлечимую, смятение безысходное,

Срам непостижимый, позор неутаимый,

Стыдливость робкую, бегство безвозвратное,

Гонения бесчеловечные,

Бессильный голод долгого пути,

То Ты – спасение, могущество и помощь,

Милосердие, просвещение, очищение, бессмертие,

Господь Иисус Христос, Сын Бога Живого

Создатель неба и земли,

Что даруешь воду жаждущим на безводных пространствах пустыни.

Благословенный, сострадательный, могущественный,

человеколюбивый,

Долготерпеливый, заботливый, искусный, попечительный,

Бескорыстный защитник, победоносный страж и Жизнь

нетленная,

Посредник небесный, неиссякаемое изобилие,

торжествующее блаженство.

Протяни с любовью десницу милосердия Своего,

Прими меня, многогрешного, искупившего [грехи]

и очистившегося,

И приблизь к Слову сущему, к Духу, чтимому наравне с Тобой.

Чтоб снова Он, примиренный Тобой, вернулся в меня.

И чрез Тебя я, жертвой став Отцу,

[Чтоб] могущественным существом Его

И целомудренной волею Его

Тут же перед Ним, связанный навек

Духом Твоим,

С Тобою слился нерасторжимо.

За это Тебе и Отцу Твоему вместе с Духом Святым –

Троице лиц в одном естестве, в Божестве едином –

Слава и хвала всех тварей живущих, и

Благословение во веки веков. Аминь!

 

 

 

 Глава 25

Слово к Богу из глубин сердца

1

Беды, выпавшие на долю мне, злополучному и несчастному,

Громоздятся одна над другой,

Из которых в предыдущих главах

Отображена лишь малая толика,

Пусть же изменится лад моих песнопений,

Но те же в них плачи и оплакивание напастей.

2

Ибо дни жизни моей очень похожи на разъяренное море,

Где душа моя в этом мире, в обиталище тела

Подобна челну – суденышку утлому, качающемуся

Под ударами несметного множества остервенелых валов

Между высью и бездной висящее.

Пророк Исайя по примеру сему изобразил

Внезапное разрушение ордами персов Иерусалима и Самарии.

Так что не большой был грех

Уподобить это крушению души моей.

Ибо, покуда шел я по жизни беззаботно, прямо и уверенно,

Слегка опасаясь лишь злоключений,

Вспоминая [о них] в краткую пору между трудами

и отдохновением –

Будто я уже достигнул его, –

Грянула зима, наступила в пору летнюю,

Налетела с вьюжными метелями и нарушила

Покой бурным натиском4.

И челн утонул под ударами лютых волн,

Уключины весел сломались,

Мачта высокая была сорвана с места,

Крылья паруса стали лохмотьями, их уже не сшить5;

Померкло благолепие сооружения,

[Туго] натянутые канаты лопнули,

Накренилась смотровая вышка на носу,

Снасти веревочные оборвались,

Исчезла надежда на якорь,

Расшатались толстые связки обоих креплений,

Искривились дышла правила,

Потонул остов, подпирающий дно,

Основание руля погрузилось [в воду],

Приспособления для передвижения были сломаны,

Подпорка дна корабля тут же рухнула,

Спайки на корме разодраны на части,

Исподняя часть чрева корабля

Пришла в негодность,

Края стенок кормы, расшатавшись, распались.

Великолепные ложа, упав, потонули,

Стройный остов опустился на дно,

Одр отдохновения был перевернут,

Обшивка из досок сорвалась с места,

Скреплявшие их гвозди были вырваны.

Плоды всего этого, словно памятник плача,

Уподобились мне.

Корабельщик перед кораблем в смятении скорбит,

Приложив перст к устам, льет потоки слез.

Небольшие обломки, [после бури] оставшиеся,

Качаясь на гребне морских валов,

Подобно тварям умирающим,

Жалобно и горестно стонут без конца.

И посему, если я скажу, что Корабельщик добрый

Оплакивает с воинством небесным

Потонувший в море жизни сей

Ковчег познаваемого бытия моего,

То вовсе сие – не отступление от точности.

Ибо воистину Милосердный  Господь

В пример [всему] роду людскому

Оплакивал родича похороненного.

Плакал он над ним и над Иерусалимом заблудшим,

А также над Иудой бесноватым.

Двое из них потеряли надежду,

По примеру, сходному с кораблем поврежденным,

А первый, [уже] достигший дна бездны,

С нитью надежды рукой Вседержителя

Невредимый был вынесен [и обрел] покой.

3

Возможно ль хоть раз увидеть мне

Многажды сломанный ковчежец тела моего обновленным?

Возможно ль увидеть мне разбитый корабль скорбной души

моей исцеленным?

Возможно ль увидеть меня, разлученного большим

расстоянием,

Вновь воссоединенным [с Тобой]?

Возможно ль увидеть вновь ликующим

Многострадальное сердце мое, [сердце] скорбящего?

Можно ль уповать лицезреть навек разрушенный

Образ естества моего вновь украшенным?

Можно ль увидеть мне, злополучному,

Разрушенную скинию вновь восстановленной?

Можно ль уповать вновь увидеть меня,

Отверженного узника, освобожденным?

Можно ль, наконец, мне надеяться,

Что вновь оправлюсь я –

Я, лишенный света благодати Твоей?

Ужель увижу я присущее сиянию Твоему благолепие

Проявленным ко мне милосердием?

Увижу ль я когда души своей загрустивший лик

улыбающимся?

Ужель услышу я вместо звуков рыдания благую весть, посланную мне?

Ужель узрю снова в целости себя я – чаша, разбитая

десять тысяч раз?

Ужель увижу я очами разума моего

Истребление рукописания моих долгов?

И не станет ли день тоски моей

Благостной зарей дарованного мне очищения?

Ужели пойду я на торжество под сенью света ведомый Тобой?

Ужель оживут омертвевшие и иссохшие косточки мои,

Ожившие, как у Иезекииля под влиянием

могущественного Духа?

Ужель еще раз я смогу взглянуть на святой Твой храм,

Как вскричал пророк из чрева китова, –

Я, лишенный света и охваченный стыдом перед Тобою?

Ужель грядет восход для меня, вскормленного во мгле

и уже померкшего?

Ужель выпадет мне, страждущему вечно в холоде,

Увидеть приближение весенней поры?

Ужель увижу я капли дождя, что зазеленят луг моей души?

Ужель узрю я, отвергнутая дикая овца,

Опять себя в пастве доброй воли Твоей?

4

И поскольку, как сказал Иов,

Окружают меня тенета бедствия,

Чрез которые пройти не смогу я,

Если не сверкнет мне луч соучастия благодатной воли Твоей

И раскроются врата милосердия Твоего,

Распространятся лучи славы Твоей,

Проявится промысл длани Твоей

И от солнца Твоего разольется день жизни,

Обнажится вожделенное зрелище утра Твоего,

Потечет родник щедрости Твоей,

Источник из ребра Твоего, о Создатель,

Просочится по каплям любовь Твоя нетленная,

Явится восход благовестия о милостях Твоих

И зацветет древо даяний Твоих,

Будут розданы  останки  благословенного  Тела  Твоего,

Исполнятся малые чаяния,

Зазвучит,  Господи,  Твой  замолкший  глас  приветствия,

Отдалившийся покой Твой приблизится –

Тогда присноблаженною долею своей,

Твердо надеясь, уверую я,

Уповая на Святый Твой Дух,

Коему вместе с Отцом Твоим

Поклоняются [все] сладкозвучно,

[Которого] прославляют вместе с Тобой – Светом неприступным,

Что дарованы будут мне, многогрешному, жизнь и блаженство

Вместе с искуплением грехов.

Сохраняя в себе, как залог нерушимый,

Как обетование памяти истинной о даре нетленном,

Именем Твоим неизреченным, грозным величием всемогущим,

Святой и Единой неисповедимой

Троицей владетельной ипостасей,

Которая и есть Ты, по природе Своей и сущности,

Увенчанный, украшенный благолепием, милосердием,

человеколюбием,

Царящий присно в вечной высоте.

Да, Благий, Ты властен над всеми, во всем и над всем,

И Тебе подобает,

Как сегодня, так и в день грозный Пришествия –

Слава днесь и вовеки. Аминь!

 

 Глава 26

Слово к Богу из глубин сердца

1

И вот я поистине виночерпием встал во главе сонма всего

Собравшихся на скорбное торжество,

Тех, кто поет плачевные песни-плачи,

Тех, кто с гласом рыданий сливает слова,

Завершая буквой одной все строфы,

Чтобы сильнее щемили они, бередили боль сердца скорбящего,

Которое жаждет излиться [потоками] слез.

Их стенаниями вместе с ними и я

Раскрою в  жалобных воплях муки души моей,

Еще не совсем умершей для мира

И не подлинно живой для Бога,

Не вполне горячей

И не вовсе холодной, –

Как сказано в притче Евангелиста, записанной им

в Откровении, –

Что трижды ненавистно Святой Троице и Всевидящему Творцу.

Вот слог, подобающий скорбным писаниям,

Которые кажутся вдвое жалостнее,

Поскольку страдания изображаются

Через связанные определенной буквой созвучия.

2

От долга в талантах* отрекшийся [раб] был тотчас же

наказан,

И я, ничтожный, за дурные дела свои буду предан [каре] по правде:

Неизбежно, вдвойне осужденный расточитель царских сокровищ,

Перед великим [Богом] вечный ответчик,

Я должен талантов тьму, но не имею и унции*.

Без заступника связан я и заключен в темницу жестокую,

Изведал в узилище мрачном горе и недуги тяжкие –

Жалок я, страждущий, без пищи и приюта.

Здесь я избрал для себя иные напевы плачевные,

Кои словами этими обратил в вопль горестный,

В мерном порядке располагая их и завершая

Числом таинственным и неделимым – двойною десяткою.

Горнило нищеты бушует [пламенем] со всех сторон,

Взят я в залог, сердцем истерзанный и беззащитный;

Я – человек многогрешный, с душою смятенной,

неблагодарный,

Взыскует ответа с меня [Господь], иск предъявив

Беспощадный

 

3.

 

Сокровенные чувства мои язвит оружие греха и смерти,

Я пленник пороков своих, навсегда их власти преданный,

Острый меч ужаса терзает все мое естество,

И даже теперь, как вспомню я страшный суд,

Помраченным очам Судилище видится тьмою кромешною;

Я, жалкий, беспомощный узник сомнений

Вижу лик страшный – образ Всевышнего.

В тартаре бессолнечном и неприютном

Мучаюсь я, безнадежно заблудший, в геенне огненной,

Погиб навечно я, в бездну грехов погруженный.

Вот оно, серебро отверженное мое, –

Что никогда не будет в чести,

Не будет принято и сосчитано в сокровищнице Господней, –

Молитва нечистая и рука оскверненная,

Недостойная дары подносить.

Но с сердцем разбитым и перстами дрожащими

В надежде на избавление,

Лицом к земле припав, молю Тебя, Матерь Иисуса,

Будь заступницей мне, грешному, Царица Небесная,

Вымоли мне отпущение грехов, о Спасительница жизни

могучая,

И пусть с земли к Тебе вечно возносятся

Благоухания ладана и масел душистых.

 

3

Вот к сплетению плачей моих добавив еще одну часть,

Я в дар Благодетелю Милостивому принес обильные

слезы свои,

Измеряя глубины гибели моей,

Никогда не мог узнать, сколь она велика,

И когда представить ее постарался я в кратких словах,

То даже ускорив [взмахи] крыльев мысли моей, не постиг ее сути.

[Поскольку] рассудок мой повержен [грехами] несметными,

Я чашу гнева взял в руки

И горечь сомнений испил, будто смерти отведал.

Ныне о тьме прегрешений гласом жалобным песнь я слагаю;

Жгучий пламень жаровни невидимой,

Все сильней разгораясь, не стынет во мне,

Бушует бурно и негасимо плавильня незримая.

Острия стрел, отравленных ядом, вонзились в глубины сердца,

Боли резкие, язвящие и смертельные, проникли во все

ткани печени.

Бессилие мук родовых мешает быстро разрешиться чреву,

Непреоборимый лекарствами жар [жжет] обе почки мои,

Едкая горечь желчи подступила к вратам гортани моей,

Вопли отчаяния с силой звучат в глубинах моего горла.

Все множество частиц, что составляют мое естество,

Как враги вступили друг с другом в бой,

Им, одержимым страхом сомнений, повсюду мерещится угроза,

[Хоть и] родные, [но] предатели, непримиримы они в сече;

Ни живой и ни мертвый, я в тину мерзких грехов погружен;

Робко, [в сознанье] своей виновности,

К Тебе обращая взор, о Благая,

[Молю] из бездны жизни безнадежной

Извлечь меня на свет вожделенный.

4

Да будет увенчан вместе со блаженными писавший речи сии,

Да приобщится он к безгрешным, уповая на милосердие Твое,

Да оживет, облагодетельствованный Тобою, во имя заклания

Твоего, о Слово-Бог,

Да пребудет над головой дарующего книгу эту

Благословение достохвальных уст Твоих

И да утвердится пожелание соломоновой книги притч.

Запечатлей образ Твой в [этой] книге, Всевышний,

Ради нетленного обновления.

Прости песнопевца, о Долготерпящий,

Ибо один лишь Ты всепрощающ и долготерпелив.

Слава Тебе от всех. Аминь!

 Глава 27

Слово к Богу из глубин сердца

1

И коль скоро я приноровил к вознесенным скорбно звучащим

Рифмоплетениям плач и стенания, стоны тоскливые,

Рыдания горькие и песни слезные,

Вновь начну я здесь речи-молебствия покаянные, жалостливые,

Ясно выражу сокровенное

Чтобы первые и конечные слова

Были в согласии – единой мольбой в общей молитве,

И со смирением душеспасительным приложу их здесь.

2

Грешен пред Тобой, о великий Благотворитель,

Ничтожный я, грешен,

Грешен пред Тобой, Ты, луч рассвета,

Мрак я и грешен,

Грешен пред безбрежной благостью милостей Твоих,

Поистине грешен,

Грешен пред любовью Твоей, о Милосердие небесное,

Явно я грешен,

Грешен пред Тобой, Создающий из небытия,

Да, точно я грешен,

Грешен пред несравненным простором объятий Твоих,

Недостойный я, грешен,

Грешен пред Тобой, обладающим светом безбрежным,

Лукавый я, грешен,

Грешен пред вкушением неисповедимой сущности Твоей,

Многажды грешен,

Грешен пред Тобой, дарующим непостижимые милости,

Постоянно грешен,

Грешен пред восхваляемым Телом Твоим Божиим,

До смерти грешен,

Грешен я, Творец, пред обожаемой Кровию Твоей,

Доподлинно грешен.

Вот воистину благословенный отрывок главы сей;

Это “грешен я” вселяет в сердце надежду,

Оно чтится как залог, как памятный завет и даяние Отчее,

Праотцев закон, всеобщее спасение,

Неопровержимое слово, всесильный ответ, мост жизни,

Угодное вышним, излюбленное святыми,

Связь нерасторжимая, голос чудесный,

Непоколебимая основа, мольба вожделенная,

Желанный алтарь, глас умилительный, снедь от грехов,

Гонитель жестокости, книга премудрости, устав благочестивых язычников,

Древнейший канон, родной для христиан.

Победитель творения, средостение мощное,

разделение великое,

Искусство воздвижения, глубь неизмеримая, видение дивное,

Тайна сокрытая, никому не доступная,

Кроме как мысли молниезрачной.

Глас благоприветливый и изумительный,

Не поминающий последнее слово

О сонме отверженных.

Может, при этом отменен был бы приговор

Правый, [зовущий] к мести и смерти,

Вследствие чего, ставши негодными,

Будут уничтожены установления вечные.

 

Украшение славы великой им увенчано,

Им благоденствует само Божество,

Ибо кто же, обратившись к алтарю священному

И ухватившись за роги его,

Тотчас не спасся от кары, и стал непорочным?

 

Но если Ахар, Зармия сын, и Кисов сын Саул,

Или Иуда Симонов, говоря: [“грешен я”], не оправдались,

То свидетельствую я и по праву признаюсь в том,

Что те, которые как вышеназванные,

Каются против воли своей под насилием, – заблуждаются

Любовь таких несовершенна,

Следовательно, и спасение неокончательно.

 

Я же признаю по воле своей, повторяю вновь

Блаженные слова, столь родные мне по крещению

«Я грешен, Господи!».

3

Грешен я, что позабыл благодеяния Твои,

Снова я грешен,

Грешен, что рукой плотской душу поразил,

Глупый я, грешен,

Грешен я в вероломстве пред жизнью Твоей,

Воистину грешен,

Грешен в пренебрежении к Слову Твоему,

Нещадно я грешен,

Грешен, что стремился ко дню гибели своей,

Ничтожный я, грешен,

Грешен, виновный в собственной смерти,

Злополучный я, грешен,

Грешен, непочтительный пред величием Твоим,

Гадкий я, грешен,

Вот снова последнее набожное стенание мое –

Ведь увидел себя я погибшим и падшим,

Ибо изгнан я был невозвратно,

Ибо, [будучи] сыном, стал считаться врагом я,

Ибо с высей небесных был я низвергнут,

Ибо тернии жизни [одни] накопил я;

И все более скорбными стали плачи мои,

Ибо сам себя опорочил я,

Ибо стал капищем погубителя.

 

Есть еще одна лютая печаль на сердце [моем]:

Считают меня не тем, кто я есть,

Внешне красивая чаша нечистая, стена мерзкая побеленная

Я, разряженный в суетность славы, ставший тьмою свет,

Несчастливый глаз, в котором бревно,

Светильник славы погашенный,

Причиняю я вред всем, всегда и во всем:

 

И Страстям Господа нашего,

И смирению ужасающему

И явлению Божественному,

И творениям, сотворенным рукою Творца,

А [также] тому,

Что видел я сам своими глазами,

Слава и честь!

За это я в большем ответе,

Чем за Евангелие все.

[Вот что ныне приносит мне] удивление, и восхищение,

И беспокойство гнетущее.

 

Заботы необъятные, обилие дум неисчислимое,

Восхождение неосуществленное, нисхождение неустойчивое;

Отчаяние должное, укор заслуженный, глумление сообразное,

Отлучение справедливое, проклятие, достойное воздаяния, –

Вот таковы укоры мне, [мне], грешному,

И мучения, которыми себя я караю.

4

И поскольку все мои грехи властен отпустить [Один только] Ты

И вылечить меня, ужаленного смертью,

Владыка благостынь, Бог [сущего] всего, Христос-Царь,

Отца Вышнего Сын,

Творец милосердный, Благодавец, благословенный, щедрый,изобильный;

Страшный, могущественный, сострадательный,

Попечитель, Вспомогатель, Создатель;

Избавитель, Исцелитель, Животворец, долготерпеливый,

незлобивый, Упование;

Достохвальный Врачеватель небесный, неисповедимый Свет,Жизнь,

Воскресение, обновление, искупление.

 

Коль воззришь человеколюбно,

Что свойственно Тебе, –

Глядя на Тебя, стану рыдать я,

Коль прислушаешься – стану вздыхать я,

Приклонишь уши – стану умолять,

Коль станешь внимать – начну бить челом,

Ежели простишь – мольбу вознесу,

Обратишься ко мне – возопию я.

Но если Ты пренебрежешь мной – то погибну я,

Коль с ног собьешь меня – я стану плакать,

Коль не одаришь спасением души – я тотчас умру,

А если гневный покажешь лик Свой – исчезну навек,

Коль станешь грозить – затрепещу я,

С омерзением глянешь – в ужас приду,

Коль ожесточишься – я содрогнусь,

Станешь преследовать – сетовать начну,

А ежели наземь низвергнешь меня – буду отринут,

Коль не погасишь отчаяния пламя – в тревогу впаду,

Коль в ярость придешь – и я обращусь в бегство,

А если станешь угрожать мне – уничижусь я,

Захочешь чем-то испытать меня – каменуют меня,

Если грозно воззришь на меня – пойду я ко дну,

Коль не пощадишь – буду отлучен,

Коли призовешь – усомнюсь я,

Коли вперишь взгляд – устыжусь я,

Коли крикнешь мне – устрашусь я,

[Все это за то], что отрекся я от заветов благих,

Блаженство отверг, бросил милости, нарушил обет,

Предал забвенью залог жизни я,

Порастерял я дерзновение с верою,

Разгневал Тебя, Творца сущего.

Неизреченную благость я попрал,

И исказил я изображение славы.

Но если Ты, Господь Иисус Христос,

При сих сетованиях боли и удуший смерти

Явишь мне благость человеколюбия,

Чтоб исполнить на мне слова вдохновенные:

“Исцеление покрывает и большие проступки”,

Тем самым всещедрой милостью,

Светозарный образ Твой, запечатленный [у меня] в душе,

Обретя опять, укреплюсь я, искупив грехи, )

И, спасшись, вторично буду создан вновь для бессмертия и непорочности,

[За что] слава вечная Тебе

Вместе с Отцом Твоим и Духом Святым. Аминь!

 

Глава 28

Слово к Богу из глубин сердца

1

И какие [грехи] открыть мне или какие здесь

предъявить?

О каких говорить ныне?

Сколько сокровенных обнародовать или же в каких

исповедаться?

Настоящих, которые есть, или былых, уже совершенных мною?

Или грядущих, но уже страшащих меня

Загодя речь завести?

Или же обо всем скользком пути,

С которого я не однажды сбивался?

Вспомнить ли о прегрешениях малоприметных,

Но только на первый взгляд?

Или же о безобразнейших, о таких,

Что себя от света дневного всемерно скрывают?

О стыдливых с виду, но по сути бессовестных?

О легких, казалось бы, но на поверку весомых?

О падениях разовых или же бесконечных?

О грехах, с наслаждения начатых

И мучительной пыткой увенчанных?

О невидимых или явных?

О прикасании рукою к [запретному]

Или же только об устремлениях злосчастных?

Об легких укусах ехидных во всю ширину рта

Или о долгом метании стрел?

О грехах размашистых и всеобъемлющих

Или же лишь о зачатках глубинных?

О многоглавом и безудержном блуде

Или сразу о его плодах горемычных?

Об откармливании всею жизнью и плотью моей зла

Или об алкании душою добра в мечтах несбыточных?

О ревностности в делах, неугодных Богу,

Иль о страстях несказанно  противных,

О возрастающем влечении к смерти?

Или о тщетной надежде?

 

2

Поистину, как добровольный безумец,

Сбросив одежды, я выставил срам свой,

Идя против [слов] мудреца,

Мол: “Благоразумные скрывают свой стыд “.

Отчужденный от веры, отстраненный от причта,

Нечистый в святости, в непорочности – скверный,

Нечестивец в праведности, в благочестии – грешник,

На словах – близкий к Создателю но далекий и чуждый

по нутру своему

Воздающий почести [лишь] устами своими,

Но не сердцем своим, как вещает пророк.

Ибо суетен я, ибо я лжеучитель Творца,

В смятенном раздумье колеблюсь

На распутье двух дорог к смерти ведущих, ибо мне грехов не избыть.

 

 

Вот к цели я иду, но бесполезно, и ни на шаг не продвигаюсь,

Настаиваю, и не добиваюсь,

Спешу успеть, но не успеваю,

Стремлюсь увидеть, но не вижу,

Мечтаю, чтоб сбылось, но не сбывается,

И, обладая всем земным, я побираюсь.

 

Да! Сам я преисполнен всем, что свойственно людям

Я – посланец мира всего,

Молящийся Богу.

О, Благодавец, отпусти множество [грехов] и забудь;

Тебе будет легче их уничтожить,

Нежели мне – начертать усталой десницей;

Потому и пишу я, [себя] не щадя,

Чтобы великодушно Ты изгладил их, о Благословенный,

Ибо не из-за нас ли, грешников, Долготерпеливым Ты назван

Словами скорбящего сердца блаженного Ездры,

Удрученного телом и отчаявшегося душой,

В память о том, что поведал он нам.

 

Но одержимый всеми пороками смертными,

Погружаясь в бездну мерзости и в скверну все глубже,

Я уж как Иов не верю, что слышишь меня Ты,

 

И вот я, самобичующий пленник, сам себя осудивший,

По доброй воле предал естество свое,

Все выходы, все лазейки

Закрыл, запретил, заказал я себе

Все возможности выжить,

И лишь для того,

Чтоб, спасти меня, грехами оплетенного,

Ты, [присно] хваленый, возвеличился вдвое.

 

 

3

И поскольку обрел я молитвенный опыт, вняв пророка благим наставлениям,

Буду молиться я с ним и петь Духом,

С твердой надеждой на Тебя уповая.

“Возьмите с собой слова богоугодные, – говорит Осия, –

И обратитесь к Господу-Богу вашему,

И говорите Ему: “Ты властен отпустить [все] наши грехи”,

Дабы быть принятым во благо,

И будете вкушать вы благо…

И вот заговорил Бог – кто не услышит Его?

Засвидетельствовал Сам – кто не поверит сему?

И [слова] сии – Божий указ,

Дарованный устав, единосущный закон,

Благовестие жизни, цель Господня, врата доброты,

Призыв к усладе, образ точный,

Безупречное сокровище, память незабвенная.

Чрез эти [слова] принял я веру,

И отселе с пророком я свидетель тому,

Что Ты властен вполне простить все грехи мне,

Тем став могущественней, возвеличившись вдвое

Над несчастной, разбитой душою моей.

Царишь Ты над всеми, доволен Ты всеми, поспеваешь

повсюду19

Побеждаешь насилие всякое, сокрушаешь всякую жестокость,

Изгоняешь всякое противодействие, уничтожаешь всякую грубость,

Попираешь всякую дерзость, услаждаешь всякую горечь,

Все невыносимое делаешь приятным,

Все долги прощаешь и прегрешения все отпускаешь.

Ты в силах, о Всемогущий, Всевластный, Всеведущий,

Грехи всех утопить в воде, уничтожить и прочь отмести,

Подобно тому как ничтожная искра –

[Частица] молнии слабой,

Упавши, тонет и гибнет в пучине моря безбрежного.

4

Словами мольбы тех, кто книгу сию прочтет,

Смилуйся во имя Креста

И смертных терзаний Сына Твоего,

Отец милосердия,

[Над тем, кто является] первопричиной

Скорбного звука сих напевов плачевных,

Кто уготовал нам снадобье, жизнь спасающее,

Да будет и он исцелен во имя Твое, о Всемогущий;

Кто указал нам

Исповедания путь,

Да очистится он от грехов своих;

Кто гордыни крылья научил нас ломать

По тем же правилам заветов жизни,

Да будет спасен он от жестоких оков

Первоначальных, конечных и средних бед смертных

Благодеяниями Троицы Твоей

Для возрождения и просвещения,

Вместе с ним и мы осчастливимся.

Эта часть молитвы с Богом отвращает противоборствующие силы дэвов и внушенные дэвами недуги.

5

И вот Ты, совершивший все эти чудеса,

Отец тварей всех, грозное Имя, страшный Глас,

Наименование родное, любимое Слово, Возвещение чудесное,

Суровый приказ, неисповедимое Бытие, неизреченное

Существование;

Истина безмерная, Сила неосязаемая, Воля всеблагая,

Власть беспредельная, Величие неизмеримое,

Высота непостижимая, множество несметное,

Изобилие недосягаемое,

Причина Сына из-за Отцовства, но не из-за предварения;

Ты Сам и чрез Твое могущество беспредельное

Пригрози бесовскому жару лихорадки гнетущей,

Незаметно вкравшемуся [в нас] вместе с грехами,

Дабы вышел прочь он гнусный из человека,

Убоявшись дивного, бесконечного тока Крови Агнца Небесного,

Окропившись которой однажды стали чистыми все навеки.

6

И вот смиренной скромности Богом дарованного Таинства сего

Да устыдится сатана из-за злых деяний посланцев своих;

Пусть терзается он и неволится,

Удаленный и изгнанный прочь во “внешнюю тьму”

Из скинии тела, где обитать должен Ты.

И, осушивши, сотри [следы] скорбных слез с лиц наших

И стенания, стоны горькие [изгони] из сердец наших.

И, вспоминая раны, [нанесенные] гвоздями теми, –

Жестокие, ужасные и смерть несущие, –

Коими пригвожден был Единородный Твой Сын

Ко столпу Креста, пусть страдает зло.

И сильный удар острого копья, бок пронзившего,

Нанесший [Христу] рану великую,

Пусть сгубит вконец первопричину смерти.

И как преклонил Он, испуская дух, славную главу

Ко груди Твоей, Всевышний [Отец],

Так пусть будет подавлен бунт злонравного Велиара,

Брошенного всеми на гибель.

И коль, спрятавшись, скрылась Правда бессмертная

в чреве земли,

То гордыня возросшая мнимого гордеца

Пусть вперит свой взгляд и узрит себя

В мрачной тени смертной адовой бездны;

Пусть вспомнит он первый удар неизлечимый,

Убивший муками, жизнь дарующих,

[Муками] всемогущего противоборства яду дракона.

Оттого и во славу Тебе, Отец милосердия,

Все признания мои.

И Сыну Твоему хвала вместе с Духом Святым,

Ибо ни Одно из [Трех] Лиц не обладает

Преимуществом силы перед Другими,

И Слово Твое Безначальное, личное

Вместе с Тобой Предвечным Отцом прославляем.

И Тебе, Единой Троице Святой,

Равно прославляемому Господству Твоему,

Единосущной, неделимости Твоей

Благословение, восхваление, доблесть

И неизреченное обладание величием, благополучием, покоем,

И равенством равновеликим во веки веков. Аминь!

 

 

 Глава 29

Слово к богу из глубин сердца

1

Ты Один – начало всех благ, милосердие неизреченное,

Вознесенный Сын Единого Бога,

Тот, Кто в течение бесконечного дня

Являл нам пример всепрощения и спасения,

Но не осуждения на погибель;

Преобразивший день несчастья

В великое, полное надежды благовестие мне.

 

Ты – Врачеватель для меня, болящего,

Ты – Пастырь для меня, овцы заблудшей,

Ты – Владыка для меня, уповающего [на Тебя] раба,

Ты – вино, не разбавленное для меня, горько скорбящего,

Ты – елей целебный для меня, израненного,

Ты – спасение для меня, погрязшего в грехах,

Ты – благословение доброе для меня, отверженного,

Ты – печать благодеяний для меня, презренного,

Ты – помазание на чин для меня, ограбленного.

Ты – восстановление повторное для меня, ниспровергнутого,

Ты – защита могущественная для меня, упадающего,

Ты – помощь высочайшая для меня, соблазненного,

Ты – высокие врата для меня, колеблющегося,

Ты – ступени блаженства для меня, несчастного,

Ты – дорога проторенная для меня, заблудшего,

Ты – Государь, [долги] отпускающий мне, задолжавшему,

Ты – ласковое обнадеживание для меня, покинутого,

Ты – поддержка в жизни для меня, отринутого,

Ты – Один лишь великий, всещедрый,

Предопределивший обилие благ,

Изливаешь [на нас] щедроты безмерные,

Больше, чем просим иль помышляем мы,

Как говорит в восхвалении Павел.

Ведь Ты завещал нам с раннего утра и до захода солнца

Тогда ж постепенно с сердцем свободным,

Протянув навеки руки друг другу,

Семижды семдесят раз

Оказывать благодеяния

И даровать друг другу милости.

И это превыше всех чаяний наших.

Но коль со мною, бедным, презренным,

Рядом поставить Твою славу,

Всемогущую силу грозную, благословенный Господи Христе,

Бог всего [сущего],

Какой же мерою иль измерением определюсь я

И сравнюсь я, прах, с Тобою, Творцом?

Поелику тем самым Ты остаешься беспределен, неисповедим

Доброта совершенная, непричастная ко мраку гнева;

Пред величием Твоим ничтожно [все] множество звезд,

Которым, созданным из небытия, Ты дал имена,

Или же сотворенное из ничего вещество  земли,

Рассеянное в воздухе, из которого основал Ты суши просторы.

[Все это ничтожней] малого числа того, прежде упомянутого,

Которым поучал Ты нас быть подобным Тебе.

2

Но вот исчезло и кануло [в воду]

От сияния долготерпеливой воли Твоей

Зло повсеместное, как ничтожный мрак,

Под жарким солнцем рассеивающийся.

И так именно чувства природные

Показывают нравы всеобщие.

Ибо кто же из людей, согрешив, не раскаялся?

Кто, осквернившись, не устыдился?

Кто, погрешив, не усрамился?

Кто, ошибившись, не упрекнул себя?

Кто [низко так] пал и не сетовал?

Кто соблазнился и не пожалел?

Кто был побежден и не приумолк?

Кто был обольщен и не воздыхал?

Кто, вкусив желчи, не огорчился?

Кто пал с высоты и не поднялся?

Кто, обесславясь, не стал горевать?

Кто, лишившись блаженства, не плакал [о том]?

Кто не опечалился, утратив благодать славы?

Кто, увидев зловредность свою, не бранил себя?

Кто был отлучен от лица Бога и не застонал?

Кто, услышав Божие устрашение, не затрепетал?

Кто тысячу раз о беде одной [своей] не тужил?

Кто не задрожал, раздевшись зимою?

Кто, став нечестивцем, не побил камнями совесть свою?

Кто в величии своем узрел раба и не досадовал?

Кто, сотворивши зло, не проклял себя?

Кто, осквернившись, не хулил себя?

Кто, учинив срам, не возгнушался плоти своей?

Кто, к бесславию близко подойдя, не проклял свой день?

Кто, вспоминая содеянное им, не краснел [от стыда]?

Кто, сокровенное перебрав в уме, не был обожжен?

Кто, заметив потаенное, не домогался смерти, гибели?

Кто представил невидимое и не склонился опять до земли?

Кто не примешал к прегрешениям своим

Негасимое пламя горнила?

Кто [вспомнив] о вреде природе своей, от жажды

не сгорал?

Kто  вспомнив вольные злодеяния свои, не помолился о смерти своей?

Кто, [вспомнив грехи], о которых не скажешь,

не взволновался?

Кто не горевал о несносных для [нашей] природы

пороках людских?

Кто из великих [мира нашего] не истлел [во прах] ?

Кто из осквернителей целомудрия не был предан огню?

Кто, вспомнив прегрешения свои,

Ставшие причиной изгнания его,

Не встревожился?

Кто, видя гадкую внешность свою,

Не почел себя подсудным гневу Всевышнего?

Кто воочию представил главные грехи

И не был поражен оружием смерти?

Кто же [рассказал] о позоре своем

И не смесил вопль отчаяния со звуками плача?

Кто это, лишившись царского трона,

Не скорчился и на землю не пал?

Кто прахом посыпал голову [свою, сняв] славы венец,

И, замученный, вновь не умер в душе?

Кто не загрустил, будучи одет

Во вретище вместо блестящего платья?

Кто, загубивши [вконец] жизнь свою, не терзался сам,

Слез кровавых не лил?

Кто, во мрак облачившись взамен светлых одежд,

[Скорбя], не зачах?

Кто, проливая слезы над любимой,

Не завял, [как цветок]?

Вот наивернейшее изображение мое, [меня], достойного хулы:

Грустный лик, сияние померкшее, влага иссякшая,

иссохшие уста,

Обесславленный образ, душа печальная, искаженный голос,

шея склоненная ниже плеч.

 

Коль [пожелает] кто истину явить –

Не скривит душой, [сказав], что от стыда грехов

Разум не кичится, сердце не гордится,

Томится – не просит наград, жаждет – не молит [ни о чем],

[Вечно] в сомнении, упрекает себя голодающий, справедливо

отверженный,

Поистине алчет, по заслугам ударам подверженный,

Приговоривший себя к смерти, заслуживший изгнание,

Жалкий, себя проклинающий.

И это толкуется как показано [в притче]

Об укоряемом фарисее лжеправедном

И неприхотливом мытаре прославляемом.

3

И ныне, если [все] грехи,

Измышленные искусителем,

Который прибрал к рукам нас, оступившихся,

И сеет в нас свое, то, что будет исчислено в день [судный],

Почему все доброе, что посеяно в нас,

Чтоб придать душе [нашей] мужество,

Попечительной волею Твоей, о Избавитель,

Не исчислишь Ты, Господь милосердный, могучий

и побеждающий,

Очищающий грешников, всемогущий Спаситель всех?

Коль [захочешь]ты бездну превратишь в небеса

Или же мрак ночи в свет преобразишь,

Коль [захочешь] – из горечи желчи сделаешь сладость

манны [небесной]

Или же стенания глубокой тоски

В пляску радости свадебного хора превратишь,

Тебе легко сделать это,

И даже более Ты можешь сделать, властвуя грозно

над всеми.

Сделай же, не покинь

И слава Тебе во веки веков. Аминь!

 

 Глава 30

Слово к Богу из глубин сердца

1

Да сбудется слово милосердное Твое –

Боже всех, благословенный и снисходительный, –

О грешнике, что, многажды согрешив в течение дня,

Раскается и обратится к Тебе,

Пусть даже если выбор сделан

При вздохе его последнем,

Или обратится он во время злодеяния1,

Тем более что жестокий, самовластный мой сообщник

Это вечно лгущий ратник,

Приверженный к обману обольститель,

Пасущий ветры, согласно притчеслову,

Трудноуловимый для Создателя беглец,

Пленник  порочного моего тела,

Ее сообщник лукавый и лживый,

Увертливый, вкрадчивый, льстивый.

Врожденный мой противоборник,

Торжествующий мой искуситель,

Сомнений всех возбудитель,

Прегрешений всех вдохновитель.

И я нахожусь в смятении великом,

Из-за многих и разных причин,

Несчетное множество которых

Известно одному лишь Тебе.

Но за грехами следуют жалобные рыдания,

Безнадежные, мучительные и горестные;

К Тебе, о Господи, обращаю я –

Устыженный и страждущий от грехов неисчислимых,

Гнусных и опасных, –

Мои слезами написанные мольбы,

Стенания, сострадания достойные.

 

Но чтобы повторения мои не превратились в многословие,

Я [сделаю речь] свою еще более плачевной,

Ибо никогда [грешник] не дерзнет просить

Царства [Небесного] для себя,

Но лишь облегчения страданий,

[Будет молить] о жизни

Не с живыми средь света,

Но с погребенными – средь тьмы,

Не с вознесенными,

Но с сокрушенными и смиренными.

Во время отдыха своего он утомлен,

На пиршестве печален;

На челе улыбка, но душа уязвлена,

Лицо смеется, но в глазах скорбь,

Внешне являет спокойствие,

Но слезы выдают горесть сердца.

В обеих руках его по кубку:

Один – с кровью, другой – с молоком;

Две кадильницы с горящими угольями:

Одна [курится] ладаном, другая – смрадом;

Сосуды, содержащие два вкуса:

В одном – сладость, а в другом – горечь;

Пара ковшей с двумя назначениями:

Один – для слез, а другой – для серы;

Чаши, несомые кончиками пальцев:

В одной – вино, а в другой – желчь.

Врата двояких видений:

В одних – река раскаяния, в других – туман заблуждений;

В двух плавильных печах душа его пребывает:

В одной – разжигается, в другой – гаснет;

Два лика у него:

Один выражает ласку, а другой – гнев ,беспощадный;

Две руки, вверх воздетые:

Одна – для удара, другая – для осуждения:

Лица с двумя выражениями:

Одно – грустное, а другое – гневное;

Две укоризны вместо одной:

Одна для земной жизни, другая – для будущей;

Два упования сомнительных:

Одно – “хотя бы”, другое – “быть может”;

В одних устах два крика:

Один – сожаления, другой – возмущения;

Два чувства в сердце одном:

Одно – сомнительной надежды, другое – верной потери.

Туча сизая, страшная, с двумя ливнями:

Один [мечет] стрелы, а другой – камни;

Гром грозный с двумя исходами:

Один – град, а другой – огнь поедающий;

Ночь горести с двумя печалями:

Одна – для плача, другая – для смерти;

Утро скорби с двумя воплями:

В одном [слышны] укоры, а в другом – угрозы;

Два солнца на двух концах [света]:

Одно – темное, другое – жгучее.

3

Если поднимется десница для удара,

Сочтет, что для него;

Если же рука дарующая,

Не помыслит о себе;

Не дара он ждет, а удара,

Если кто-нибудь возгордится,

Он согнется;

Если кто-нибудь поднимет голову,

Он будет угнетен;

Если упомянут о зле,

Он зарыдает;

Если заговорят о святых,

Он устыдится;

Если станут рассказывать об умерших,

Он содрогнется.

Если кем-нибудь благословен будет открыто,

Втайне проклянет сам себя;

Если от кого-нибудь услышит похвалу,

Станет себя, порицая, хулить;

Если его жестоко осудят,

Сам будет свидетельствовать о себе;

Если его грубо осмеют,

Почтет это небольшим воздаянием

Если услышат, что смерти ему желают,

Скажет “да” и снова его повторит;

Или огнь смерти загудит в небесах,

Он едва поднимет лицо.

Закрыта книга прав его,

Потеряна надежда на оправдание,

[Путь] смелому шествию его загражден.

И коли бы гибель пленника [добровольная]

Не была неискупимой,

Он не медлил бы умертвить себя.

Поистине горе грешнику,

Что, колеблясь, стоит меж двух дорог,

Согласно слову мудреца,

Исполненному Духа Святого.

4

Ныне, как можешь не сжалиться Ты, о Сострадательный,

После стольких горестных, скорбных моих стенаний –

Ты, что словами “Я милосерд” возвеличился!

Вот моей злобе пленного противостоит Твоя доброта,

Моей горечи смерти достойной – Твоя сладость,

Твой луч, чтобы найти меня, потерянного.

Моей наглости заблуждающегося противостоит

Твое милосердие,

Моему жестокосердию – Твоя кротость.

Десница Твоя, чтобы помочь мне, погибшему,

Длань Твоя, чтобы вытащить меня, утонувшего,

Перст Твой, чтобы раны мои не зарастающие исцелить,

Дух Твой, чтобы защитить меня, устрашенного.

Моей дерзости противостоит

Твое долготерпение.

Могущество Твое, чтобы помазать меня, жестокого,

Приказание Твое, чтобы очистить от грехов меня, преступного,

Стопа Твоя, чтобы дать убежище мне, бегущему,

Рука Твоя, чтобы оказать мне, стремительно мчащемуся,

покровительство,

Свет Твой, чтобы предводительствовать мне, заблудившемуся,

Мудрость Твоя, чтобы найти выход мне, колеблющемуся,

Благословение Твое, чтобы вновь обрести меня, проклятого,

Поощрение Твое, чтобы ободрить меня, отчаявшегося,

Чаша Твоя, чтобы утешить меня, скорбящего,

Воля Твоя, чтобы дать приволье мне, притесненному,

Любовь Твоя, чтобы призвать меня, ненавидящего,

Слово Твое, чтобы укрепить меня, колеблющегося.

Капля Крови Твоей пред моей душой израненной.

Скоплению невидимых недугов моих – смотрение ока Твоего,

Власть Твоя, чтобы снова избрать меня, потерявшего упование

Участие Твое, чтобы снова привить меня, отсеченного;

Сияние жизни Твоей предо мной, покрытым мраком смерти,

Мир Твой, чтобы успокоить меня, мятежного;

Вот пред моей отчужденностью дикой Твое приветствие

И голос Твой, чтобы обратить меня, заблуждающегося.

Ты властвуешь над всеми милосердно,

Нет в Тебе никакой тьмы, и  нет без тебя добра,

И подобает Тебе слава вечная. Аминь!

 

Глава 31

Слово к Богу из глубин сердца

1

И вот усилил я несчастье, печаль и великую скорбь

Скорбного гласа стенаний великих безутешного горя моего,

Дабы милосердный Ты, прародитель исповедания

Неизвестных и тайных грехов,

Сын Бога Живого, Господь Иисус Христос,

Милостиво взглянул и отпустил их.

Поистине Ты властен, и доподлинно можешь.

Если захочешь – Ты сможешь;

Возжелаешь премного – и так же [много] Ты сможешь;

Давая богатеешь, скорее чем принимая;

Умножаются сокровища Твои, когда раздаешь их,

но не когда их собираешь;

Растут доходы Твои, когда расточаешь,

а не когда их бережешь;

Накопляются запасы Твои, когда Ты разбрасываешь их,

а не когда их копишь.

Все это внушает мне веру,

Что чрез Тебя я найду путь ко спасению.

Верую я, презренный, вместе с почтенными,

Надеюсь вместе с Авраамом и Анною,

Ибо один [из них] поверил слову Твоему,

А другая вняла речам первосвященника.

И посему он, глубоким старцем,

Веря и надеясь, что престарелое и бесплодное чрево Сарры

От благословения станет долиной плодородия,

И увидит он [ее матерью] многих народов,

Пророков святых и царей избранных,

Стал отцом многочисленных сыновей.

Другая же взрастила семерых сыновей

На невозделанной ниве утробы своей.

И число это беспредельно, означает оно сущность саму,

Вечность Божества, и неисповедимые пределы Его,

И неиссякаемое в купели множество новорожденных.

Число сие славно, ему пары нет, и нет ему конца,

Оно девственно, жертва особая, присносвященная,

С неизреченной навеки судьбой

И труднодоступным смыслом для нас.

2

Итак, смятенный и скорбный глас тоскующего сердца моего

[Ты] сочти за оправдание души моей, отчаявшейся

спастись,

Сложив и приняв вместе [с верою] упомянутых выше

счастливцев

Также исповедь сию малую и мольбу мою.

Чтоб с ними я жил, вместе с ними ликуя,

Уповая твердо на благодать Твою, более нежели на дела свои.

Потому, что [милость Твоя] вдвое возвышенней

и прославленней

И превосходит меру возможности мысли [человеческой];

Она воспарила над несовершенством мысли

Умиротворительница смятения моего,

Могучее орудие очищения от грехов.

Вместе с Кровью Твоею грозной

И Родительницей Твоей достославной по плоти,

[Пусть посредниками будут]

Сонмы апостолов и пророков, скопы мучеников,

Собрания отшельников – конных и пеших, –

Вооруженных мужеством, вступающих обнаженными в бой,

Созвездия монахов избранных, соборы благочестивых,

Соцветия иноков, обитающих на земле бесплотных небожителей,

Воинство Небесное, примкнувшее к нам,

А с этим и все, что во славу Твою вершится и молвится

Все приношения нынешние и давние,

Затепленные смолы, миррой приправленные,

Закланные тельцы,

Зажженные светильники, благоухание ладана,

Ладанки бедные и дорогие,

Крестным знаменьем победное осенение,

Хвалы и гимны,

Богообитаемых скиний сооружение,

Руки священников, творящие Таинство [посвящения].

При каждом движении человека вспоминаем мы Бога:

Когда мы шагаем, длани протягиваем, простираем персты,

В добрых [делах] – благодарим,

В сострадании – молимся;

При дружеской беседе, при разговоре общем,

В возгласах непроизвольных,

При удачных делах и добродетельном рвении,

Как днем, так и ночью,

При полезных и душеспасительных действиях,

Напутствуемых Тобой,

Во сне или бодрствуя;

В войне народов, в борении против сил нечистых,

В противоборстве с еретиками,

В отношении к малым и престарелым,

Потягивая питье или яства вкушая –

Во всем, что хоть единожды отразилось в чувствах у нас –

Будь то приятно или неприятно,-

За первые мы молимся, чтобы они долго длились,

О других – чтоб [Бог] избавил нас

Неизреченным чудодейственным искусством Своим.

Ведь все верят в то, что Ты способен на всё;

 

Все подвластно Тебе, и это ведают все:

И грудные младенцы, и юноши,

Дикие разумом, гордецы неистовые,

И даже на грубых подмостках зрелищных,

Где лица скрывают личиной,

А также в многолюдных сборищах простонародья

Или же в плясках, неугодных воле Твоей, о Всемогущий,

На гульбищах буйных, где память спит,

Ты не позабыт.

3

Ты все сотворил, все мы – [твари] Твои.

Ты милостив ко всем, Один Ты всеблаг;

И если мы и грешим – но все таки мы Твои,

И без Тебя – никуда, и от Тебя – ни на шаг,

Ибо мы постоянно в деснице Господней,

Согласно мольбе притчеписца,

К которой и я присоединю печальные речи [свои],

Словно преступник свидетельствуя о ней

И надеюсь, что многое мне за это простится.

 

И тут же осмелюсь я спросить Тебя:

Неужели признающий Божие бытие,

Неужели тот, в котором есть страх Божий

Пусть он даже погряз семижды в грехах,

Неужели не Твой он?

Неужели снисхождения не достоин?

 

Порою видим мы средь черных ворон

Стаи голубей белых,

А в своре псов неистовых, бешенных и скверных –

Агнцев смиренных, жертвенных ягнят

Кротость – в жестокости,

Совершенство – в недостатках,

Смирение – в кичливости,

Правду – во лжи,

Искренность – в хитрости,

Прямодушие – в коварстве,

Доброту – во зле,

Благопристойность – в наглости,

Милосердие – в беспощадности,

Раскаяние – в безнадежности,

Благосклонность – во гневе,

Примирение – во вражде,

Снисхождение – в язвительности,

Ободрение – в обиде,

Благословение – в разящей стреле.

 

Никогда я не мог верно рассудить и понять:

Чему же здесь, на земле, радоваться,

И кто из земнородных  унаследует Тебе?

И лишь Ты Один нелицеприятен,

Судишь по праву и справедливости

И нечестивца очистившегося,

И блудницу раскаявшуюся,

И падшего, и поднявшегося

Благодетель для всех, единственный Царь наш,

Присно в высях благословляемый всеми. Аминь!

 

Глава 32

Слово к Богу из глубин сердца

1

И вновь я, все тот же лишенный всех достоинств,

Причислив себя к заслуживающим наказания,

Со всеми вместе молю о милосердии:

Вместе с униженными – и с несмелыми,

Вместе с немощными – и с малыми,

Вместе с падшими – и с презренными,

Вместе с изгнанными – и с возвратившимися к Тебе,

Вместе с сомневающимися – и с уверенными,

Вместе с повергнутыми – и с воскресшими,

Вместе с угнетенными – и с укрепившимися,

Вместе с оступившимися – и с поднявшимися,

Вместе с отверженными – и с воспринятыми,

Вместе с ненавидимыми – и с призванными,

Вместе с безрассудными – и с отрезвившимися,

Вместе с беспутными – и с воздержными,

Вместе с удалившимися – и с приблизившимися,

Вместе с отринутыми – и с возлюбленными,

Вместе с оробевшими – и с дерзновенными,

Вместе с пристыженными – и с ликующими,

 

И снова расскажу я здесь, но не о пороках чужих,

Не о грехах Иерусалима,

Как велено было пророку Михею о народе древнем,

И не о доме Иакова, о беззакониях его,

А свои поспешу я открыть [грехи].

И, прибавив, как у пророка, “горе мне” к смертной тоске,

Стану себя, как псалмопевец, громогласно укорять,

Дабы исповедью этой, всеми слышимой,

Сразу навсегда мне очиститься

И волею Твоей благословенной освободиться от скверны

И не нуждаться [в исповеди] вновь.

2

И, преклонивши колени пред Твоей, о Благодавец, благостыней

Ниц распростершись пред Тобой, распластавшись

Я зримо являю глубину своего падения, как никну я к смерти

И, припав к праху, слился я с землей,

С преходящей сей жизнью пагубной,

И влачусь по ней, подобно скоту,

И, как пресмыкающееся, ползаю по ней,

Волею своей пригвожден я к ней.

Но, к Тебе склонясь, Господи-Боже,

К опоре жизни, плотию [своей] –

Побегом ветви корня Давидова –

Немо слившись с [Тобой], Божеством несотворенным,

Должен снова я встать, полусогбенный

И пристыженный благодеянием Твоим,

С ликом, опущенным долу, очи вперяя ввысь,

И взором скорбным ищу Тебя –

Такого близкого в бедствии [моем].

[Ты] – совершенство сострадания и само благоволение,

Вознести я хочу, о Великий, к Тебе мольбу и надежду

И полное слез озеро света.

Выслушай же со всещедрым терпением бесконечным меня –

Меня, что [так] огорчает Тебя,

Бог всего [сущего], величие неизреченное,

Сущность непостижимая, истина неисповедимая,

Сила всемогущая, милость всевластная,

Совершенство безбрежное, наследие неизреченное,

Жребий достойный, дар всеобильный,

Мудрость неомраченная, милостыня вожделенная,

Даяние желанное, радость взыскуемая,

Покой беспечальный, обретение несомненное,

Бытие неотъемлемое, стяжание негибнущее,

Высота несравненная,

Искуснейший целитель, неколебимая твердыня,

Возвращение заблудших, обитель погибших,

Упование надеющихся, просвещение помраченных,

Очищение согрешивших, Ты – прибежище беглецов,

Покой  мятежных, Ты – спасение погибающих,

Ты – разрешение уз, освободитель тех, кого предали,

Ты – защита оступившихся, ты – состраждущий

соблазнившимся,

Долготерпение сомневающихся,

Образ света, видение радости, дождь благодати,

Дыхание жизни, сила облика, покров над головой,

Двигатель уст, побудитель речей, водитель тела,

Укрепление руки, узда сердца,

Родное имя, родственный глас,

Единение искреннее, попечение Отчее,

Имя исповедуемое, лик почитаемый, образ непостижимый,

Власть боготворимая, память похваляемая,

Вход ликования, стезя верная, врата славы,

Путь истины, лествица небесная.

И множество иных слов восторженных –

Неисчислимые рифмы, несметные строфы, –

Но их не выговорят уста земнородного,

Не выдержат органы тела

Чувства не вынесут и не удержат мысли.

3

На Тебя глядят все  зрячие, о Боже всего [сущего],

Приклони слух на моления и скорбный глас

Слуг Твоих, а также служанок, которые молят Тебя.

И прими слезную росу из страстно и скорбно плачущих очей,

Как некогда принял слезы блудницы

Омывшей безгрешные ноги Твои, о Христос воплотившийся,

Как принял Ты утирание стоп волосами грешницы, –

Прими возврат мой к Тебе, исповедь мою

И, приобщивши [меня] ко вкушению спасительной жизни Твоей,

Поцелуем в уста нерасторжимый союз заключи.

Я вижу в Тебе, о Благодетель,

Сострадание то с милосердием тем,

Что залогом великого дара Ты дашь [мне] за малую веру мою,

И ради сострадания и любви Твоей

К вожделенному имени, исповедуемому мной, слугою Твоим,

Суровой зимы метели да обратятся в тихий ветерок,

И грозные бури – в нежнейшее дуновение,

И страх ожидания кары – в великую веру,

И мучения – в жребий блаженства,

И беды печали – в духовное пиршество,

И бушующий вал – в глубокую тишь.

И весла, гребя, [пусть вынесут] в мирную пристань,

И обильный грехов урожай пусть обратится в кладовую благ.

И вся эта тьма благодеяний Твоих

Да возвеличит имя Твое, о Всемогущий,

Воскуряемое фимиамом и исповедуемое [всеми].

Да устыдится отвергнутый и гонимый искуситель злой,

Да станут ненужными рукописания моих грехов,

Да прекратятся козни, да исчезнет коварство,

Да будут отторгнуты ковы,

Преодолены бездны, искоренены беды,

Да будут каменованы ухищрения, искуплены грехи,

Да будут уничтожены долги,

Да падет ярмо и рухнут кормила [сатаны];

 

И взамен мрачной тьмы бедствия грехов

И осаждающей рати злых духов

Пусть взойдет солнце славы Твоей,

Чтоб оживлять, спасать, просвещать

Справа и слева, спереди и сзади;

Да будет сияние утра, дуновение весны

Упованием ждущих явления Твоего.

Ибо Ты – Благодетель всех, для Тебя – все возможно,

Ты жизнедаритель и [всем] желаешь спасенья.

4

О всемогущая длань Иисуса Христа,

Обратись ко мне, распростри святую десницу

милостей Твоих.

Обитай [во мне], соединись [со мной]

И не покидай Ты кельи любви

Изнеможенного сердца моего,

И нетленный образ Твой –

Славную просфору

Спасительного света христианства –

Я сохраню при себе,

Обращаясь к Тебе в этой книге

С извечными заветами жизни,

Благовествованными Духом Твоим

С небес сочинителю Твоему,

Который взывает здесь

К Тебе, единой причине,

И Тебе, единому от единой причины

И Обладателю единой причины –

Троице Лиц в Божестве едином –

Причине причин

Подобает хвала от Небожителей всевышних

И сонмов святых

На веки вечные. Аминь!

 

 Глава 33

Слово к Богу из глубин сердца

1

Это слово мое богопоклонное, как плод души моей,

Даруемое Тебе, благословенный и милосердный,

Присовокупи к [тем, что поднесли] ладан носящие,

Смешай с ними в благовонное миро,

Составленное благочестивой женою Марией,

Кою Ты приравнял по сходству к блаженным блудницам,

С приснодивным почтением принятым Тобой.

Довольствуйся Ты речами моими презренными,

Приюти их в непостижимой, благословенной главе Своей,

о Всевышний,

Избегнув хулы Псалмопевца, [изрекшего]:

“Елей же грешника да не намастит главы моея»,

Сделай так, чтоб вдвое сильнее стало благоухание

Сей книги-исповеди, чтоб оно воодушевило многих,

Распространилось везде, разошлось бы повсюду,

Чтоб мир наполнился им, словно дом,

 

Ибо Ты – тот же Владыка, наставляющий на путь истины

Женщин древности, злонамеренных и грешных,

Облик которых Ты в притче о пророке

Изменил в соответствии с образом и подобием Своим,

Неизреченно воздействуя оттуда на них,

 

Соотнеся ко мне беспредельное милосердие Свое.

Взамен ячменя – пищи для скота –

[Ты подарил] хлеб насущный – обильный урожай пшеницы;

Царственный образ Свой [Ты даровал нам] вместо бренного На глазах тускнеющего серебра;

Вместо хмельного дурмана от вин

[Послал] Ты, Творец, чашу с Кровью Твоей;

Вместо елея, взятого у блудницы древних народов,

Ты вернул мне помазание благодатью Твоей;

Вместо холста и роскошного платья

Покров спасения – целомудрия ризу;

Вместо тесных запястий – благоволения полет

Вместе с верою и Евангелием

И житейскими добродетелями.

Взамен украшений пустых – серег для ушей –

[Ты вернул мне]

Светозарную память о гласе Твоем, Господи,

Вместо тяжелых ожерелий наперсных –

Множество праведных заветов благого ига твоего.

2

И однако же, возможно ли мне этим гордиться

И не стыдиться ли мне этих перечислений?

Которые так пречудно переливаются в строки

Этой книги скорбных песнопений,

И готов понести наказание любое за содеянные мною грехи;

Ибо гремят во мне богоглагольные речи пророков,

Как речи жестоких истцов,

Вторю я им, но не в гимне их радостном,

А в плаче, где стоны, звуки скорбные, ропот гневный,

Гибельная хула, рыдания долгие.

 

Но вездесущая Твоя доброта, о Боже великий,

Вселяет мне в душу надежду,

Вместе с ней также – раскаяние, исповедь,

Благовещение, прощение, явление света,

Ободрение божественное, наследование славы,

Явление чуда, видения чудес;

Некоторые из них внушают надежду мне,

Иные же – наоборот безнадежность;

 

В прегрешениях этих я своею волей погряз,

Выбрал я добровольно долей своею погибель.

И превзошел в дерзости народ блудодействовавший с идолами,

Им сотворенными, на высотах и покрывалах-подстилках,

Как вопиет Иезекииль из тьмы веков,

 

Какая же кара ждет меня, скверного,

Носящего Бога извне и в себе?

Я удивлен: как я не сожжен еще?

Я восхищен: почему не горю?

Я изумлен: как не разграблен я –

Измученный, брошенный, истерзанный,

Разбитый, раздробленный, сломанный,

Зарезанный и измельченный,

Словно зубами губителя, согласно Писанию.

Но оставлена мне, как луч памяти, надежда спастись,

Ведь Христово Евангелие – это истинно Жизнь,

О чем и внешний облик Божьего слова вещает.

И тем [обещает] грехам нашим – оставление,

Прегрешениям – милость, разрушению – обновление,

Безбожию – очищение, ранам – исцеление,

Тревоге – покой, наказанию – отмену,

Брани – умирение, пламени – орошение,

Каре – милость, дары – ожидаемой гибели,

Орудиям смерти – жизни свободу.

3

К чему вспоминать мне и перечислять блага Твои,

Ведь не возможно представить здесь неизреченное?

В память Отца Всевышнего – приобщение к Сыну,

Вo имя Единородного – родство с Его Отцом

И с изволения Их – сопричастность с Духом;

Крестом – искупление, словом – утешение,

Доброй волей – воздаяние добром по решению Всеведца.

И купель животворящая как ходатай мира,

И бессчетное множество благ иных,

Накопленных [для нас] благодетелем,

Свободных от дани, вольных от ярма,

Властвующих, но не подвластных.

Именно они в горечи смертной

Благовестят мне несомненную жизнь;

Если б не было их,

Я б давно уж погиб, как сказал певец.

 

Не умаляя Сына, прославляю Отца я,

Не унижая Дух, предпочитаю Сына я;

Славлю вкупе я единую сущность Трех [Ипостасей].

Так, Духу Святому шлю свою мольбу

Как начальное приношение к Литургии святой,

Пусть молитву сию возносят [в церквах],

Когда Агнец Небесный приносится в жертву.

 

ВОЗНОСИМАЯ ПЕРЕД ЛИТУРГИЕЙ МОЛИТВА

 

Вседержитель, Благодетель, человеколюбивый Бог

всего [сущего],

Создатель [всего] видимого и невидимого,

Спаситель и Творец, попечитель и миротворец,

Дух могущественного Отца,

Распростерши руки, воссылаем [Тебе] мольбу сетования.

Представ пред Тобой, грозным [Духом Святым],

Хотим мы в великом трепете и в страхе великом

Совершить сию обедню словесную

Тебе, славе Твоей, могуществу неисповедимому,

Как неотделимому содетелю Сына

По престолу, по славе и по творению,

И испытателю сокровенных тайн, мыслей сокровенных,

Всесовершенного Отца Еммануила,

Пославшего Тебя и спасшего Животворца и Создателя всего.

Чрез Тебя уведомили нас о Троице Лиц в Божестве едином,

Одним из которых признаешься и Ты, непостижимый.

Тобой и чрез Тебя нареченные провидцами

Первые отпрыски патриархальных родов

Пересказали прошлое и грядущее,

Свершившееся и неосуществившееся

В словах и речах без тени.

Тебя Моисей Духом Божиим нарек,

Непостижимое могущество, Ты, носящее над водами,

Грозную [силу] обратил в попечение,

Распростерши ее, [как] крылья защиты,

Возлюбив добротой Своей

Вновь родившихся нас,

И явил нам таинство купели

По примеру тому, прежде чем создать

Жидкую вязкость последней завесы,

Ты сотворил, как Всесильный Владыка, всю природу вокруг,

Все совершенство всего живого, каждую тварь из небытия.

Тобою для обновления по воскресении

Сотворено все живое в тот день – последний день жизни сей,

Который и есть день первый на земле живых.

 

Как и Отцу Своему, покорился Тебе

Слитый единством воли с Тобой до конца,

Ипостась Отца, Первенец его, Бог с обликом человечьим;

Он, Равносущный и равный всесильному Отцу Своему.

Хуливших Тебя гневно предостерег,

Заградил уста злоязычникам,

Ибо и Ты столь же истинный Бог,

Он же как и Всеродитель Его

Своих [врагов] простил, справедливый, святой,

Обретатель всего, преданный [на смерть] за наши грехи

И воскресший, чтобы оправдать нас [всех].

Чрез Тебя ему слава, Тебе же – хвала с Отцом-Вседержителем

Во веки веков. Аминь.

***

Буду снова я повторять эти  молитвы, пока свет веры не проявится дивным свершением своим, благовествовать [буду] вторично я мир.

5

Умоляем и просим со слезными вздохами

От имени всех тварей

Тебя, Творца прославляемого, нетленного и несотворенного,

Безначального Духа благого,

Ибо Ты Ходатай наш о наших сетованиях безмолвных

Перед всемилостивым Отцом всемилостивым,

Охраняешь святых, очищаешь Ты грешников,

Храмы возводишь в наших душах

По воле Всевышнего.

Освободи нынче нас от всех деяний нечистых,

Неугодных природе Твоей,

И пусть не угаснет сияние благости Твоей

В мысленном взоре наших очей,

Ибо поняли мы, что придешь Ты к нам

В дыму возносимых к Тебе воскурений наших

Чрез молитвы и святую жизнь воскуряемый.

И поскольку один из Троицы Вашей приносится в жертву,

А Другой из Вас – принимает ее, _

Обращаясь к нам через кровь Первенца Своего,

То Ты приими моления наши

И подготовь нас, как обитель почетную,

Снаряженную всем, чтоб достойно вкусить

Агнца Небесного,

Чтоб взамен кары и осуждения

Принять нам бессмертие дарующую

Манну жизни, свет бытия нового.

И да расплавятся в пламени этом соблазны наши,

[И очистимся мы, как уста] пророка,

[От прикосновения] углем горящим,

Взятым клещами с жертвенника,

 

Дай же и нам провозвестить всем доброту Твою,

О благости Всеотца, принесшего в жертву Сына,

А земному отцу возвратившего сына блудного,

И препроводившее блудниц в Царствие Небесное

Как праведников блаженных.

И многих других, не достойных того,

Возродившего и наградившего.

 

О да, да! Я один из них, вместе с ними Ты прими и меня!

Как страстно жаждущего человеколюбия,

Меня, возродившегося милостью Твоей,

Искупленного Кровью Христа.

И да будет  этим всем признана божественность Твоя.

 

Прославляемый  наравне с Отцом,

Воля единая и власть единая достохвальная.

Ибо все Твое – и милосердие, и могущество,

И человеколюбие, и власть,

И слава присная во веки веков. Аминь!

 

 Глава 34

Слово к Богу из глубин сердца

1

Вот они мечты обездоленной души моей

И сообразные им признания мои

Тебе, о Боже, что в слове – вмещаешь всё.

Те, о которых я прежде сказал,

Их паки и паки [Тебе] хочу показать.

Представ с письменным разъяснением

Пред собравшимися толпами племен

И с толкованиями для народов.

Я принес как дар

Эти просьбы свои и моления,

Увенчанные восхвалениями.

***

Мольбы, возносимые во время торжественной проповеди, [с помощью] которых, примирившись, Дух Божий снизойдет нам на помощь.

2

Умоляю я неизменную, всемогущую власть Духа Всесильного

Ниспослать росу милости мне и облагодетельствовать,

[Запечатлев] в душе и мыслях, властвующих над чувствами

моими,

Всеблагую милость наищедрейшей доброты Твоей.

И вспаши Ты разумное поле ожесточившегося плотского

сердца моего,

Засей семенами духовными, чтобы они смогли дать плоды добрые.

Исповедуем, что благодаря премудрому бытию Твоему

В нас расцветают и множатся всякие дары;

Рукополагаешь Ты апостолов, вдохновляешь пророков,

Обучаешь вардапетов, одаряешь речью немых

И отверзаешь закрытые уши глухих.

И Тот, Кто сороден Тебе, –

Единосущный Отцу перворожденный Сын,

Сотворив все что есть, с помощью Твоей,

Тебя Богом назвал, истинно равносущным Отцу.

Даруй и мне, грешному, [дар] смело вещать

О животворящей тайне благовестия Евангелия Твоего –

Следовать за быстролетным ходом мыслей

Безбрежных ристалищ Тобою вдохновленных заветов.

Когда ж я приступлю к началу торжественному истолкования Слова,

Пусть снизойдет на меня милосердие Твое,

Уведомляя меня своевременно о том, что достойно, полезно

и угодно Тебе

Для славы Твоей божественной, во хвалу Тебе

И для возведения церкви вселенской.

И простри надо мной вожделенную десницу Свою,

Укрепи меня, даровав милосердие Свое.

Отврати от рассудка моего мглу забвения,

Развей мрак грехов моих,

Дабы чувствами мне и разумом вознестись

Из жизни сей земной в высь [небесную].

Просвети вновь во мне

Свет души моей

Для постижения  божественности  Твоей,

О Всемогущий,

Чтоб был я,

Достоин усвоить и обучить слушателей набожных.

И слава Тебе во всем и от всех

Вместе с Отцом Твоим – Вседержителем,

С Сыном единородным и благодетельным,

Ныне и присно, во веки веков. Аминь!

***

А определение исповедания веры в единосущную Святую Троицу – милость дарующий канон сей жизни – я преподношу и провозвещаю таким образом: O Троице неизменной новое, Богом вдохновленное сочинение, определенное в Никее как Символ веры.

3

Веруем мы и исповедуем, обожествляем и поклоняемся Тебе

Триипостасному Единству, Всесвятой Троице.

Божественность неизреченная, приснодобрая, вездесущая,

Равнопочтенная, для полета крыльев мысли недосягаемая.

Превыше [любого] образца, не имеющая равных [Себе];

Троица, беспредельная в пространстве, превосходящая рубежи,

До сотворения веков,  неизъяснимо славословимая,

И присно величием неизглаголанно увенчанная;

Учредитель времени и тех, кто был создан во времени,

Сама управляющая причинами и удобно располагающая

Видимых и невидимых.

Не измеряемая именем, не отличаемая званием,

Не уподобляющаяся качеством, не взвешиваемая количеством,

Не устраиваемая по примеру, не объяснимая состоянием,

Не распространяющаяся, будучи неполной,

И не ограничивающаяся, будучи совершенной.

Никогда не пойманная и нигде не видимая.

4

Отец добрых деяний, Вседержитель всех [тварей],

Бог всего, что есть в небе и на земле,

Единственно кроме Слова, Которым и держится все,

Он властвует над всем мирозданьем.

Создатель, дающий дыхание всему, кроме Духа –

Ипостаси, с [помощью] Которой и создал Он всё.

5

Одна из прославленных равновеликих грозных [сил] –

Один изТроицы лиц, снизошедших с высей сюда в глубину, –

[Тот], Кто от века неотделим был от глубины,

Оставаясь неотъемлемой [частью] славы престола,

Никогда не лишенный связи с Родителем Своим,

Войдя в обитель чрева Девы простой,

Вышел оттуда сутью трудно определяемой,

Совершенный человечностью и беспредельный Божественностью,

Сын Единый Бога единого и единородный Первенец

Богоматери – Девы Богородицы.

Творец, сотворенный, чтоб быть Человеком истинным,

Первенцем,

Но не по подобию людей былых,

А новый и дивный, величественней царей,

Какого не было прежде в веках.

И не был создан Он во времени,

Первенец, по псалмопевцу,

Стал первым во всех проявлениях Своих,

Превыше всех царей земли;

Уподобившийся нам по плоти,

По образцу души и тела,

либо золота и пламени,

Или же, говоря яснее, света с воздухом, неизменно

и неотделимо.

 

Он  взошел добровольно на смертный Крест,

Как непорочный Агнец,

На заклание ведомый, и подготовил

Спасение созданий Своих.

Измученный живым естеством [Своим] был положен во гроб

неотделимым Божеством;

Трехдневно захороненный, проповедал отчаявшимся узникам

Преисподней ада и указал [им] обновление и свет.

И, завершив страстями спасительное таинство

[вочеловечения], возродился как Бог,

И, влекомый крыльями ветров, поднялся к херувимам,

И укрылся облаком неисповедимости,

И, вознесшись превыше Неба,

Воссел торжественно на престол Свой,

Как Первонаследник, равный Отцу,

От Которого Он вовсе не удалялся,

 

И не утратил обретенное естество человеческое

И не истощил собственную славу Божественную.

С чем и придет на Суд возмездия

Потаенное узнать, взвесить мерой истинно праведной,

Чего все мы ждем, о чем молимся,

Веруя во всем власти предержащей Его над всеми,

Которая воистину от [Отца] Единого

И от Единого Духа, обожествленному навек.

6

Прославляем присно и благословляем

Вместе с Сыном и Отцом

Ипостась Их – Дух всемогущий, истинный, совершенный,

Святой,

[Тот], что создал из ничего все сущее вокруг –

Cамодейcтвующий и равновластный Двум,

Один, это – первопричина – [Отец]

И Другой – сосуществующее грозное

Слово – [Сын],

 

А также и Сам Дух вознесшийся

В Царстве нетленном и беспредельном:.

Самодержец добрый,   [всем]   раздающий дары Отцовы,

Во Имя Единородного славного Сына,

Он возвестил законы, воодушевил пророков,

Дуновением единоплеменника запечатлел в Апостолах,

Явился в образе голубя на Иордане,

Чтобы возвеличить славу Пришедшего,

Воссиял в писаниях Евангелистов,

Породил прозорливцев, умудрил мудрецов,

Умножил учителей, [венценосцев] помазал на царство,

Всепомоществовал царям, назначил попечителей,

Завещал спасение, пожаловал дары, подготовил к покаянию

Нас, в смерть Христа крестившихся,

Очистил так для обитания Своего.

[Все], что сотворили Отец и Сын, то сделал Дух Святый,

И сам Он – Бог воскуряемый, покоривший всё во всём.

7

Упоминание первым Кого-то из Ликов Троицы

Не означает [вовсе], что [Лик сей] выше Другого.

Или же упоминание после [Другого]

Не означает, что Он нижайший из [Себе] подобных.

Или же разговор об Одном [Лике] не должен вызывать путаницы,

А разделение Трех не должно приводить к разделению воли,

Ибо Отец возвеличен бы не был всеми,

Коль не было бы у Него силы Слова,

Точно так же, если б не было Духа при Нем,

Был бы Он немым, безжизненным, вялым,

И обессилевал вмиг от воли любого.

Слово ж, не будь Оно известно через Имя Отца,

[Было б] сиротой, либо покинутым,

Никак не Божественным, порожденное смертным.

А также и Дух: не будь Он ознаменован Причиной Своей,

Витал бы, как нечто бесславное,

Подобно какому-то дыханию, ослабленному смертью.

Если же кто дерзнет в словопрениях отрывать Отца

от Слова Его –

Говоря, что некогда не было [Слова], –

И клеветой, отрицающей Слово,

Вообразит, что почтил величие [Владыки] верховного

Или принизит [Дух] изливаемый,

Не видя природы Духа, привнесет бытие чуждое,

Иль какие-то изменения, замутняющие

Безупречную славу Союза Троицы Святой, –

Таковых, как лютых бесов и звероподобных врагов,

Символом веры, как камнями пращи,

Отвергнув, прогоним мы прочь;

Закроем путь им к притвору Церкви – вратам жизни,

Предадим их анафеме вместе с бесами.

Прославим же Троицу Святую в сопричастном равновластии

Облика единотройственного,

Славословием единодушным и сообразной благостройностью,

Благословляемую и  прославляемую в небесах и на земле

Сонмами первенцев, собраниями земнородных [тварей]

словесных

Во веки веков. Аминь!

8

Ныне вопль дум сокровенных,

Воплощенных в этой книге,

Я вознесу всеслышащим ушам Твоим, Боже Великий,

Лишь вооружившись ими, вступлю я в сраженье,

В котором образ Твой хочу явить совершеннее.

Но вовсе не затем, что для Славы Твоей

Ты нуждаешься в [звуках] гласа моего,

Ибо еще прежде, чем все сотворить,

Прежде появления бессмертных прославителей неба

И разумных [существ], из земли сотворенных,

Ты Сам был уж прославлен совершенством Своим;

Стало быть обращаюсь к Тебе

Затем, чтоб Ты почтил меня, отлученного,

Дал обратиться мне с речью [к Тебе],

Чтоб вкусить неизреченного благоволения Твоего.

 

Но что за польза восклицать мне, обращаясь к Тебе: “Господь Адонай”,

По Царскому велению Твоему

Но не исполнять заповедей, преподанных Тобой!

Законов жизни строгих и обязательных?

 

Я себя – золотые скрижали вещие,

Заветам Твоим посвященные,

Перстом Божьим начертанные, –

Сам вымарал, вернее же, разбил их,

И написать стараюсь ныне второе подобие их

Печальными красками.

Как часто воссылал я к Тебе молитвы горячие,

Кои не были записаны в скорбных песнях сих,

И посему внемли, Всеблагий, этим речам и всем тем

[мольбам]:

Пусть пребудет мольба моя с молитвой просительной,

Сочетается пусть с нею.

Может быть, тогда хлеб из теста пресного, смешанного

с елеем,

Дарованный [людьми] чистыми, послушными воле Твоей,

Испечется чистый, богоугодный, и

Будет поднесен на стол Славы Твоей.

9

Ты, Благодетель и Человеколюбец во всем,

Единый Христос Единого Бога державного, всемогущего [Сын],

Ты побеждаешь милосердием и состраданием,

Не только весь [род] человеческий, единосущный мне,

Которому присуще беспокойство и множество противоречий,

Но и ангелов непорочных,

А также – праведников, вскормленных в святости,

Одним из коих Илия был, коему видения грозные

Трех видов явились на горе Хорив:

Землетрясенье великое, ветр сильный и огнь всесожигающий;

А Твоя всепрощающая кротость

Явилась в нежном веянии тихого ветра,

Ибо Ты, как написано, – Единственный, Кто милости хочет.

И хотя [некоторых] из нас признали угодными [Богу],

И они добрыми делами своими обрели иной образ – небесный,

Но все же и они земнородны, избранники [рода] людского;

А Ты, добрый по сути Своей, быть жестоким не можешь,

Ты, благословляемый всеми, – полнота Спасения,

Ты – совершенный покой, безмятежность всего [сущего],

Снадобье целебное для всех недужных,

“Источник воды живой”, согласно Иеремии.

Обратись ко мне и помилуй меня, о Всеблагий Боже.

Ты так жаждешь, алкаешь спасти меня,

Что даже бдящим [силам] небесным,

Бессмертным и благословляющим,

Ты даровал для спасения человечества

Звания первосвященников и исповедников,

Чтобы они от лица нас, земнородных людей,

Умоляли б Тебя, Всемилосердного,

Постоянными молитвами простить меня,

отверженного.

“Помилуй Иерусалим”, –

Эти слова полны светозарного смысла:

Благовествуя притчею этой,

Что по примеру Иерусалима [земного]

Они просят Тебя, [чтобы] явлением Своим, о Великий,

Ты умилосердился над [Иерусалимом] небесным

И восполнил избранниками, примкнувшими к Тебе,

Опустелые места падших ангелов.

10

Воистину Ты услышал, о Милосердный, внял [мне], о Господь и Царь,

Приклонил ухо, о Жизнь и Надежда,

Уразумел, о Небесный [Владыка],

Уважил, Всесильный, призрел, Тайноведец,

Увидел, о Заступник, проявил сострадание, о Неизреченный,

Склонился, о Всевышний, снизошел, Страшный,

Явился, Неизреченный, сжался, Беспредельный,

Был измерен, о Неисповедимый, сгустился, о Луч,

Вочеловечился, о Бестелесный, стал осязаем, Безмерный,

Обрел форму, о не имеющий свойств,

Воистину исполнил мольбы молящихся.

Ты сам стал для меня, несчастного, словами бдящих [сил],

Добрым Ходатаем, Посредником живым, заклатью Бессмертной,

Жертвоприношением неисчерпаемым,

Даром чистоты, неистребимой

Жертвой всесожжения,

чашей бездонной.

Так пусть же, Милостивый, Человеколюбивый, Благословенный,

Вечно совершается надо мной, согрешившим,

Благая воля Твоя Животворящая, о достохвальный

и долготерпеливый,

Восставляя меня из моих руин

Тебе подобает слава вечная. Аминь!

 

Глава 35

Слово к Богу из глубин сердца

1

О Владыка сил, величие грозное,

Верный взгляд, воля свободная, щедрость неиссякаемая,

Кто в силах прославить торжественно с песней и танцами

Единую хоть каплю росы Твоей доброты?

Ты тщишься найти способ и средства моего спасения1,

Я же буду писать о большем,

Чтобы рассказать [поколениям] грядущим.

А Тебя не назвали любящим ангелов,

Тебя, основавшего государства их

И небеса со светильниками их,

[Что тоже ведь] дело перстов Твоих,

Но никогда не говорил Ты о любви к ним.

Человеколюбие предпочел [всему],

Считал его за честь великую, достохвальную,

Возвеличив тем самым вновь Свое имя

Неизреченное в таинствах грозных.

 

Светозарных небожителей, их призвал Ты

Служить и возглавить дела особые,

А нас, смертных, внизу рожденных,

Возвеличил  Божественным Словом Своим.

Твоя доброта к нам, о Боже,- сверх меры

Расширяет [число] посвященных Тебе заветов,

речей бесконечных

Об излиянии нетленном

Беспредельной доброты Небесной Твоей;

 

Ведь Ты, к нам сойдя в человеческом облике,

Щедро изливал милости жизни,

На кого-то – ради них самих, на других – ради дpyгиx

Многоразличные дары [исцелений],

Чудеса, Богом творимые, и знамения правдоподобные;

И если калеке, ослабевшему в вере,

Видя в просьбе попечителей [его] признак надежды,

Из сострадания Ты посочувствовал,

То насколько могущественнее будет всесильное слово Твое

Обо мне, воздыхающем и вопиющем,

Об очищении исполненной скверны плоти моей?

 

Ибо [предохранить] образ, очистить

От воздействия порока и скверны,

Будет воистину неменьшим чудом,

Нежели чистое созидание,

И великая благодать купели,

Возвеличивает славу Отца.

2

Это Ты, о Господи, освящаешь нас,

Что давно показал нам на избраннике Своем Моисее

Это Ты заботился

О погрязшем в грехах и беззаконии роде Иакова,

Когда в стране египтян приобщался он

Ко мраку язычников.

Это Ты обращаешь в праведных грешников,

[Наставляешь] их на путь [истины],

Согласно речению псалмов певца Давида.

Это Ты обращаешь жестокость сердца окаменелого

В нежную мягкость плоти живой,

Дабы признали они слово Твое.

Это Ты можешь даровать сердце иное и путь один,

[Дабы] боялись Тебя во все дни жизни своей.

Это Ты внушаешь страх свой жестокосердным,

[Дабы] с верой прислушивались они к Тебе,

Согласно речениям пророков.

3

Благословенных уст Твоих, мир сотворивших

Каплю божественного дождя животворного

Приблизь, словно ключ, к дверям ушей моих;

И избавь, исцели меня

От яда искушения коварной змеи,

Всемогущею дланью притронься к орудию речи моей

Внуши громкость голосу, дабы выговорить мне –

Это Ты даруешь всем;

И наставь меня должным образом,

Чтоб за дерзкие речи не лишился я, как предок наш, надежды,

Не был осужден на неразумие

И не был изгнан искусителем;

Просвети вновь померкшие очи души моей,

Возложив десницу Твою, жизнь дарующую,

Чтоб, если свечи смелости будут дыханием змея погашены,

Оставался я под прикрытием сосуда.

Возьми нечестивые деяния мои, о Господи,

И брось их в пучину морскую,

Ведь [море] – это малое подобие

Безбрежного твоего величия, –

Чтоб потонули злодеяния [мои в нем],

Как речет пророк.

Для души моей падшей воздвигни знамение веры,

Чтобы рухнул столп отчаяния,

Открой, о Всесильный и Милосердный,

Врачебник исцеления жизни,

Чтобы [плевелы, выращенные] из семян,

Посеянных в нас искусителем,

Срезать прямо под корень, скосить

Серпом воли Твоей.

Когда захотел я, по примеру Петра,

Идти за  Тобой, о Владыка всего,

То был поглощен греховными волнами

Моря жизни сей;

Приблизь, простри животворную длань.

Помоги мне, дрожащему,

Вторю я голосу ханаанеянки

И молю Тебя из глубины сердца,

Повизгивая от голода, словно пес охотничий;

Мне, отверженному, злополучному,

Выдели [хоть] крохи хлебные на пропитание

Со стола изобильного Своего.

Дай спасение мне – алтарю из плоти, сыну горечи,

Ты, пришедший найти меня и жизнь даровать, погибшему,

Ибо Твои суть величие, могущество и победа.

Ты – покаяние и исцеление, блаженство и обновление,

И Тебе подобают слава и поклонение вечные. Аминь!

 

Глава 36

Слово к Богу из глубин сердца

1

И хотя прегрешения мои бессчетны и часты,

Так что превосходят

Спасительные плоды милостей Твоих,

Все-таки ради меня Ты принял смерть

И дивлюсь я мукам, Тобою взятым на Себя:

Руку Свою, все души вобравшую, Творца всех живых,

Пригвоздил Ты к кресту – орудию смерти,

Дабы умерить поползновения мои против воли Твоей.

Пару шагающих, жизнь дарующих ног Твоих

Из-за невоздержности моей

Ты прибил к древу орудия кары,

Чтоб милосердием пресечь необузданную дикость мою,

О я, злополучный!

2

И не повелел отсохнуть руке, бившей Тебя в голову славную,

Ты, который тут же иссушил смоковницы куст,

С тем чтоб примером этим заблаговременно

Благовествовать мне прощение Свое.

Не угрожал Ты злодеям, бившим палками Тебя,

нареченного Богом,

Ты, что заставил померкнуть денницу,

Дабы умершему мне даровать благость и покой.

И не пресек Ты подлой клеветы лжесвидетелей,

Ты, покрасивший лик луны в цвет крови,

Дабы робким устам моим придать силу восхвалять Тебя.

И не выбранил Ты хулителей за ярость,

Ты, потрясавший стихии,

Дабы помазать доброты Твоей елеем голову мне, несчастному.

И когда богоубийцы называли Тебя обманщиком,

Ты не разнес им челюсти, не разбил их вдребезги,

Ты, рассекавший твердые камни,

Дабы душу мою, к добру не способную,

Милосердно избавить от тщетных желаний.

И не проткнул их же мечами потроха стражников

Ты, обрекший змею ползать на чреве,

Дабы кости изнуренного тела моего,

Как бы в ковчежце сохраненные, сподобить Ты мог

воскресения.

Не утопил Ты в бездне земли, опрокинув их навзничь,

Тех, кто запечатал дверь живительного гроба твоего,

Дабы частицы света Твоего сложить в дароносицу

сердца моего.

И семя рода не пресек Ты вконец,

Тех кто провозгласил умершим Тебя

И украденным, как плоть земную,

Дабы и меня со спасенными вкупе,

[Хоть] и недостойного поминовения,

Сподобить без ущерба и без потерь

Избрания добра.

И не превратил Ты в столп соляной,

(Как в древней каре бабки Моава),

Тех бесноватых отступников,

Которые серебром из сокровищниц Отца Твоего

Дважды прельстили Искариота

И обрекли на предательство и бесчестье Тебя.

Чтобы меня, нестойкого в твердости

И отданного во власть смерти,

Своей кровью спасти, утвердить на утесе Своем,

Благословенный дважды, благословенный опять,

Всеми всегда возвеличиваемый во веки веков. Аминь!

 

Глава 37

Слово к Богу из глубин сердца

1

Из приведенного выше множества милостей,

На благо мне Тобой дарованных,

О милосердный, благодетельный, достохвальный и всемогущий.

Хотя и написано здесь о немногих,

Но милости эти – царского рода, власть имущие

самодержцы.

Сыновья мощи, потомки великих,

Достославные, светозарные и почтенные,

Восславленные знаменами побед, ввысь воздетыми,

Увенчанные каждый из них прекрасным венцом,

Приведшие с собой несметные сонмы благословляющих,

Кротких, смиренных, блаженных и миролюбивых

Из тех областей, родственных Богу,

О коих молился пророк, говоря:

“Воздвигни, о Господи, силу Твою и приди оживить нас”.

 

Они способны скорее развеять грехи

И растопить лед безнадежности,

Прежде чем изгонит предводитель сонма Небесного Воинства

Дьявола, приверженца ночи,

Первого супостата Бога благого.

 

Описать невозможно в словах те блага,

Что Всевышний излил дождем на меня,

Немощного, раба неблагодарного.

Если кто-то решится сказать, осмелев, –

Выскажет только лишь малость из многого,

Но и тоже не истину доподлинную.

А, вспомнив вместе с тем, из чего сотворен он, хилый и суетный,

Ничтожный и немощный, будет силой великой сражен.

2

Хоть и написал я это, но вновь свидетельствую то же:

О моем, праха, несовершенстве и незрелости

И совершенстве Твоем, о Создатель,

О том, что не стою я благ;

Однако же бескорыстной, независтливой и всещедрой,

Всесветлои силой Твоего созидания

Изгоняется жестокость сердца, внушенная лукавым,

Который безнадежностью и отчаянием

[Захотел меня] в камень обратить,

Заглушить, иссушить оба родника, из очей дотоле бесчувственных

Забившие велением Творца в Едеме чувств моих,

Чтобы оросить и дать расцвести

Растущему во мне

Благотворному раю из дерев жизни;

 

Только бы, высушив слезы,

Не обманул бы жестоко лестью колдовской

И, вырвав меня вновь из сладостной неги,

[Не вернул] опять в состояние былое.

 

Когда же чудом вознесшийся Бог встанет с миром

Между человеческими божками-миротворцами,

Принеся с собой Завет благости, –

Пред ним рассыплются и развеются

Все беды коварства, малодушие досады,

Как если бы они натолкнулись на твердь гор скалистых

Или исчезли, как истончившийся ручеек

Или же как прах рассыпающийся, переставший быть прахом.

3

Итак, не от людей, как Иов говорит, обиды мои,

А от всевидящих очей высшей воли Твоей,

Проникших мне в совесть, смятенную ужасом.

От сомнений всяких трепещу я, боюсь,

Однако и так, с душою разбитой, я полагаюсь

На твердую волю Твою, живую и нерушимую;

Молю Тебя милостиво взглянуть на меня –

Осужденного на смертную кару,

Когда явлюсь я пред очи Твои,

О Благодавец Небесный,

Беспомощный, с пустыми руками,

Принесши с собой, чтоб напомнить Тебе

Благодеяния неизреченной славы Твоей,

Не оставь меня, Господи, в томлениях страшных!

 

Избавь меня, умоляю Тебя,

Светозарным крестом от тревог удушающих,

Смети попечением Своим скорбь сомнений моих,

Терновым венцом – ростки прегрешений моих,

Ударами жезла – пагубу смерти моей,

Памятью о пощечине – муки бесчестья моего,

Плевками врагов – скверную мерзость мою,

Вкушением желчи – горечь души моей.

Все блага сии необъятные принадлежат Тебе,

Единственный Сын Единого Бога;

Помянув вместе с ними злодеяния свои,

Всеславное имя Твое я громко твержу,

[Присовокупляя их] к мольбам небожителей.

 

Услышь исповедь мою, исповедь кающегося,

Побежденного стыдом.

И сжалься надо мной, сыном погибели,

Удостоившимся смерти вечной,

Дабы множество прегрешений моих и умножение их

Возвеличило вдвое милосердие Твое,

Прославило грозно его на земле и на небе.

Слава вечная Тебе вместе с Отцом и Духом Святым. Аминь!

 

Глава 38

Слово к Богу из глубин сердца

1

И так же, как ранее в одной из глав в начале повествования,

Я уже писал о главных грехах – мрачном порождении

Закона членов плоти моей,

Овладевших мною, наследником смерти,

Так и ныне здесь, в ряду следующих слов моих,

Я упомяну, как часть большого моря сияющего,

Законы Духа Живительного Иисуса Христа,

Словно каплю из безбрежного простора морского,

Светом которой освободятся жаждущие спасения.

2

Иные из них – воистину кесаревы

И восседают на троне высоком,

Полны запасов милостей и богатства;

Царь и любимцы его,

Государь и достославные его,

Венценосец и князья его,

Прославленный и слава его,

Победоносный и фанфары его,

Полководец и воины его,

Достохвальный и хвала его,

Жених и хоровод его,

Царица и девицы ее,

Дружка и снаряжение его,

Свобода и дары ее,

Попечение и рука его,

Обетование и искупление его,

Сохранение и десница его,

Дар и украшения его,

Знамение жизни и прочность его.

Крещение и образ его,

Облака и сень их,

Чудо и действие его,

Душа и нетленность ее,

Слово и свершение его,

Завещание и исполнение его,

Могущество и повеления его,

Купель и чудеса ее,

Манна [небесная] и неоскверненность ее,

Скала живая и потоки ее,

Столп огненный и сияние его,

Гром с неба и перекаты его,

Надежда всевышняя и спасение ее,

Древо благословения и плоды его,

Лоза виноградная и благость ее;

И, [стараясь] сказать о возможно большем,

Не ошибиться бы и [не упустить] всё,

(Как, когда на солнце глядишь, оно ослепляет глаза).

Умолкаю я, не говорю о многом,

И, коль позволят мне слабые силы мои,

Приступлю я к рассказу о малом.

3

Но горе мне несчастному, бедному,

Ибо строй речи моей вынуждает меня

Переплести благовестия глас с жалобой плача,

И тогда

Приидут справедливость и равновесие, приговор и воздаяние,

Испытание и свет, обнародование и факелы,

Обнажение и срам, откровение и стыд,

Целомудренный и заслуги его,

Совратившийся и кара его.

 

4

И опять говорю я:

Горе мне, горе вдвойне несчастному,

Ибо с нестерпимым гневом настигает

Серп, чтобы скосить меня,

Судья – чтоб судить, сильный – чтоб на помост втащить,

Угрожающий – чтоб погубить, рука – чтоб суду предать,

Жезл поучающий – чтоб бить, вооружение – дабы отомстить,

Пастырь Небесный – чтоб от стада отъединить.

 

Поскольку то слово, что Ты мне сказал,

Будет судить меня, осужденного, в день последний возмездия,

Так спеши же ко мне, о Милосердный,

Поспеши ко мне, бессильно скорбящему в смятенье

и страхе,

И ниспошли мне силы десницею Своей благословенной,

Поддержи, как прежде, в последнем несчастье моем,

Утешь, исцели, очисти, оживи.

И слава Тебе от всех во веки веков. Аминь!

 

Глава 39

Слово к Богу из глубин сердца

1

И поскольку отринул я облик свой прежний –

По наущению искусителя

И по лености своей погиб я вконец, –

Ныне ж явлю я прежний образ свой,

С жалким рыданьем и скорбью в душе,

Беспристрастно всенародно позору [предам]

Пред собранием толп многолюдных,

Возглашу, вопия криком громким, воплем великим.

2

Я – книга живая, в коей собраны

Внутри и снаружи плач, горе и стоны,

Как в свитке видения Иезекииля;

Город без стен и без башен,

Жилища без крепких затворов,

Соль [лишь] по виду, но не по вкусу,

Вода соленая, негодная для питья жаждущим,

Земля, бесполезная для хлебопашества,

Пашня заброшенная, топь тростниковая,

Поле, ставшее залежью, волчцом заросшее,

Богохранимая земля одушевленная,

Засеянная плевелами искусителем злым.

Ветвь древа оливкового, лишенная плодов,

Дерево под сруб, пустоплодное,

Дважды умерший в отчаянии саженец вещий,

Светильник всесожжения угасший.

 

И снова я должен повторить

Горестные плачи, подобные вышепропетым,

Ведь мне, злосчастному, выпали в жребий

Горечь кары,

Гнев Отца, Скрежет зубовный, бесконечные слезы из глаз моих,

Из [глаз] злополучного сына.

 

Осквернение грешной плоти моей.

Хула новая мерзкой душе моей,

Смятенье и отчаянье мне, пленнику смерти,

Что вещают мне, несчастному, сонмы небесные,

Свидетельствуют, что, как сноп плевелов, сгорю я,

несчастный,

И голос грозный [миру] вещает, что я, отвергнутый,

неисцелим.

3

И воистину разве не напоминают мои песнопенья

Развлекательные напевы

Той блудницы, на цитре играющей,

Что бродила и била в грудь себя,

Играя складно плачи скорбные и жалящие.

Согласно иносказательным словам Исайи в заветах о Тире,

Представляя события будущего как нечто близкое,

Жалуясь на многие лады, горюя по-разному,

Подобно тем, что пляшут с плачем и стоном;

И я хоть неотступно ждал пришествия Господа,

Но не был готов,

 

Какие же и сколько песен безнадежности и раскаянья должен нашептать я,

Чтобы меня мог помиловать Он?

И вот вновь вспоминаю ужас Суда –

И страшно мне;

И если в точности искушения представляю –

Я умножаю ужас мой;

И когда изображаю я внешний вид его –

Возрастает кара возмездия моего;

Ибо ранее заметивши то, я и позже не раскаялся,

Ты ж помилуй меня, о Милосердный,

Человеколюбивый, всемогущий, благодетельный,

Щедрый Царь Христос, благословенный навек. Аминь!

 

Глава 40

Слово к Богу из глубин сердца

1

Вседержитель-Бог, благодетель, Творец всего [сущего],

Внемли стенаниям несчастного гласа моего

И спаси меня силою Своей всемогущей, избавь от грехов,

От страха и мук грядущих сомнений;

Ибо беспредельным величием и безбрежною мудростью

Можешь Ты всё и властен над всеми.

2

Я уже вижу издали воображением разума,

Приготовления великие грозного пира,

Различаю прежде времени утро светлое

Для святых [Твоих], полных упования,

И день тьмы для меня, приговоренного к каре,

И тогда уж ничто из того, что есть, не решится

Стать прибежищем мне, куда б я не сбежал:

Ни бездны глубокие, ни ущелья бездонные,

Ни высоты гор, ни теснины скал,

Ни твердь [горных] пиков, ни щели пещер,

Ни впадины ям, ни русла потоков,

Ни ходы сокрытые, ни клети жилищ,

Ни кровли покоев, ни распадки долин,

Ни скалы в лощинах, ни цепи холмов,

Ни вольные ветры, ни безбрежность морей,

Ни дали окраин, ни стремнины ручьев,

Ни звуки рыданий, ни слез половодье,

Ни перстов мановение, ни рук воздевание,

Ни прошение уст, ни речи моление.

3

И от доли этой ужасной, неизбежной,

Господи Христе, можешь спасти лишь Ты

И дать грешной душе моей утешение и покой спасения.

Так взгляни на меня на неразрешимые беды мои,

О, единственно добрый, всесвятой и неутомимый в отношении всех,

Разорви победным мечом Креста – оружия жизни – тенета мои гибельные,

Со всех сторон меня опутавшие,

И вынеси в тишь из этого ужаса дрожащие ноги мои,

[Ноги] криво шагающего.

Исцели вспышку жара горячки трепещущего сердца моего,

Отвергни злонамеренное шипение мое,

Шепот согрешившего пред Тобою;

Развей тоску безнадежности помраченной души моей,

Души спарившейся со злом,

Рассей проникшую в меня дымную копоть –

Подобие злых грехов моих,

Уничтожь мерзость темных страстей от скверных пороков.

Обнови душу мою – образ света обожаемого

Славы великого имени Твоего, о Всемогущий,

Укрепи сияние благости Своей на лице моем

И зоркость разума моего, разума земнородного,

Преобрази, установи твердо и ровно,

Чтоб дать мне осознать Тебя,

Очисти Божественным, живым, нетленным светом небесным

Меня, мрак грешный,

Укрыв Твоими Тремя Ликами

Всесветлыми, нетленными, равновеликими,.

Ибо только Ты благословляем вместе с Отцом

И восхваляем Духом Святым во веки веков. Аминь!

 

Глава 41

Слово к Богу из глубин сердца

1

Сын Бога живого, благословляемый всеми,

Неисповедимое порождение грозного Отца Твоего,

Для Тебя нет ничего невозможного,

Когда восходит сияние яркое славы Твоего милосердия –

Тают грехи, преследуются бесы, прощаются проступки,

Рвутся цепи, спадают оковы,

Оживают мертвые, исцеляются больные, раны заживают,

Искореняется скверна, уходит печаль,

Отступают стенания, бежит тьма, удаляется мгла,

Изгоняется туман, рассеивается мрак,

Исчезают сумерки, кончается тень, уходит ночь,

Пропадают беды, исторгается зло,

Преследуется отчаяние

И простирается надо всеми десница Твоя всесильная, о

Искупитель всех.

2

Ты пришел не губить души людские, а даровать жизнь.

Отпусти бесчисленные грехи мои по великому милосердию

Своему,

Ибо Ты один – неизреченный на небе и неисповедимый

на земле,

В  во всех концах вселенной,

Начало всего и наличие во всем во всей полноте,

Благословенный на небесах;

И Тебе вместе с Отцом и Духом Святым вечная слава. Аминь!

 

Глава 42

Слово к Богу из глубин сердца

1

Господи, Ты Бог сострадания, спасения и милосердия,

Искупления и обновления, исцеления и оздоровления,

Просвещения и жизни, воскресения и бессмертия,

Помяни меня, когда Ты придешь в Царствие Свое,

Грозный, могучий, благодетельный, сотворивший всех,

Живой, восхваляемый, всесовершенный,

Близкий к горестям всех сотворенных.

Умоляю Тебя вместе с распятым с Тобой, который

Хоть и не был схвачен и не был закован ради Тебя,

Не был повешен и не был пригвожден,

Не был бит во имя Твое великое и не был оскорблен,

Не был мучим и презираем, не был сломлен и не был

умерщвлен,

Но был удостоен вожделенного света –

Царствия Небесного, удела праведных,

Воистину, как обещал Ты клятвою “Аминь”,

Уведомил нас о неизменности даруемых благ

И восславил, внушив надежду на спасение

Мне, вконец отверженному.

2

Благословен, благословен и вновь благословен,

Принимая и меня с той же верою;

Спаси от погибели, о Благодетель,

Исцели от недуга пороков, Милосердный,

С берегов смерти верни меня в жизнь, о  Жизнодавец,

Я тоже ведь Твой, вместе с ним оживи меня, о Упование,

Даруй мне дыхание живое, умершему душой,

О Воскресение, Жизнь и Бессмертие,

Благость неистощимая, неиссякаемая милость, неизменное

прощение,

Десница всемогущая, рука всевластная, перст, всем доступный,

Пожелай, о Господи, – и буду я спасен,

Намекни лишь милосердно – и буду оправдан.

Молви лишь слово – и непорочным тотчас я стану.

Позабудь число злодеяний моих –

И тотчас же я приободрюсь,

Расщедрись – тут же к Тебе я примкну,

К Тебе, прославленному всеми навеки. Аминь!

 

Глава 43

Слово к Богу из глубин сердца

1

С мастерством Твоим многоопытным

В искусстве врачевания

Непорочной жизни первопричина – Ты,

Царь всесильный небес, Господь Иисус Христос,

Бог всех, постижимых всех и всех видимых.

Будь Ты и во мне в сообществе новом,

Как сказал пророк;

И, примкнув к Тебе в союзе прекрасном,

Просветившись вновь, оживу я душою и телом,

О Всесильный во всем и неодолимый!

2

Нет нужды Тебе в пластыре,

Чтоб наложить его на раны души:

Ни в сроках, ни в посреднике, ни в прошествии дней,

Ни в смене снадобий,

Ни во вскрытии, ни в прижигании, ни в рукодействии,

Как это принято лечить на земле,

Где бывают всегда заблуждения

И крайне тяжкие прегрешения.

Но Тебе, Творцу души и тела,

Все ясно, как свет, и понятно все,

Все записано, легко, все доступно Тебе.

Намерение претворено в жизнь,

И исполнено обещание,

Желаемое осуществилось.

Завещание Твое – Евангелие,

И свобода – решение Твое,

Писания Твои – милосердие;

И не огражден Ты законами,

И не окружен Ты канонами,

И не препятствовала слабость Тебе,

Не усмиряла покорность Тебя,

Малость Тебя не ограничивала,

Вехи Тебя не измеряли;

Не заблуждался Ты из-за гнева

И нисколько не менялся от ярости,

Не ошибался от жестокости

И не бунтовал в возмущении,

Не волновался от неведения,

Не преображался от милосердия,

Не опустился с высоты Своей

И не оставил попечения,

Не утратил сил, творя спасение,

Ты и начало и конец всего, и всё от Тебя.

Вечная слава Тебе и поклонение. Аминь!

 

Глава 44

Слово к Богу из глубин сердца

1

Безграничный Бог, неизъяснимое, единокровное

порождение Бога,

Создатель всех тварей, Царь-Христос,

Свет во тьме померкших сердец,

Ты с нами Своим совершенством человеческим,

По природе ж [Своей] Ты – с Творцом Твоим;

Ты [Сущность] свою через [сущность] людскую

Возвещаешь чудесно;

Благословен неизреченный Отец Твой Небесный,

Тот, что послал Тебя с высей, с Кем делишь Ты славу Творца.

Так долго Он пекся о спасении моем,

Спасении раба отлученного,

Пока не предал Тебя Самого Он в руки людей.

А Ты, хотя властен был, минуя беду,

Выполнить замысел Провидения,

Возжелал за меня, грешного, чашу смерти испить

Человечностью своей полноценной

И божественностью своей совершенной.

 

Благословен и Дух Твой Святый, Животворящий –

Ипостась и Твоя, и Отца Твоего, –

Равночестный с Родителем Твоим

И Тобою, Рожденным, –

Единая Троица совершенная

В Лицах трех неделимых и неразлучных,

Без начала и без времени, Благотворитель всех,

Всесущий Животворец, Миротворец всесветный,

Создатель [всего] сущего и властитель,

Прославленный нерасторжимый и целостный Вседержитель.

2

И вот всеблагий Отец небесный,

Ради грехов моих, грехов праха и брения приговоренного к смерти,

Пожертвовал Единственным Чадом неисповедимого

лона Своего:

Не пощадил Тебя, Сына равнославного и любимого,

А добровольно предал на смерть оружию мучителей,

 

Как пророчествует о том Захария:

“Поднимется меч на Пастыря,

И поразит пастыря овец,

И рассеется стадо овец”;

Также и проницателен пример первописателя,

И скинии обетование,

И дарование жертвенной крови,

И таинство Авраамова жертвоприношения –

Все это мне, обездоленному,

Издревле живописало мое спасение

Волею Твоей, о Животворец.

 

Так чего же ты нынче опечалена, о душа моя,

Погибающая не по воле Божьей,

А по своей собственной склонности?

И зачем меня смущаешь ты,

Мысль мою поражая отчаянием, бесом внушаемым?

Уповай на Бога, исповедуй Его – о тебе Его попеченье,

Согласно псалму Давида и речам живоносным других

пророков.

3

Пути провидения Создателя

Превыше пределов суждения

Разума ангелов и земнородных.

И даже если много раз повторять – их измерить нельзя,

Ибо благодательство Непостижимого – неизреченно.

Как Один Всеблагословенный

Обрек на муки и смерть Другого,

Прославив, одну Ипостась Единосущной Троицы,

А Она умерла, чтоб исполнить волю Ее Пославшего;

Третья же Сущность грозная, с согласия Двоих,

Ходатайствовала с неотступностью крайней

О свершении предначертанного.

 

И дар неоценимый для земнородного,

В одном и том же добром деянии

Пример согласия единодушного:

В котором обнаружилась

Душа многомудрая и разум великодушный,

Сияние вечное и образ всесущный.

 

Попечительная в [даровании] жизни,

Рачительная в милосердии, решительная в [исполнении]

намерений,

Готовая спасать, щедрая в изобилии, радушная в долготерпении,

Милостивая в жаловании, совершенная в беспредельности,

Неисчерпаемая в неистощимости,

Недосягаемая в непостижимости,

Единая Троица совершенная в Трех Ипостасях,

Благословенная вовеки. Аминь!

 

Глава 45

Слово к Богу из глубин сердца

1

О погибшая душа моя, посеяв в сердце надежды

благие

И крепко затянув поясом веры двоесущные семенники свои’ –

Орудие желаний дважды замутненных помышлений своих, –

Исповедуйся Богу-благодетелю в думах своих – как в деяниях,

В замыслах своих – как в свершениях

И в невидимом – как в видимом,

В тайнах сердечных – как в гласе вопиющем,

В намерениях – как в содеянных грехах,

В движении губ – как в совершенных злодеяниях,

В следах ног – как в поползновении против Заповедей Божиих,

В яростном вскидывании рук – как в свершении пролития

крови,

В непрерывном смехе – как в доброхотном отречении

от благодати,

В клятвах, будь то кстати иль некстати, –

Как в содействии лукавому,

В высокомерии – как в давнем ниспровержении

Первородного с высей,

В досаде сердечной – как в недостатке веры,

В мягкости – как в поражении пред твердостью сильного,

В жалобе на скорбь от страданий Христовых –

Как в отступлении от обетов, данных Господу,

В необузданности – как в некоем порождении беспощадности,

В надменности – как в спеси ничтожества пред величием,

В гордости – как в закоренелом родстве с изобретателем зла.

Исповедуйся в невольных грехах вместе с вольными,

В насильственных – вместе с возможными,

В привнесенных – вместе с присущими тебе,

В беззаконии – вместе с безбожием,

В малых грехах – вместе со смертными,

В немногих – вместе со многими,

В грехах, для меня неудобосказуемых, –

Как в уже поведанных знающему,

В неписаных погрешностях – как в обрисованных зрячему

И начертанных на магнитной скале,

 

0 почитавшихся наилегчайшими – как в громадном,

тяжком бремени,

За мелкую меру тайных грехов –

Строго взыщи подати

Статиром* весом в четыре драхмы*,

Найденным в рыбьей пасти;

 

В делах сокровенных – как в быстро достигающих слуха

Божьего.

Продолжай исповедоваться в них,

Наваливай в кучу и вновь обещай

Опять рассказать  в скорби великой

О несуществующих – как о свершенных,

Посвятив Богу гибель души,

Чтобы позже принять отпущение грехов от Дарующего,

Как некогда грешницу Господь оправдал

и прославил чудесно,

Многократной хвалой подтвердив свое одобрение

раскаянию,

Нежели порицание свершенным грехам.

2

Собери же в кучу и вылей на себя, многогрешного,

Клевету, многоразличные мерзости,

Хулу, оскорбляющую душу,

Злодеяния, беззакония, погрешности,

Побег с поля боя, поражение.

Неистовство, безбожие и глупость,

Оцепенение, сон при бодрствовании, дрему на ходу,

Сумасбродные помыслы, речи пустые,

Любовь к гнусности, копошение в ней,

Вожделение к богомерзкому,

Беззаконие, неукротимость и грубость,

Несовершенство, беспутство, расплывчатость, расчетливость,

Разнузданность, смешливость и ржание дикое,

Шутовство, обольщение, соблазны,

Неуместную смелость, битвы безысходные,

Бестолковое мужество,

Удавление души, смятенную трусость,

Разросшуюся ветвь неплодоносную,

Похоть бесстыдную, свары, досады,

Безрассудную ненависть, отчетливый шепот, всеми слышимый,

Пренебрежение к малым, нарушение обетов,

Произнесение клятвы, притворство с себе подобными,

Сокрытие неискренности, глупость тщеславия,

Поднятые брови, вероломство, себялюбие,

Жажду к предвозлежанию, воздаяние злодеянием за зло,

Бесполезное суесловие против них, суетные устремления,

Сопутствие коварству искусителя,

Словоблудие, выкуп жизни ценою погибели,

Утрату заветов, расточение вотчин,

Неудержимую скачку телок беззакония, крепко стянутых

Вервями в ярме.

Жизнь в вечной грязи, уход от добра,

Подчинение превратностям и бедам,

После отхода от скверны – худший возврат к ней,

Новые размышления, намерения невыполнимые, неустойчивая воля,

Козлогласование, овеществление духа,

Нарушающее пределы законоположения.

 

Пред единодержавием Властителя

Вспомни все, что нельзя провозгласить, или записать, или рассказать,

Нельзя даже вообразить и представить пред очи.

3

И ныне как же исцелишься ты, душа моя бедная,

После того, как столько копий поразило тебя?

Человек брошенный, отверженный и неисцелимый,

как сказал пророк,

Ибо довольно и одного из перечисленных грехов

Для погибели твоей,

Не говоря уж о толпах убийц, лютых палачей, что вокруг тебя,

Тем более, что примеры эти

Не дают представления о мере несчастий твоих,

Подобно тому как скопления несметные гадов –

Скорпионов жалящих,

Подводящих снизу к кончикам хвостов

Яд свой роковой,

Содержатся в кожаном мешке,

Где повсюду закрыты пути выхода их, –

Кажутся внешне добрыми,

Изнутри же – амбары зла и хранилища погибели,

И скопление бед, слуги истребления,

Труженики смерти.

Так вот таковы припасенные тобой беззакония –

Злополучный запас усилий твоих,

О душа, заслужившая дважды погибель!

 

Ты добровольно взяла на себя

То, что посеял враг средь пшеницы

На ниве мира сего.

О нечистый, ленивый и нечестивый

Человек, ненавидимый всеми,

Вожделением мысленным любящий все,

Что разврата исполнено,

Что перечисляется и апостолом в ряду таковых

С хулой ужасающей,

Начиная с сих слов и до завершения:

“Они знают, – говорит он, – Праведный суд Божий,

Что делающие такие дела или содействующие им

Смерти достойны”.

 

И вот сам себя приговорил я к каре двойной:

На гибель и умерщвление,

Как на смерть осужденный.

Но Ты пощади меня милосердно,

О Милостивый, живой, всемогущий,

Снисходительный, сильный, искусный,

Благословенный навеки. Аминь!

 

Глава 46

Слово к Богу из глубин сердца

1

И вот я отныне заблудший, и всеми караемый,

Всегда жестокий, с нравом суровым,

Сам себя смертельно заклавший;

Я – пастух и презренный наемник,

Пасущий скверные грехи,

Как стада мерзких диких свиней,

Пастырь я, присматривающий за стадом козлят,

Возле шатров пастушьих, в пустыне живущих,

Как обо мне сказано в Песни песней:

Вот он, тот, кто разумом одарен,

Но который никогда не понимал,

Чьею рукой, по Чьему образу и ради чего был сотворен.

2

И ведь был ты поставлен

По образу ангела

На пару сопряженных ног,

Передвигающих и таинственных;

Снабдили тебя распрямленными для полета,

Мышцами двух ввысь увлекающих крыл,

Чтобы оглядеть страну Отчую;

Так отчего же, о глупый, ты своей волей пригнулся к земле?

И, помышляя всегда о делах земных,

Был причислен к диким ослам степным.

 

Словно многосветлый светильник, была водружена

На подсвечнике тела округлость твоей головы,

Чтобы тем самым ты не был отчужден

От благости Образа,

Чтобы увидел ты Бога и стал рассуждать о непреходящем.

И благодаря разуму ты бы стал вдвое лучше,

Чтобы вольною речью поведать

О превосходстве дарованного тебе благообразия.

 

О твердости рук, снабженных порослью гибких пальцев,

Чтобы управлять делами житейскими,

Ты, как споспешник всещедрой десницы Божьей,

Богом был назван тоже.

 

Соединенный тремястами шестьюдесятью сочленениями,

Ты присовокупил к ним в одно целое

В нужном количестве пять орудий чувств,

Чтобы видимая твоя внешность вещественная

Не осталась не исследованной разумом твоим.

 

Ибо некоторые из этих орудий – велики и сильны,

А другие – малы,

Одни – грубы и тверды, другие чувствительны,

Но все они чрезвычайно важны и необходимы

Даже наимельчайшие, даже срамные.

 

Совокупность этих частей

Запечатлено в тебе, о несчастный,

Как неистребимая запись на камне,

Также как и малая частица времени

Через последовательность дней до самого венца года,

Сохраняется непогрешимо и неизменно.

3

Есть еще один духовный пример:

Связанное союзом любви единство Церкви,

Смысл которой таинственно проявляется в тебе

Так, что без участия всех, великих и малых,

Объединенных  вольным ярмом,

Над которым сияет знаменье крестное,

Будет нарушена целостность обиталища собравшихся

во имя Христа,

Вот так же, если отсечь или исключить

Один из презренных членов твоих, с телом сращенных,

Будет как-то искажено строение тела человеческого,

Чертога телесного,

И привычный образ обретет недостойную форму.

 

И вот по сходству сему

Ты стала сотворенным образом Божьим,

О вконец поруганная душа моя пленная!

И хотя лишили тебя прежнего подобия

За то, что ты в жизни райской

Переступила заповеди Божьи,

Но милостью светозарной купели

Обрела ты дыхание Духа

И снова уподобилась образу Божьему;

 

Отчего же ты утратила славу небесную,

Подобно первозданному Адаму, потерявшему

В вертограде Едема жребий небесный?

Отчего ты закрыла пред собой небеса

И замкнула двери к восхождению?

Отчего ты смешала с чистой водою

Скверну горьких слез?

И чистую ризу верхнюю

Ты осквернила гнусным деянием?

Зачем же вновь облачилась ты

Распутной жизнью в скинутый хитон?

Почему чистоту ног, тело несущих,

Ты замарала на путях коварства?

Отчего повторила пред праведным Судьей

Нарушение заповедей древних?

И лишилась ты плодов благодеяния,

Подобно тому как Адам – древа жизни?

И вероломно предала ты

Светозарную надежду на вечную жизнь?

Отчего прикрыла ты лицо свое в робкой стыдливости?

Отчего вооружилась ты против себя, о вместилище глупости?

Отчего, сошедши с верной стези,

Ты попалась, как дичь, в тенета смерти?

Отчего поймалась на уду козней

Ты, причастившаяся Животворящего Тела?

 

Но вновь уповай на Него, умоляй Его,

Ибо Он – надежда, и свет, и Искупитель,

Обновитель, Спаситель, избавитель и животворец,

Милосердный, попечительный, человеколюбивый

и снисходительный,

Всеблагий, благословенный навеки. Аминь!

 

 

Глава 47

Слово к Богу из глубин сердца

1

Что же сказать мне, смущенному, пред грозным

ликом Твоим, о Великий?

Может мне онеметь и сложив уста свои в прах,

умолкнуть в душе.

Помышляя молча о надежде на спасение, согласно пророчеству притчи.

Если же я отверзу замок подвижных уст моих,

Чтобы насильно заставить их вещать,

Угрызения совести, торжествующий страх

Предопределят мне

Вновь повторять скорбных песен плачевных напевы.

2

И вот ныне в один голос с великим грешником,

Волею согрешившим смертельно,

Я буду повторять:

“Грешен, Господи, грешен, и о безбожии своем

я свидетельствую сам”

Сплетя вместе с возгласом этим

Жалобный стих пятидесятого псалма,

Вижу, что мера долгов души моей грешной превысила число

Мельчайших частиц носимого ветром праха земного,

Рассеянных в эфире воздушном.

3

“Согрешил я против Неба и пред Тобой”, –

Вместе с устыдившимся блудным сыном,

Вернувшись к Отчему состраданию Твоему, я неотступно молю;

Жалобные звуки мольбы,

И слезные, скорбные вопли, и грустный лик свой возношу к Тебе

И простираюсь пред Тобою, Отец милосердия, Бог всех;

Я недостоин называться и никогда не буду именоваться

Не только сыном, но даже негодным, бессловесным

наемником.

Приими меня, изгнанника алчущего, обремененного грехами

И исцели Хлебом Жизни Своей мой голод мучительный,

Выйди навстречу мне с присущим Тебе милосердием,

Ибо изначала я уповал на Тебя;

Облачи меня, заблудшего грешника, о Милосердный

и незлобивый,

В одеяния, прежде сорванные с меня;

Руке моей, позабывшей заветы, оскверненной грехами,

Поднеси по щедрой воле Своей

Печать прощения и перстень смелости;

Жалкие стопы ног моих разутых,

Обувши в прочные сандалии Евангелия,

Ты всегда защищай и оберегай от змеиного яда;

 

Не откормленного тельца – быка упитанного,

Но Единородного Сына Твоего благословенного,-

Агнца Небесного

С человеколюбием истинным принеси в жертву мне,

Мне, нуждающемуся в добре;

 

Он будет всегда приноситься в жертву,

Но не убудет в целости Своей.

Закалаемый вечно, беспрестанно на бессчетных

жертвенниках и алтарях,

Будет целым Он во всех творениях Своих

И полным – в каждой их частице,

Сущностью в небесах, естеством на земле,

Неисчерпаемый, как Человек, и, как Божество, совершенный;

Раздроблен Он будет, разделен на неделимые части,

Чтобы собрать все частицы в Тело единое,

Им Самим, как главою, увенчанное,

И Тебе, о Отец милосердный, вместе с Ним слава вечная.

Аминь!

 

Глава 48

Слово к Богу из глубин сердца

1

О Всевышний, могучий, безначальный,

Несотворенный и необъятный,

Око недремлющее и всевидящее,

Родитель неизъяснимой славы Единородного Твоего,

Оправдай пред жителями Небесными и пред дольными

Милосердие, с коим принял Ты меня, отверженного;

Отпразднуй хороводами и песнями вышних

Мое возвращение к жизни, [возращение] погибшего;

Возвести словом благословения Твоего,

Что ожил я – умерший;

Объяви благость воли Твоей,

О Благословляемый всем сущим,

Стяжай Себе имя неизреченного,

А мне, злополучному, – спасение новое.

Уничтожь обвиняющее меня, грешного, письмо заемное,

Смой каплями крови любимого Сына Твоего

Смертный приговор моей душе,

Начертай кровью Христа Твоего

Уверенность в благодатном спасении,

Яви чудо благостыни Твоей на брачном пиру Сына Твоего

Не затворяй предо мной, обращающимся к Тебе,

Завесу чертога дома жизни Твоего.

Не отделяй меня от званых на пиршество и не лишай

милостей Твоих,

Не прячь в хранилище Своем скопище неправедных грехов моих,

Нe запечатывай в кошеле Твоих благостей безобразия

мерзостей моих,

Нe скрывай застарелых ран грехов в порочном теле моем.

Нe дозволяй смердящему гною язв моих

Стать соучастником моей смерти,

Нo уничтожь словом сострадания Твоего погибельный тлен,

Чтобы, избавившись от изнурящего недуга,

Подготовился я к выздоровлению.

Найди, о Отец милосердия, могучий пластырь для огромной

язвы моей,

А от жестокой погибели даруй благое спасение,

 

Ибо я все-таки Твой, о Господи душелюбивый,

Даже если и тьму грехов совершу,

Да не буду сочтен я вовсе греховным,

О благодетельный Податель жизни моей,

Ибо уповаю на Твою дарящую жизнь благодать,

Поелику познание Тебя есть полная праведность,

А признание власти Твоей – корень бессмертия,

Как еще прежде написал об этом мудрец,

И еще: “Господство над всеми, – говорит, –

располагает Тебя щадить всех”,

И еще: “Могущество всегда в Твоей воле”.

2

Эту молитву упования Соломона я взял за образец

для своей,

Ибо поистине нет другого такого же богоносца

Сошедшего с благой стези на преступную,

сопутной моей.

Какое-то время сын [любимый], затем ненавистный,

Какое-то время мирный посредник меж Господом и народом,

Затем причина многих междоусобных раздоров,

Какое-то время будучи законом жизни,

Он обратился в смутьяна неистового,

Попрал службу Всевышнему и заставил признать имя

истукана мерзкого.

 

Без причины разлучающий,

Без нужды притесняющий,

Не ведающий голода вор,

Ропчущий баловень,

Изнеженный беглец,

Богохульствующий отступник,

Безнаказанный преступник,

В неге взращенный хулитель,

Сын, ненавидящий отца,

Предатель заветов,

Поноситель Моисея, не помнящий благодеяний,

Мудрец заблуждающийся,

Нарушитель законов всезнающий,

Каяльщик, не отошедший от скверны,

Исповедник колеблющийся,

Идолопоклонник молящийся;

Обращение запоздалое,

Принятие неопределенное,

Примирение сомнительное,

Предостережение грядущим,

Спасение недостоверное,

Обретение [души], не вызывающее доверия,

Лишь часть, сохранившаяся от [царства былого]

Пленник обольщенный,

[Грешник] полуспасенный,

Самопредатель, безумец пресытившаяся,

Ученый, обильный заблуждениями.

В речах, изглаголанных им о себе,

Как о человеке, погубившем себя самого,

Всегда есть двойственность чувства:

Плач смешан с насмешкой,

Похвальба малая с великим осуждением,

Язвительная издевка – с покаянием.

Словом своим он побуждает к совершенствованию [людей]

разных возрастов,

А своими заблуждениями вызывает у всех на устах

Стенания скорбные и жалостные.

3

Я дивлюсь, прихожу в отчаяние, недоуменный, ошеломленный:

Если он столько ошибался, что же со мной произойдет?

Как пал возвысившийся?

Как поколебался утвердившийся?

Как разрушилось нерушимое?

Как стал чужим близкий?

Как впал в заблуждение сын избранный?

Как удалился  приближенный?

Как потускнел блистающий?

Как оказался заложником свободный?

Как стал неправедным учитель?

Как умалился прославленный?

Как посрамился знаменитый?

Как сделался убогим богатый?

Как стал нечестивым благочестивый?

Как стал тщеславным тот, что распознавал добро и зло?

Как поддался суетности преисполненный благости?

Как порвал он союз со Всевышним?

Стыжусь сказать, что и с преисподней связался он.

Что было общего меж ним и идолами?

Откуда эта любовь к кумирам?

Почему эта склонность к запретному?

Как не вспомнил он обращенного к Саулу укора Самуила,

сказавшего:

“Непокорность есть такой же грех, что и волшебство”?

Почему не вспомнил увещания Отцовского:

“Ибо все идолы язычников суть истуканы бездушные

и им подобны все слуги их”?

Моисей первым предрек,

С суровой насмешкой обвиняя [Израиль]:

“Так Господь водил его, и не было с ним чужого бога”.

Где смертоносная, чудовищная статуя Фегора?

Где уродливое и бесстыдное, наипроклятое женское

изваяние сидонитян?

Где неописуемая срамота этого гнусного на вид

образа женского,

Коего жрецы сладострастной плоти

Нечестиво обожествляли во имя невоздержного демона зла,

Отдаваясь ему без различия и по-скотски?

 

Та, что древле уловила [нашего] праотца на погибель,

Похитила суть счастия Соломона,

Высота трона победила превосходство ума,

Пленила гордыня, развратила нега,

Порабощающее серебро подчинило его себе,

Древнее оружие губительницы убило душу мужа

прославленного,

Вырвав его из объятий Бога и бросив под ноги лукавого,

Беспечность умертвила его, леность усыпила,

Распутство опьянило.

О легко обманывающееся тело земнородное,

Каким плачем мне тебя оплакать!

Ибо не только к Соломону эти обвинения относятся,

Но ко всем, кто добровольно ошибается и заблуждается,

Поскольку благодаря ему разумеем мы,

Что безрассудно хвалиться телесной мудростью,

Если человек не избран судом Бога.

 

Но при условии этом, если даже кто разумом скудный

Уповать на добрую волю Создателя станет,

Ничего из вышеописанного не претерпит.

4

Однако Соломон оставил также суровый и внушающий ужас,

Полный самоосуждающей хулы памятник обращения своего,

Как некто, кто поистине умер для любви ко всему миру

и к самому себе,

Кто, коли правду хотите узнать, известен “суетой сует”,

А также “Книгой священников” и писанием

Ахии Силомлянина,

В коих он поет, проливая слезы, о деяниях прошедшей

своей жизни:

Тщетные старания, бесполезная работа,

Не имеющие смысла следствия, пустая беготня,

Неосновательные труды, помыслы, чуждые истине,

метания всуе.

Плоды, достойные порицания, нелепые мнения, суетный, посев:

Здание, построенное на песке и потому развалившееся,

Имущество, подверженное порче;

Пренебрегаемые усилия, борьба с самим собой,

суд над своей душой,

Пот от дел бесполезных, желания вредоносные;

Стезя погибельная, дорога ложная,

Знания пагубные, ученость обманчивая, понятия, всегда неверные;

Бесстыдно подкрашенные глаза, вид блудообразный,

Плоть, порождающая страсти;

Цвет омерзительный, краса многопечальная,

Дым с копотью, пар испаряющийся;

Товар, который легко разворовать,

Шатер, который можно разрушить;

Вопль отчаянный, насмешка беспричинная,

Поприще презираемое, пристрастие к мирскому,

исход погибельный:

Мысли безбожные, речи лживые, изречения возмущающие,

Разбирательство, достойное осуждения, поиски безумные;

Видения постыдные, откровения позорные,

Нравоучения для грядущих времен;

Дела, в коих следует раскаиваться,

История гнусная, пример для нерадивых, бездна сокрытая,

Травля темная, пучина, смерть возвещающая,

пропасти бездонные:

Сотоварищество с убийцами, вздор безумный, селение

соплетателей козней,

Дом ветхий, строение пошатнувшееся, мост поколебленный,

Призрак неуловимый, обманщик обольщающий,

предатель свирепый,

Бунт против Всевышнего.

Все суждения эти подробные, словно правила исповедания,

Посеял прежде у всех в сердцах  этот Екклесиаст –

Законополагатель для обращающихся с раскаянием, –

Чтобы никто из людей не похвалялся

И, будучи вооружен стрелами злословия,

Не наносил ран себе и другу,

Ибо идолопоклонник тот,

Кто, прячась под покровом благочестия,

Являющем собою лишь личину,

Творит дела неугодные Создателю.

5

И вот Соломона, который не столько грешил,

сколько каялся,

Не осуждайте же вовсе, но помяните мужа сего добром,

Как основу надежды для тех, кто припадет к стопам Господа,

Когда Он сойдет с Духом и неотъемлемой Божественностью

Своей,

Чтобы животворить исповедующихся, кои находятся там,

О чем умершие принесли нам живым, достоверную

весть благую.

С ним вместе и я, виновный, мудрости его не достигший,

Но разделивший с ним долю грехов,

Молю Тебя, Благословенного Великого:

Добавь это мое скудное писание к мудрости блаженного,

Пусть эти нынешние мои моления сплетутся

С мольбами горько плачущего царя, чтобы пышнее восславить Тебя.

 

Да будут мольбы мои приемлемы для Тебя

Как мольбы избранника Твоего – великого сына царского,

Которого Ты поставил в пример Единородному Своему.

Чрез причащение Кровью мы вкусили Того, Кто делит славу

с Тобой,

Так даруй спасение слуге Твоему, Всеведущий,

могущественный, страшный,

Уничтожив грехи его неискупимые,

Ради приумножения славы Твоей, о Создатель.

Помня благие наставления Соломона,

Возроди вместе с помилованными и его,

Который в светозарной Книге Завета Церкви,

Проповедуя божественность Твою,

В сугубо лакомых и усладительных, преизящных притчах

Показал благую стезю приближения к Тебе

Чрез исповедь, о Небесный Отец.

Ибо слова его доказывают,

Что уж недалек он был от обретения милосердия,

Если бы капля отчаяния не упала в пламень желаний

сердца его,

Что несколько помешало ему раскаяться полностью раньше.

6

И вот, не забывая о неизреченных благах, к которым Ты

приобщил его,

Яви милосердие Свое и вновь удостой блаженства того,

Кто много веков побиваем был камнями злословия,

Кто, проливая обильные слезы,

Залил в величайшем раскаянии пол пиршественного  чертога

дворца своего

И стенаниями жалобными души превзошел страдания отца.

 

Слезы из очей Слова Твоего,

Которое, [вочеловечившись], претерпело в Себе наши страдания,

Присовокупи в Своей долготерпеливой благости,

слей с [Его слезами],

О Милосердный!

И, приняв во славу Единосущного Сына Твоего

Величания псалма, по ошибке полагаемого соломоновым,

Даруй ему в благости Твоей жизнь вместе

с “нищими народа”.

Некий мудрец доброхотный, кто сострадал Соломону,

Почитал для себя вознаграждением

Молить Тебя о нем вместе с ним, как с живым, в соучастном

гласе едином, –

Что показано будет в свою очередь, –

Поскольку сочиненное им многодивное и пророческое

повествование об убийце,

Оправдывающее Божественный Промысл,

Доказывает, что Соломон обрел милосердие Господа,

Вот почему осуждения достойна не молитва о нем,

а злословие.

7

Вот и я молю с упованием великим,

Вознося вместе с ним  свой вопль, стенаниям его подобный;

Если, судя по нашим делам, нас погубишь,

Не убудет славы Твоей, ибо справедливостью Ты ведом,

Если же спасешь нас, то поднимешься столь высоко,

Сколько подобает величию Твоему,

Ибо Ты вечно славишься милосердием –

Более, нежели суровостью староначальной.

 

Услыши же, о Господи, обратись с благоволением

к состраданию попечительному

И дарами любви, безвозмездными и щедрыми, утешь нас

вечно скорбящих,

Которых сжигает такое же неисцелимое пламя страданий.

Возложи спасения руку и вновь нас возроди,

Очистив от грехов и защитив от гибели грехопадения.

Тебе, единственному, начальному и безначальному,

С Начальным и с Зачинателем всех начал,

Святой Троице и Божеству Единому

Слава и власть во веки веков. Аминь!

 

Глава 49

Слово к Богу из глубин сердца

1

Да не одолеют дела нечестивые

Меня – Твой образ Владыки Царства Вышнего,

О Боже – свет всеозаряющий!

Да не похитит мятежный гордец

Красу Тобой сотворенного образа:

Тобой же внушенную милость;

Да не будет властвовать побежденный грех  в моем теле смертном,

Чтобы снова мне не подчиниться ему;

Нет царя у меня, кроме Тебя, Христос,

Чтобы властвовать над дыханием моим,

Тебя, что, не принуждая, правишь игом милости,

Тебя, что истребляешь всесильным словом засилье греха,

Тебя, что кровью Своей искупил и телом своим накормил,

Тебя, что ввел и увековечил ненарушимое обетование,

Тебя, что, приобщив Духом Своим к таинству причащения, почел нас Себе

сопричастными

И явил Отцу Своему как сонаследников,

 

Чтобы чрез заклание вечно помнить о муках Твоих,

Ты подвигнул нас воссылать мольбу Тому же благодателю,

О Творец всего и жизнь!

Ты – Бог духов и всякой плоти

И это чудное благодеяние превознес

Выше остальных дивных дел Своих:

Ни небесами с их украшениями и сияющими ангелами,

Ни землей и родом человеческим

И всем, что изумительно в них,

Ни широким простором морей и живущими тварями в них,

Ни безднами моря и суши с содержимым их,

Ни несметным множеством созданий в них, –

Не столько величием всех сих творений прославился Ты,

Сколь состраданием ко мне, о Даритель надежды

на милость

Устами пророка святого сказав,:

“Кто Бог, как Я, прощающий грехи

И вечно стирающий беззакония?”

И нынче вот восхваляются слова Твои, о Милосердный,

И признаются благодеяния Твои,

Восславляются глубины таинств Твоих

И обожествляется излияние благости Твоей.

2

Воистину никто из тварей живых,

Употребляя слова языка земножителей,

Не изъяснит хоть малую долю Твоей доброты, Всесоздатель!

Проявляемой ко мне,

Ибо истинно для обновления былой чистотой устаревшего и отжившего;

Нужно больше сил, чем для сотворения

Человека из небытия.

Но нет в Тебе слабости, Ты – сила всего,

И достаточно лишь Слова,

Чтоб завершить дела в полноте.

 

Так восстань же, о Благодетель, ныне воскресни!

Чтобы вновь сотворить отчаявшегося спастись,

Чтобы, как обещано, вознесся и сильно окреп

Восхваляемый глас Твоего благовестия,

Известный скорее Твоим даром искупления

И присущим Тебе светом милосердия,

Нежели умением созидания.

Ибо благодаря одному Ты признан лишь Творцом,

Другому же благодаря – Ты и Творец, и Воскреситель.

 

Не только образ творишь, но и грех искупаешь,

Не только множишь, но и обновляешь,

Не только даруешь жизнь, но и милостив Ты,

Не только украшаешь, но и изобретаешь,

Не только учреждаешь, но и кроток всегда,

Не только живописуешь, но и всемогущ,

Не только предводительствуешь, но и яркий Свет,

Не только кормилец, но и пастырь Ты,

Не только исцеляешь, но и попечитель Ты,

Не только оздоровляешь, но и врачеватель Ты,

Не только вспоможение, но и воитель Ты,

Не только непобедим, но также и Царь Ты,

Не только Творец, но и Всеблагий,

Не только дароподатель, но и щедрый весьма,

Не только терпелив, но и снисходителен,

Не только не гневлив, но и незлопамятен,

Не только терпим к нашим порокам, но и тайноведец Ты,

Не только заботлив, но и упование Ты,

Не только сострадателен крайне, но также и Бог,

Не только неиссякаемо добр, но и благословляем всеми.

3

Подобно тому как Ты создал меня, когда меня еще не было,

И стал известен как Создатель мой,

Ты и ныне душу мою, душу молящегося,

Помести вновь в скинию тела моего,

В той же чистой, святой непорочности, как и прежде;

Чтобы еще более умножились,

В нынешнем мире, обновленном сегодня

Дары частые Твоих беспредельных чудес,

Нежели было то в сумрачном прошлом далеком.

И когда перечислю я грехи свои, самые черные

Помяну нетерпимые, насколько крылья разума мне позволят,

То буду оправдан лишь ради Тебя, о Всесильный.

И когда я сам расскажу о пятнах души моей,

Ты прости мне безбожие и множество грехов моих за исповедь,

Всесильный, тайновидец, всеспаситель,

Чтобы не стал я тосковать, как прежде,

Мнимым считая блаженство,

Спасенных благодатью крещения,

Сделав бремя прегрешений моих тяжелее, нежели милость

благодеяний твоих.

 

Но избави меня благословенным Твоим Духом Святым,

Умоляю Тебя, о Господь всего сущего,

От законов греха и смерти,

Не дай склониться к слабости

Заре справедливости Твоей;

Ибо, где господствует искупление, там изгнаны грехи,

И, когда подбадривает живое слово Твое, там нет отчаяния,

И, когда умножаются милости Твои, пропадают прегрешения,

И, куда нисходит десница Твоя, там нет безысходности,

А есть лишь сияние и всесовершенная сила

Зажженная Твоим всемогуществом,

Которое никто не в силах сломить,

О Господи, спасение и воскресение,

Непреходящая доброта, бытие нетленное

И вечная слава!

Аминь

 

Глава 50

Слово к Богу из глубин сердца

1

И вот подобно тому как без Иисуса-Бога нет спасения души,

Или без зрячих очей – наслаждения светом,

Или без блеска утренней зари никогда не быть

сладостному восходу солнца,

Точно так же без исповедания сокровенного

И обличения самого себя

Нет очищения от грехов.

Ибо что пользы в твоей чистоте, если ты будешь судим

с фарисеями?

Или какой вред мне от долгов моих, если восхваляем буду

с мытарем?

Или где сказано, что пророк Иоиль был осужден

За то, что трижды повторил сетования свои?

Или может ли быть суд над святым за памятование

Великого Дня Судного?

Неужели нечистыми сочтутся уста Исайи,

Что проклинал речами неистовыми дела дома Израилева?

И неужели Бога сочтут виновным за то,

Что, приняв из сочувствия ко мне адамову плоть,

Он, подобно грешнику, молится Отцу?

И как истолковать сказанное в притче:

“Сердце мудрых – в доме плача, а сердце глупых –

в доме веселья”,

 

Ибо, вот к чему я клоню:

Если кто не относит к себе прегрешения Адама

И грехи, свойственные всем, не считает своими,

Подобно блаженному средь царей,

Который принял на себя грехи предков,

Потеряет он праведность свою,

Как полагающий непорочным естество наше

И как сказано:

Не возрадуется сердце весельем лиц при вести о надежде

благой,

Если, как учит апостол Христа, не станет печалиться

он ради Бога11.

2

Потому желанно принять мне заново

Древний совет мудреца вдохновенного,

Что даже Господом был повторен:

Каноном, установленным непреложно и твердо

Садиться не на первой подушке гордых в собрании суетных

нечестивцев –

От которых Давид с Иеремией велят отрекаться

 

Но охотно и смиренно, почитая себя равным с убогими,

Сесть с теми, кто, устыдившись грехов, раскаялись сердцем

И трепещут, страшась возмездия в День Суда великого.

Ими Всевышний Господь возвеселится и возрадуется.

 

Посему и я, следуя канону тому,

Дерзну воссесть вместе с избранными

Кто ждет расплаты, дрожа и скорбя,

Средь званых на пиршество блаженное;

И тем избегну я осуждающих слов пророка,

Кои указуют на иных возгордившихся:

“Остановись, не подходи, – говорит, – ко мне, потому что

я свят для тебя”.

Я же взял в подмогу себе безмерное смирение Давида

блаженного,

Говоря вместе с ним: “Как скот я был пред Тобою”,

“Окружили меня беды”,

“Смердят, гноятся раны мои от неисцелимого безумия моего”,

А также добровольные самоукорения в греховности

Могучих праведников Ассирии,

И вместе с ними слово, реченное великим священником Ездрой,

Которое я, словно от себя самого, возглашаю:

“Стыжусь и боюсь поднять лице мое к Тебе, Боже мой”19.

3

И ныне я – точное подобие земли –

Присовокуплю прегрешения всех людей к своим

И, вдвойне умножив ими горечь свою, возрыдаю с ними,

Хотя и нет нужды мерзкий цвет делать еще омерзительней.

Вот и ныне я согрешил,

Ибо безрассудно впал в неугодное Тебе множество

заблуждений преступных.

Взгляни на меня, о Милосердный,

Как некогда на уличенного в отступничестве Петра

Ибо я вовсе погряз в тщете.

Освети меня лучом Твоего сострадания , о всеобъемлющее

благодеяние,

Ибо, получив Твое благословение, я оправдаюсь и возрожусь,

Очищусь от мук, не Тобой сотворенных.

Я не дерзаю, о Господи, воздеть к Тебе греховные руки мои,

Пока не приблизишь благословляющей Твоей десницы,

Чтобы обновить меня, осужденного.

Одолей же вновь мое упорство Твоею кротостью,

Человеколюбиво придя мне на помощь,

И всем совершенным в Своем совершенстве могуществом

Отпусти мне грехи мои первые, средние и последние,

О постигающий непостижимое Христос, Царь света.

4

Я недостоин даже упоминать имя Твое благословенное,

Ибо повинен в нанесенных Тебе смертельных ударах,

Повинен пред Твоим крещением, благодатью,

Дыханием, щедротами, залогом, даяниями,

Пред именем, усыновлением, царскою честью,

Образом, знамением, помазанием,

Могуществом, отвагой, сородственностью,

Жизнью, светом, блаженством,

Надеждой, славой, неколебимым величием,

Венцом неотъемлемым, обещаниями таинств,

Которые Ты, Господь Христос, не единожды благовествовал мне, –

Упорствующей ехидне и аспиду,

С накрепко замкнутыми, запертыми для слушания,

глухими ушами.

Против Твоей все усугублявшейся доброты

Стремительнее, чем она, росли мои злодеяния,

Которые вовсе сгубили меня;

Отринув от жизни, они привязали меня к смерти,

Обратив в раба тления.

Теперь только Ты правосуден и справедлив в суде,

О Благодетель, благословенный в своем милосердии,

Я согрешил пред Тобой, свершил неправедность и беззаконие

И, став  порочным, скверным, преступным

и нечестивым,

Не внял превозносимому слову Твоему,

Которое исповедуют и обожают,

Хоть и явился Ты с неизреченной любовью Своею,

О чем не то что писать, но и помыслить ужасно.

 

И да будут Тебе истина, слава и вечное восхваление,

А мне, устыженному, устрашенному

Искупление, и милосердие, и исцеление,

Помощь и покровительство сердцу и душе,

О Восхваляемый всеми вечно. Аминь!

 

Глава 51

Слово к Богу из глубин сердца

1

И теперь я, смертный, во всем обманувшийся,

Должен ли молить земнородного,

К которому тщетно вопль обращать?

Или мужа разумного,

На которого было бы суетно возлагать надежду спасения?

Или человека бренного,

Если бессильно слово его и ничтожно могущество?

Или владык тронов земных,

Если преходящи с ними и благодеяния их?

Или брата родного,

Что и сам жаждет обрести покой?

Или моего земного отца,

Если вместе с убывающими днями жизни слабело

и попечение его?

Или мать, что меня родила,

Заботы и ласки которой прервались вместе с уходом ее из жизни?

Или, быть может, царей земных,

Которые всегда искуснее убивают, нежели оживляют?

 

Только на Тебя уповать я могу, благодетельный Бог, благословенный в вышних,

Что жив и жизнь всем даруешь,

Что имеешь силу и после смерти преобразить нетленно.

2

Когда бежим от Тебя, спешишь за нами вослед,

Когда ослабеем, придашь силы,

Когда заблудимся, выведешь на ровную стезю,

Когда устыдимся, подбодришь,

Когда занедужим душой и телом, исцелишь,

Когда осквернимся грехом, очистишь,

Когда солжем, оправдаешь истиной своей,

Когда поскользнувшись, скатимся в глубь бездны, небеса

нам покажешь,

Когда не обратимся своею волею, обратишь,

Когда согрешим, оплачешь,

Когда оправдаемся, улыбнешься,

Когда отдалимся, станешь скорбеть,

Когда приблизимся – торжествовать,

Когда дадим, примешь,

Когда станем упорствовать, будешь терпеть,

Когда мы откажем, щедро одаришь,

Когда станем изнемогать, опечалишься,

Когда обретем мужество, возрадуешься.

3

Благословенный и чудесный псалом сто второй

Утешает мое сердце, сердце отчаявшегося,

И, в торжество спасения, благовествует великую надежду

на обретение жизни,

Чем побеждает злых духов и ввергает искусителя

в нерешимость.

Подобно знамению креста Господня,

Благодатному, достохвальному и чудесному,

Неколебимой высотой света и непобедимым высшим

могуществом

Встал он противником неизгонимым и незыблемым,

присновечным

Пред недобрым началом власти Велиара.

В нем заключены для разумеющих сокровища душеполезные,

Несущие в себе поражение смерти и разрешение грехов,

А также двойную надежду для века нынешнего

и века грядущего,

И обещания нетленности праведников –

Писанные Божиим Духом каноны животворные,

И как всем поистине чистым сердцем постижимы псалмы,

Так Новый завет жизни начертан для всех людей.

4

Ветхий завет – лишь немощный образ Нового –

Заключал в себе добрую весть и упование

Как предвозвестник великий,

Сообщающий, что смерть ниспровергнута

Что жизнь в небесных селениях неистребима,

Но все же образец сей  должен был быть преображен,

Ибо главное в нем – осуждение грешников, потерявших

надежду,

И был он заветом земным,

И посредником немощным для примирения,

И несовершенным в словах для молящихся по нему.

 

Но все ж иногда свидетельствует и он, что Божье прощение

Сглаживает и вздыбленное над всею землей прегрешение

Вот, например, жизнь царя Манассии,

Полная неисцелимых прегрешений:

Он залил кровью праведников

Посвященный царю великому прославленный город отчий,

Как гласит правдивая история, пророком писанная;

Даже величайшего средь провидцев,

Что был подмогою благодетельной,

Защитою попечительной,

Блюстителем священной твердыни,

Воспитателем и старейшим в роде,

Распилил он орудием смерти,

Разрезал надвое, сгубив в мучениях жестоких,

И мятежными помыслами отнял у себя надежду на спасение.

Глубже еще усугубил он зло,

Дерзнув преступно тягаться с Всевышним,

Не устыдился изгнать славу и имя Создателя

Из скинии, в которой Он обитал;

Отвергнув Дух Божий, предался он Велиару ,

И храм Господа тот, предназначенный для воскурения

ладана Творцу,

Здание, прославленное на земле,

Святилище, приводящее в трепет народы,

В котором видения ангельские и победоносные веления Божии

Возвещались явлением озаряющих откровений, –

То место небоподобное, грозное и чудесное, –

Он обратил в гнусное место служения

“мерзости запустения”

И в жертвенник, посвященный дьяволу –

Некоему четырехликому истукану Кевану, –

Чем возбудил ревностный гнев Бога,

Лишил Царя Небесного Его Царской обители,

Самого богатого – Его имущества, Хозяина дома – покоя,

Превратив Его в скитальца блуждающего;

Он разрисовал кровлю над Вельзевулом

И имя грозное Бога изгнал оттуда;

Захватив в плен наследие Езекии достохвального,

Он плачевно уменьшил долю Милосердного.

Зал света он обратил в покои Малого Лиса,

А для Того, кто Владыка всего,

Даже балдахина не воздвиг над головой в Его собственном

храме;

Разорвав завесу во Святая Святых ,

Он предоставил окропленный кровью,

Скрывающий великую тайну престол

Для прорицаний и волшебства,

Он расширил и умножил стези для тех,

Кто следует за соблазном,

Он стал пастырем пагубным стада,

Достойного уничтожения,

Жестоким учителем заблуждения –

И все это будучи сведущ в законах веры,

Имея отцом Езекию великого, что был подобен Давиду.

5

Итак, Манассия измыслил и совершил изобилие зла,

Что даже достоинство Бога, даровавшего ему славу царства,

Подверг хуле и поношению

И загубил мечом смертоносным множество молящихся.

Домашний предатель, разоряющий родственник,

Погубляющий свойственник, убивающий сообщник –

Он не мог обратиться к Богу, ибо отрекся от Него,

Он не мог вспомнить Авраама, ибо отдалился от него,

Он не мог молиться с Исааком, ибо был проклят им,

Он не мог хвалиться с Израилем,

Ибо был лишен чести великого таинства имени сего,

Он не мог петь Давидову песнь, ибо хулил его,

Он не мог приблизиться к Храму, ибо осквернил его,

Он не мог уповать на кивот Богом начертанного завета,

Ибо заменил его мерзким литьем идола,

Он не мог призывать Моисея, ибо неискупимы были грехи

его пред ним,

Он не мог молить Аарона, ибо был виновен пред ним,

Он не мог обратиться к сонму родных пророков, ибо был

убийцею их.

 

И все же отпустились ему грехи его

И вновь даровано было владычество царское,

Чтобы средь народов разноплеменных и в временах вековечных

Умножить, о Благодетель, Тебе возносимую неизреченную

и немолчную хвалу

И оставить незапертыми врата надежды

Ради славы Твоей, о Всевышний, и во спасение мое,

осужденного,

О Христос, податель бессмертных даров,

восхваляемый вечно. Аминь!

 

Глава 52

Слово к Богу из глубин сердца

1

Подлинно Благословенный в Своем естестве,

Беспредельный и неизменный, воистину добрый,

Достойный поклонения с воскурениями,

Блаженство, исповедуемое всей землей,

Совершенный глагол упования вечного,

Благий, милосердный, Кто ни мгновения

Не помнит обид многолетних грехов,

Ты, одаряя вновь милостями Своими,

Излить соизволил достойные обожания

Потоки небесные милосердия

С изобилием дивным, чудесным и беспредельным,

Превосходящим все дарованное народам древним.

 

Створки узкого проема окна, сквозь которое проникали,

Как сказал Соломон,

Лишь слабые отблески несовершенных знаний,

Но для него, а вместе с ним и для меня

Ты расширил, распахнув предо мною, злосчастным,

Завесу, что мешала видеть сияние

Даров божественных, небесных.

Чьи образы Ты предначертал уже в Ветхом Завете

В отрадных благовествующих речениях некоторых,

Говоря: “Обратитесь ко Мне, и Я обращусь к вам”

“Когда обратишься и возрыдаешь, тогда возродишься”6,

“Черный цвет тьмы преобразуешь в белизну снега

И окрашенным кровью людям придаешь чистоту руна”,

Как сказано Исайей и Захарией.

 

 

И во гневе вновь вспомнишь Ты милость:

Обезлюдеют города Израиля и снова будут заселены,

И опустеют дороги из-за отсутствия людей

И вновь оживленными станут,

Ослабеют души от голода

И снова укреплены будут дланью Твоею,

И во гневе удалится Бог в место Свое,

Но вновь вернется с милосердием

И по снисходительности помощь окажет,

И, угрожая и устрашая, Он вдвойне заступится,

И в разгневанном сердце Его будет и чувство благодатного

попечения.

2

Эти достохвальные прорицания пророков,

Что издалека предвозвестили

Благодать освобождающего пришествия Твоего –

Меру которого нельзя измерить словами вещественного языка,

Поскольку необъятно оно, –

Лишь ничтожные и тусклые образы

Подобия древние и преходящие

В сравнении с благовествующим Твоим явлением

И искуплением чрез распятие Твое.

И воистину, воздвиг Ты повсюду

Алтари мученической крови Твоего Завета,

Которые вопиют громче, чем жалоба

об убиении Авеля,

О благодатной победе Твоих страстей,

О жизни второй и вечной, даруемой Тобой:

Крещением, воскрешением, обновлением,

Сородственностью Тебе, слиянием с Духом Твоим Святым,

Искуплением, освобождением, просвещением и чистотой

вечной,

Блаженством истинным, приобщением к вышним, славою

неотъемлемой,

Гласом молитвенных слов примирения,

Возносимых устами нашими ко Всевышнему,

И, о чем даже помыслить страшно,

Но в память о Твоей милости великой,

Пишу здесь, что избранием благодати мы можем даже

уподобиться Богу

И соединиться с Родившим Тебя

Чрез вкушение тела Твоего Господнего

И слиться со светом жизни Твоей.

 

Столь совершенного и блаженного обетования,

Как речет Павел, нет в Ветхом завете.

Но Ты, Спаситель, придя с богатствами Твоего Отца,

Осуществил и воплотил упование неоскудевающее,

Которое долго на Тебя возлагали, о Искупитель всех!

И Тебе с Отцом Твоим слава и хвала и величание Духа Твоего

Святого.

Аминь!

 

Глава 53

Слово к Богу из глубин сердца

1

Господи, Господи сил небесных,

Царь всего сущего,

Милосердие благословенное, Бог всех.

Ты преодолеваешь границы протяженного пространства,

И Ты мера всего непостижимого,

Ибо твердое для Тебя текуче, а жидкое – плотно,

И нет для Тебя ничего невозможного,

О Могущество всепобеждающее, страшное:

Огонь – это роса освежающая и дождь – пламя сжигающее,

Камень Ты можешь превратить в образ живой,

Разумное существо обратить в бессловесное

и бездушное изваяние,

Грешника молящего удостаиваешь почета,

И мнящего себя чистым, рассудив справедливо, осудишь,

Приблизившегося к смерти Ты отпустишь с радостью

благодати,

И стыдящегося вернешь помазанным, с лицом веселым,

Скатившегося в ловушку Ты восставишь

И колеблющегося утвердишь на камени Твоем,

Многоболезненного недужного, исцелив, осчастливишь,

И тень, продвинувшуюся вперед, Ты тотчас

вспять воротишь.

И когда иссякнут средь нас благие деяния,

Ты сотворишь тогда еще более дивные,

Ибо ради Самого Себя умеешь Ты прегрешения отпускать

и стирать беззакония,

Быть Искупителем преступлений и не вспоминать

грехов наших,

Как говорят Исайя с Иеремией.

2

И поскольку, вникая с восхвалениями великими

В благодать спасения нового, я тотчас же умолк,

Замкнул уста пред сугубой ее неоскудностью,

И, памятуя неисчерпаемые блага света Твоего,

Излитые Тобой на меня – непокорного

и злополучного,

Я Твоею молитвою стану молить Тебя

И наполню горестью и стенаниями

Скорбные песнопения сей книги,

Сделав их сообразными смыслу речи всей.

 

Но во угождение Тебе, о Податель, я смешаю:

Боль со снадобьем целебным,

Малодушие с ободрением,

Отчаяние с поминанием имени Твоего, о Создатель,

Грусть с Твоим утешением,

Горечь мою с Твоею сладостью, о Животворец,

Наказание Завета Ветхого со всепрощением Нового,

Проклятье преступления с Твоим освобождающим

благословением,

Смерть тела с обновлением полным, что даруешь Ты.

3

Верую, о Всемогущий, слову Твоему и потому говорю:

Внемли, Господи Иисусе, молчанию сердца моего,

Что взывает к Тебе громогласно в вопле протяжном.

 

Став единоплотным нам и единообразным,

Ты как не имеющий Себе подобного Первосвященник

Сокрушил иго завета Ветхого –

Вместо закланных животных

Приносишь в жертву благословенное Свое тело Вечно, не умирая,

Посвящаешь

И неоскудно искупление даруешь

Не только тем, кто мало грешил,

Но и тем, у кого пресеклось упование на обретение жизни.

Ибо как может противостоять Тебе склонность членов

тела ко греху,

Даже если продлится их жизнь тьмы лет,

Если Ты, о Бог всех, по воле Своей и желанию

Обрекаешь на заклание и раздаешь Себя, терпя смерть,

Ради очищения нашего.

Ведь Ты, о Источник чистоты,

Не потому, что смерть заслужил, каждодневно в жертву

приносишься,

Но при содействии Духа Своего

Вечно жертвуешься по воле Своей

Во угождение Отцу и ради примирения нашего с Ним.

 

Ибо Ты, о неисповедимый Боже всех,

Моего ради спасения,

Твоим существом, Которое все заключает в Себе,

Был соединен, слит с моим телом и духом,

Ты, о Благодетель, вместо меня, в моем образе,

Взвалил на Себя мои грехи и, безгрешный, смерть приял

Как кару за преступления мои, смерти достойного,

И во имя меня, как преступник, –

Словно бы это я претерпел добровольно

страдания –

Многажды умирая и оставаясь живым,

 

О, Боже, раздаваемый частями

неразделимыми

Не руками отступников, но верою исповедующих Тебя.

4

Некий молельщик – обращенный из язычников жрец идолов –

Высказал к этому суждение, по мне важное, хоть

и преувеличенное.

“Верую, – писал он, ободряя сам себя словами, не вполне

верными, –

Что этими муками, более, чем собственным мученичеством,

Или исправлением пагубной жизни моей,

Я смогу обрести блаженство и славу,

Когда преставится грешное мое тело”.

Однако в этих словах я примечаю веру

В неизреченное могущество Таинства сего,

Ибо неколебимо он признает,

Что поистине даже непорочные люди

Не могут стать вполне совершенными,

Если не принесут в память этого таинства Жертву

Либо не приобщатся душой к великому сему чудотворению.

И, говоря дале, что “ради меня, грешного,

Ты вдвойне пожертвовал Собою”,

Он добавляет:

“Воистину Ты стал моим «я»,

Прияв горечь мою вместо сладости Своей

И принеся в жертву заквашенное Тобой тесто –

Просфору света жизни.

 

И когда при перводарственной раздаче благодати

в горнице.

Как снадобье от недугов неврачуемых,

Ты предложил во очищение Тело и Кровь Свою,

Тогда внушил нам веру, что Таинство выше,

Мучений тела и крови земнородных страдальцев”.

 

Пример упования сего убеждает,

Что мое приобщение к славе чрез спасительную Жертву сию

Вероятнее, нежели чрез очищение от грехов, помилование

и дарование прощения,

 

Божественное Твое могущество превыше человеческого,

Вольное принесение в жертву Тела Господня

Превыше принесения закланных животных,

Бессмертное превыше смертного,

Свет дивный превыше тьмы,

Вечное превыше преходящего,

Вышнее превыше дольного,

Несотворенное превыше сотворенного,

Добро по истине превыше несовершенства по естеству,

Тем паче что Его воля и Его распятие,

Больший повод для благословения, чем для проклятия.

5

Молю Тебя, о Благий, даруй мне, раненному душою

и сердцем,

Свыше жалуемое снадобье жизни Твое,

Приблизься с благоволением ко мне, оскверненному грехами,

Освободи от долгов, о Изобилие совершеннейшее;

 

Для меня же верна и необманна истина, в которой сказано,

Что Ты, созидатель всего, живешь среди чистых душою

И от свойства семян по достоинству будет и жатва –

Как гласит правдивое слово Павла,

И пораженные хворью глаза не могут стерпеть жара солнца.

Но Ты, о Благодетель, Творец сущего из ничего,

Твердую веру в Тебя поистине почитаешь

Вполне достаточной для обретения жизни,

Ибо не ограничен Ты установлениями закона,

Но побеждаешь, и более того, разрываешь узы канонов.

И один лишь Ты остаешься условием благой вести

Для всех грешников, которые сомневаются.

И Тебе вместе с Отцом и Духом Твоим Святым

Слава и владычество вечные. Аминь!

 

Глава 54

Слово к Богу из глубин сердца

1

О Христос, первосвет очей и мудрости сердца,

Ты милосердие для всех уповающих,

Ибо Твои суть благодеяние, жизнь и бессмертие.

Оборотись ко мне с состраданием

И пожелай мне вновь с ликованием к Тебе обратиться,

Ибо без воли Твоей обновиться не в силах я.

И коли воля Твоя не смилуется,

Я, смерти достойный, спастись не смогу.

И если Ты, о Напутствователь,

Не направишь меня по стезе, что ведет к Тебе,

То справа и слева от меня явятся бездны глубокие.

2

Не хвалюсь я, всеми осуждаемый,

Не кичусь я, порицаемый,

Не гляжу гордо и грозно я, изнемогший,

Не величусь я, онемелый,

Не противлюсь я, осмеянный,

Не удостоюсь блаженства я, жалкий,

Не оправдаюсь я, нечестивый,

Ибо никогда не помчится ровно конь без вложенного ему

в рот удила

И не поплывет вперед корабль, не управляемый кормчим,

И не будет, как надо, пахать соха без оратая,

Не будет пара волов в ярме прямо идти без пахаря,

Без ветра не мчатся облака,

Без времени не отдаляются и не сближаются планеты,

И солнце без небесной стихии не совершит свой круг,

И я вместе с ними ничего не могу

Без указующего веления Твоего, Благодетель.

Ибо один лишь Ты даруешь жизнь разумным

И заботишься о порядке круговращения сущего,

От Тебя спасение мое, как речет псалмопевец,

И это Ты возглашаешь громко радостную весть,

Что звучит в ушах слушателей всех возрастов:

“Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные,

И Я очищу вас от грехов”.

Но что пользы мне от омовения,

Если вновь покроюсь я бесчестьем?

И какая польза мне от вкушения,

Если предан я буду геенне?

Как буду хвалиться Авраамом,

Если отрекся от дел его?

Я – покрытый скверною сын отца аморреянина

И матери – хеттеянки или ханаанеянки,

Как сказано сообразно мне в слове пророка.

Я – достойный быть отвергнутым сын эфиоплянки,

Но не Сарры, законной супруги,

Согласно сбывшемуся на мне речению провидца.

Я – брат Самарии и Гоморры,

Неомытое и неосоленное чадо

Незрелого и неспелого чрева Оголы и Оголивы,

Коих дважды хулит и осуждает Иезекииль.

3

Подобно тому, кто на многоопасных гребнях волн

Разбушевавшегося от бури моря,

Страшно измученный, вконец изнуренный и вовсе отчаявшийся,

Несется, попав в дикие, топящие течения, –

Словно влекомый помимо воли

Буйным бегом разлившихся весенних вод, –

И, беспомощно барахтаясь и глотая

Мутные, зловонные, илистые,

С примесью мха и водорослей воды,

Задыхается в смертельных муках

И тонет, погрузившись в поток,

Подобно ему и я, жалкий;

Говорят – я не разумею,

Кричат – я не слышу,

Вопят – я не пробуждаюсь,

Бьют в барабан – я не двигаюсь с места,

Трубят – я не собираюсь в бой,

Меня ранят – я не чувствую,

Лишенный, подобно мерзким идолам,

Влияния благих помышлений.

Однако в действительности моя суть

Много злее сути сего примера,

Гораздо ненавистнее и достойнее осуждения

И заслуживает быть преданной суду Христа.

4

И поелику для пути, отколе нет возврата,

В память о здешних грехах моих

Я оставляю читателям это завещание,

Чтобы моими словами они всегда молились Богу,

 

Пусть останется оно принятым, о Вседержитель,

Вечно глас возносящим к Тебе законом исповедания,

И книга эта вместо моего тела, и это слово вместо души моей

Пусть вечно молят Тебя, о Безграничный,

Словно бы это моление, моим голосом возглашаемое,

Как бы от Нетленного молящегося было принято,

О Благий, человеколюбивый, вечно благословляемый. Аминь!

 

Глава 55

Слово к Богу из глубин сердца

1

Воспарив на крыльях своей души

Над несметным числом людских поколений

И положив на весы познающей мысли моей их деяния,

Не нашел никого, кто сравнился б со мною в греховности,

Потому, чтоб укорить себя горько,

Я, словно надзирателя с хлыстом,

Включил в песнопение свое

Слова псалма Давидова:

“Кто уподобится мне в злодеяниях, сравнится

в беззакониях?”

И я свидетельствую, вновь подтверждая,

Что слова эти справедливы вполне

В отношении меня – мужа смертного.

Вот почему полагаю я верным

Одного лишь себя считать вовсе отвергнутым,

Нежели многих других отлучить.

Быть может, тем самым и Ты простишь мне –

Ты, простивший должникам своим?

2

Какие еще более угодные мольбы

И благоуханные, приятные воскурения ладана

Мне посвятить в этой книге Тебе,

О Христос, восхваляемый Царь Небесный,

Если не благословить проклятых мною,

Снять узы со связанных,

Освободить осужденных,

Приобщить к благодати анафеме преданных,

Даровать венец обиженным,

Утешить скорбящих,

Излечить сокрушенных,

Оказать попечение изгнанным,

Защитить обманутых,

Раненным телесно исцелить душу.

 

Если приближусь со словом благословения к кому-нибудь,

Услышь меня,

Если же с проклятием –

Мне глотку ею заткни!

 

Я, самый жалкий из страждущих,

Ничтожнейший средь молящихся по этой книге,

От всей души простил моим недругам,

Ибо Ты поставил преграду

Пред злобным голосом безжалостного проклятия,

И от всего сердца просил

Об умиротворении вместе с людьми добрыми

И жестоких предателей моих,

О которых вновь молил я коленопреклоненно.

Насколько же больше, соответственно величию Твоему,

Будешь Ты сострадать, посетив меня,

О восхваляемый Попечитель,

Ты, что жизнь для меня, мертвого,

Сила для меня, слабого,

Всемогущество для меня, колеблющегося,

Источник мудрости для меня, неразумного и бесчувственного,

Ибо, подобно непривычному ко тьме глубин ныряльщику,

Я, вечно ошибаясь, упал бесчувственным в сети смерти:

Не понял я погибели,

Не уразумел западни,

Не разглядел ловящих дичь силков и петель скрытых,

Не угадал ухищрений в обманчивом виде тенет,

Не приметил соблазнов вокруг,

Не ощутил крюка в опутавшем меня неводе,

“Постигли меня беззакония мои, так что видеть не могу”,

Как речет псалмопевец.

3

Некий философ-язычник счел верным

Назвать смерть без знания причины злом;

И я подтверждаю это словом моим,

Ибо, подобно бездумному стаду скота,

Мы умираем, но не ужасаемся,

Погибаем, но не удивляемся,

Бываем погребены, но не смиряемся,

Бываем отлучены, но не тревожимся,

Поддаемся соблазнам, но не каемся,

Изнуряемся, но не разумеем,

Оскудеваем, но не заботимся,

Идем, но не остерегаемся,

Попадаем в плен, но даже не чувствуем этого.

 

 

Кончину человека блаженный Иов назвал покоем,

Вместе с святым сказал бы то же самое и я,

Если бы, смертно грешивший, тяжкое бремя смертных деяний не взвалил на себя,

И не предвидел расправы за гробом,

 

Ибо ловушка сокрыта, а лукавый невидим,

Настоящее – ничто,

Прошлое покрыто мраком,

Будущее неопределенно,

Я нетерпелив и естество мое нечестиво,

Ноги нетверды и мысли рассеянны,

Страсти жестоки и нрав невоздержан,

Тело заквашено на грехах и помыслы только о земном,

Противоборство врожденно и склонности противоречивы,

Жилище глиняное, а дожди проливные,

Нужды неисчислимы, а бедствия всеохватывающи,

Мысли питаются злобой, а желания – ненавистью к добру,

Жизнь преходяща и развлечения недолги,

Обманы глупы и игрушки ребячьи,

Труды бесполезны и утехи подобны пустой мечте,

Кладовые полны ничем, а погреба – ветрами,

Я уподобился тени, и внешность моя смешна.

Ибо, когда пришла заповедь, согласно слову Павла,

Не подготовленным к ней я оказался.

Грех ожил, праведностью укоряемый,

И я умер для жизни и ожил для погибели.

4

Пришлые полчища зла

Похитили достояние ума и сердца моего,

Как мне предсказывало Писание,

Почему же стал “я более невежда, нежели кто-либо из людей”,

Согласно притчеслову,

И умножились во мне недобрые желания.

Не устремил я глаз души моей на Главу моей жизни – Христа,

Что позволило бы мне следовать прямым путем,

Ибо, желая идти быстрее, я вовсе увяз,

Стремясь к безмерному, я и своей меры не достиг,

Возносясь к высочайшему, я и со своего места скатился,

С пути небесного я был низвергнут в бездну,

Остерегаясь чрезмерно, я еще более пострадал,

Сохраняя непорочность свою, я сокрушен был по мелочам,

Полагая, что сражаюсь на левой стороне, я споткнулся

на правой,

В поисках второго, я потерял первое,

Заботясь о малом, я упустил главное,

Соблюдая обет, я изменил обязательству,

Вместо того чтобы отказаться от дурной привычки,

Я обрел еще более пагубную,

Убегая от малых бед, я предался еще большим;

Все это, порожденное мною самим,

Я назначил суровым себе обвинителем.

Лишь Ты в силах спасти меня –

Пленника, преданного всем этим полчищам зла,

И вернуть к жизни душу, пожертвованную смерти,

Ибо один лишь Ты, о Господь Иисус,

Признанный Благодетель, благословляемый в славе

безграничной

С Отцом и Духом Твоим Святым во веки вечные. Аминь!

 

Глава 56

Слово к Богу из глубин сердца

1

Я – древо, коренящееся  в аду,

Тлетворными соками себя отравляющее.

Во мне погибель моя

Причины же смертоносные –

Горькие плоды моего древа адского корня, –

Суть враги домашние,

Противники – родственники и сыновья – предатели,

Коих, записав по именам, подробно обозначу я ниже.

Вот они:

2

Сердце мое суетно, уста злоречивы,

Очи мои бесстыдно глядят,

Уши мои превратно слышат,

Рука моя к смерти толкает,

Почки мои не испытаны,

Нога моя сбилась с прямой стези,

Поведение мое неосмотрительно.

Тропа кривая, дыхание смешано с дымом,

Пути покрыты мраком, ткани печени окаменели,

Мысли расплывчаты, воля нетверда,

Зло неизменно, благолюбие зыбко,

Душа отчуждена и залог продан.

Зверь раненый, птица, стрелою пронзенная,

Беглец, камнями закиданный, преступник пойманный,

пират утопленный,

Воин неверный, боец неготовый, ратоборец невооруженный,

Работник нерадивый, молельщик ленивый,

Дьякон, пристрастный к мирскому,

Священник, не приносящий даров, законовед непреклонный,

Писец укоряемый, лжемудрец безумный, ритор сумасбродный,

Вид непристойный, лицо бесстыдное, взгляд наглый,

Цвет омерзительный, облик бесчеловечный –

Краса, осмеяния достойная.

Кушанье испорченное, вкус отвратительный.

Виноградник, повиликой заросший, лоза червивая,

Сад, рождающий тернии,

Колос, ржою побитый, мед, съеденный мышами,

Скиталец падший, тщеславец отчаявшийся,

Неумолимо анафеме преданный,

Непримиримо от Церкви отлученный,

Пустослов хвастливый, глупец гордый,

Коварный, как зверь, ненасытный, как ад, беспутный и дерзкий,

Ярость нечестивая, рука, для убийства простертая,

Земледелец, сеющий волчцы, блаженство жалкое,

Величие обесславленное, благолепие обезображенное,

Могущество обессиленное, высота низкая,

Великолепие, попираемое ногами,

Заповеди, всегда нарушаемые, прегрешения вольные,

Хлебодар строптивый, советчик вероломный,

Друг изменивший, домоправитель вороватый,

Родственник скупой, жалователь скаредный, надзиратель

алчный,

Душа бесчувственная, желания хладные,

Нрав недоброхотный, нутро безжалостное,

Поведение неразумное, помыслы растленные,

Сокровенность проклинаемая, участь ненавистная,

Купец расточающий, торговец проматывающий, служитель

пьянствующий,

Казнохранитель бесчестный, посланец клевещущий,

привратник уснувший,

“Надменный нищий”, богач неблагодарный,

Столоначальник неправедный, страж предающий, сожитель

злословящий,

Гонец медлительный, письмоносец виновный,

Апостол, смущающий души, посредник безрассудный,

Король изгнанный, царь негодный, кесарь, душою погибший,

Князь, предавший господина, воевода приневоливающий,

Судья лицеприятствующий, простолюдин самовольный;

Поносителю – повод для насмешки, любящему –

для оплакивания,

Книжнику – для осуждения, обличителю – для обвинения.

Иными из этих званий высоких и я иногда обладал,

Но порой и худые были уделом моим.

Днесь столько их, весьма частых обольщений тлетворных,

Одними из коих я обманулся, как глупец,

Другим же отдался, как слабый,

Сам добровольно смерти себя предав.

3

Какой же из перечисленных выше жребиев,

Ненавистных Тебе и губительных для меня,

На алтарь служения Тебе возложить?

Какой представить величию Твоему пресвятому

Мне, скверны исполненному?

Или с какою кротостью должен терпеть Ты столькие

мои грехи?

Сколько будешь прощать, как долго будешь молчать?

Доколе же снисходителен будешь?

Отчего не подвергнешь избиению розгами

Меня, достойного кары смертной?

 

И все же к этим душам, мглой беспросветною помраченным,

Приблизься со светом милосердия Твоего,

Чтобы исцелить, искупить и оживить их,

О Ты, Могущество совершенное!

Слава Тебе от всех. Аминь!

 

Глава 57

Слово к Богу из глубин сердца

1

Христос Бог, имя страшное, воплощение величия,

Символ высоты неизреченной,

Могущество безграничное, светоносный образ спасения,

Защитник жизни, врата царства отдохновения,

Стезя спокойствия,

Прибежище нового и беспечального блаженства,

Самовластный Вседержитель всего сущего,

Призыв благословения, глас доброй воли, слово радости,

Снадобье бессмертия, неисповедимый Сын Бога Отца.

Что невозможно для меня, то легко для Тебя,

Что непостижимо для меня, то легко постижимо для Тебя,

Что недоступно для меня, то близко для Тебя,

Что сокрыто от меня, жалкого, то ведомо Тебе,

о Благоденствие,

Что несовершимо для меня, то совершимо для Тебя,

Что неизмеримо для меня, то измеримо для Тебя,

о Неизреченный.

Что отчаяние для меня, то утешение для Тебя,

Что неврачуемо для меня, то безопасно для Тебя,

Что скорбь для меня, то веселье для Тебя,

Что тяжело для меня, то совсем легко для Тебя,

Что стерто для меня, то записано для Тебя, могущественного,

Что потеряно для меня, то обретено Тобою,

Что невыразимо для меня, то объяснимо для Тебя,

Что мрак для меня, то луч света для Тебя.

Что безмерно велико для меня, то умещается

в благословенной длани Твоей,

Что ужасно для меня, то приятно для Тебя,

Что обращает меня в бегство, то само изгоняемо Тобою,

Что неприступно для меня, то легко одолимо для Тебя,

Что смертоносно для меня,

То могущественной Твоей сущностью за ничто почитаемо.

2

Но Ты, милосердный Бог всех, Господь Иисус Христос,

Ты всем можешь найти пути спасения,

если смилуешься.

Ради славы величия благословенного Отца Твоего,

Ради милосердной воли Духа Святого Твоего,

Взгляни на неприкрытые жестокие язвы мои

И на тяжбу, что в глубинах сердца веду сам с собою я.

Призри на несовершенство расточаемого моего естества,

Даруй исцеление ранам моим,

И средство спастись от погибели,

И избавление от многоликой смерти,

И стезю жизни мне, оскверненному,

Обновление мне, порочному,

Врата надежды мне, нечестивому.

Если я несвойственную мне волю явил,

То сколь более естественных и присущих Тебе благодеяний явишь Ты;

И если от терниев моих силюсь поднести Тебе сладкий плод,

То неужели Ты не дашь мне отведать сладостный  вкус бессмертия

От Твоего древа жизни:

И если я для ненавидящих меня испросил Твоего милосердия,

Разве можешь Ты, о Могущественный, не пожаловать мне

еще большего

От неиссякаемого изобилия Твоего?

3

Посмотри же на Свое величие, о Всевышний,

И, взглянув на ничтожество мое,

Прими это небольшое исповедание несметных грехов –

Ты, видящий все вокруг;

И как проступок “Скалы Веры” – Петра, Ты ни во что не вменил,

Так не сочти и колебания мои – колебания песчинки малой,

И как простил ты Давиду

Наказание за грехи, едва покаялся он,

Так отнесись и к скорбному моему гласу, о Долготерпеливый, –

Ты, дарующий всем щедро и нелицеприятно,

Как победитель добрый и многомудрый;

Не пренебреги мной, последним из рабов,

О Милосердный и Всетворящий;

Обрети вновь и не погуби исцеленного кровью Твоею, о Благий,

Ибо от Тебя спасение и от Тебя искупление,

И Тебе подобает вечная слава от всех. Аминь!

 

Глава 58

Слово к Богу из глубин сердца

1

Благословен Ты, Господь Иисус, вместе с Отцом Твоим

Благоволением Духа Твоего Святого,

И все благословенные благословенны Тобой – благословенным,

О единственно благословенный Сын Благословенного.

И нет, кроме тебя, иного царя,

Что властвовал бы над дыханием моим, о Христос.

“И через это загладится беззаконие Иакова, –

говорит Исайя, – И плодом сего будет снятие греха с него”.

2

Днесь будь милостив ко мне, благий Господи,

По обычаю прежнему Твоему

И благослови сосуд Твой разумный,

Как сказано Давидом и Моисеем,

Чтобы, словом Твоим достигши спасения,

Я обрел очищение Тобою, благословенный.

Сверши чудо божественное надо мною,

О милосердный Царь Небесный,

Подобно чуду над больными, прикованными многие годы к постели

Которые собрались в купальне Вифезды.

Одним из них был вдвойне нечестивый,

Тридцать восемь лет болевший отнятием членов;

Ты не отказал ему во врачевании,

Хоть и знал неисцелимость его вероломства,

Которое дважды умыслил он против Тебя,

Благодетельного, великого и милостивого, –

В день предательства и в ночь борения с Господом.

А ведь Ты предупредил его заранее:

“Не греши больше, чтоб не случилось, с тобой  худшего”.

Однако не отказался он быть первым

Средь судей жестоких, что на крест Тебя осудили.

И подобного мужа, что не мог уже встать,

Смертью лишенного силы в коленях,

Злыдня прегнусного Ты пожалел,

О доброта неизреченная,

О человеколюбие чудесное,

О снисхождение, приводящее в трепет,

О долготерпение дивное,

О сладость непостижимая,

О кротость, восхваления достойная!

Ты всегда побеждаем состраданием, но неподвергаем

поношению,

Терпишь поражение от милосердия, но непорицаем,

Принуждаем человеколюбием, но не презираем,

Неволим добротой, но не хулим,

Побуждаем любовью, но не осуждаем:

Ты молишь о возвращении моем к Тебе и не тяготишься,

Ты поспешаешь вослед за мной, необузданным,

и не отступаешься,

Ты зовешь меня, не желающего слышать, и не огорчаешься,

Торопишься ко мне, ослабевшему, и не задерживаешься:

Со мною, злым, Ты добр,

Со мною, повинным, Ты снисходителен,

Со мною, грешным, Ты – искупитель,

Со мною, помраченным, Ты – свет,

Со мною, умершим, Ты – жизнь.

3

Таковы все книги Писания богодухновенные и полезные,

Ибо часто рождают неизреченные и дивные плоды небесные.

Скажи и мне, несчастному, о Вседарующий, благословенный:

“Встань с места погибели, возьми постель грехов твою

И иди, чтобы вступить в безмятежный покой жизни

нетрудной”;

Рассеки всемогущим мечом повелевающего слова Твоего

Погребальные одеяния, что стянули меня узами адскими,

И освободи от преследующих душу пелен удушающих,

Ниспослав животворным и божественным словом Твоим

Мне, смерти достойному, непреходящую радость свободы

непреходящей.

Не медли с исцелением и не оттягивай его со дня на день,

Чтобы бремя тяжкого груза моих грехов

Не отяготило спину и плечи мои,

И, скрючив, не погубило, побуждая меня смотреть в ад,

И чрез насилие дерзкое и жестокое,

Лишив меня способности обращаться к оружию духовному,

Не принудило стать рабом смерти.

Но помоги мне, о Сострадатель добрый,

В стенаниях и терзаниях мук смертельных,

Сняв с меня древо погибели,

Как когда-то древо распятия с плеч Симона,

И этим воздвигнешь знаменье победы и доблести

неустрашимой,

И меня упованием крепким непреложно к Себе

пригвозди.

Чтоб ничто уж не сумело меня сломить,

И Тебе с Отцом и Духом Святым слава и власть вечные.

Аминь!

 

Глава 59

Слово к Богу из глубин сердца

1

Верую и свидетельствую в полном сознании

И с внушенной Тобою силою души, созерцанием мысли,

Что Тебе, о Благодетель, желаннее

Мольбы согрешивших, нежели просьбы праведных.

Ибо первые, обнародовав прегрешения свои, ждут милостей Твоих

И, зная меру природы нашей,

Подобны великим хулителям, восставшим против себя,

Самоистязателю, борющемуся с самим собою.

И жестоко осуждающему [себя], всевидящему обвинителю.

Другие же, высматривая плоды достоинств своих,

Рукой уверенной поражают душу,

Забывая возможности природы своей

И намерены узреть скорее дары, чем милосердие.

Так вот посему о первых создано бесчисленное множество

речений,

Возвещающих трубным гласом о милосердии Твоем;

О других же немы они и молчат о благодеяниях Твоих –

Неисповедимых, грозных, всепопечительных.

 

Мне стыдно сказать,

Но ведь и я часто думал,что повесть дел моих,

Дел земнородного, превыше твоих.

Так явись, о Господи, и не укрепляй Десницею своей

десницу земнородного.

Не позволяй мерить силами людей милости Твои.

2

У кого члены здоровы – тот не нуждается

во врачевании,

И у кого зрячие очи – у того в поводыре нужды не бывает,

И у кого множество добра – тот не мыкается по дворам

богачей,

Пресыщенные всем – не ждут хлебных крох со стола,

И чистые образом жизни в помиловании не нуждаются.

Так вот пожалей и помилуй, вознесшийся, Всевышний

и сильный,

Меня, наипечальнейшего и мятущегося.

Ибо, если б был я подобен Иову,

Назвал бы себя, как он, невинным, без порока,

Если б был я подобен Моисею, уверенно изрек бы, как он:

“Господь знает тех, кто Его”,

Если б был я подобен Давиду, сказал бы:

“Я совершал суд и правду”.

И опять его же, превозмогающие плоть слова:

“Если бы я видел беззаконие в сердце моем,

То Господь не услышал бы меня”;

Если б был я подобен Илии, назвал бы себя “человек божий”;

Если б был я подобен Иеремии, истинность Твою собой

бы подтвердил:

Если б был я подобен Езекии, я бы изрядно, по праву гордился:

“Я ходил пред лицом Твоим верно…”;

Если б был я Павлу подобен, назвал бы себя

Обиталищем, рогом возвышения и вместилищем слова

Божьего.

Но я, нечестивец, будучи сведущ в законах,

Не только не могу явиться пред Тобой, как они,

со словами благоговения

И уж вовсе не могу помянуть пред Тобой злодеяния свои как достоинства,

Не могу даже имя Твое могущественное,

Повсюду всеми тварями благословляемое,

Языком богохульным своим восхвалять.

А Ты, умеющий все, всемогущий во всем,

Дай мне дух спасения, десницу заступничества,

руку попечения,

Указ доброты, свет милосердия, слово обновления,

Повод к искуплению, посох вспомоществования жизни.

Ибо Ты – надежда и упование, Господь Иисус  Христос,

Благословенный вместе с Отцом и Духом Святым Твоим

Во веки веков. Аминь!

 

Глава 60

Слово к Богу из глубин сердца

1

Давно уж познав истину притчи,

Что “неприятна похвала в устах грешника”,

Как могу повторить те же восхваления

Я, многогрешный молящийся,

Что всегда получаю проклятия из псалтыря, о счастье

молящего?

Как могу я петь о горестях моих,

И писать о себе хулу,

И на груди обнаженной вместо лилий тернии собирать?

Как дерзну сказать я с Давидом:

“Сокрушаешь зубы нечестивых”?

И еще: “Нечестивые не пребудут пред очами Твоими”?

Как скажу: “Суди меня, Господи, по правде моей

И по непорочности моей во мне”?

Как скажу: “Да прекратится злоба нечестивых”?

Как скажу: “Сокруши мышцу нечестивому и злому”

И то, что следует далее?

Как скажу: “Дождем прольет Он на нечестивых

Горящие угли, и огонь, и серу”?

Как скажу: “Истребит Господь уста льстивые,

язык велеречивый”?

Как скажу: “Ты испытал сердце мое… и ничего не нашел”?

Как скажу следующий за этим стих:

“Я охранял себя от путей притеснителей”?

Или следующий: “А я в правде буду взирать на лице Твое”?

Или: “Я был непорочен пред Ним?”

Как скажу следующее: “И воздал мне Господь

по правде моей,

По чистоте рук моих пред очами Его”?

И как стану я сам ложь свою уличать,

Говоря вместе со святым: “Буду омывать в неповинности

руки мои”?

Как, пребывая в суетности, буду “злословить престолы

нечестивых”?

Как я, жалкий, представлю гордость блаженного,

Говоря: “Рассуди меня Господи, ибо я ходил

в непорочности моей”?

Как я, чуждый добру, буду молить Тебя,

Которому ведомо сокровенное:

“Не погуби  меня с нечестивыми”?

Как я, будучи сам проклят, прокляну других, говоря:

“Воздай им по делам их”? И осмелюсь еще продолжать!

2

Ибо, если я прибавлю к первым стихам следом идущие

Еще тяжелее станут недуги мои и умножатся горести.

Вот почему из обилия слез этих стихов лишь малую

долю отмерив,

Я удовольствуюсь повторением непрестанным

Откровенно укоряющих воплей Псалтыря,

Что всегда меня, грешного, порицают.

К ним относятся и слова укоризны

Последней части псалма сорок девятого,

Что вечно срамят меня, мерзкого;

Замыкая рот мой, чтобы не мог я славословить,

Они обнажают жалкую душу мою

И, обвиняя гласом Божественным, –

Метают в меня со стены смертоносный булыжник, –

Лишая на жизнь упования.

Ибо если горько сносить  чужие проклятья,

То вдвое горше себя самого проклинать.

И если хулу от ближнего можно не принимать

во внимание

То ждать ее от Всевидящего –

Значит претерпеть муки кровавые,

Горести бедственные и терзания совести.

 

Но если предашься им по своему смирению,

Бичуя и порицая себя проклятиями языка своего,

Будешь благословен всевластными

Всевышнего устами,

Ибо только так свое обращение к Богу изъяснишь истинно,

Не покидая стезю жизни праведной,

Мерой любви подсечешь ты под корень грехи,

Не дозволив козням злоречивых себя одолеть.

 

Овца стада Христова нашла себе исцеление,

Обратившись к соли целебной, что лечит внутренности изъязвленные,

Но воистину безрассудным надо обладать нравом,

Чтобы, будучи разумным животным

И пасясь средь зеленых, цветущих лугов животворного Слова,

По лености разума вкушать траву смертоносную.

3

Обо мне сей пример укоряющий,

Указует он на несчастья мои и беды опасные,

Ибо сам на себя самого вызывал я всегда

Извержения жаркого пламени,

Что сжигает мне череп –

Испепеляет светильник разума моего.

 

И как же плод полезный извлеку я из Псалтыри,

Если, не так, как учит Павел,

Не всей душой своей

Вникаю я в слова святые

Хотя и часто пел псалмы!

Но остаюсь бесплодным,

 

И как к реченному пророком присовокуплю я слово Господа

Я, величайший среди грешников, ничтожнейший

средь преступных,

Воскликнув вместе со святым:

“Прочь от меня все делающие беззаконие”,

Как я, не исполнив ни единой из многих заповедей

милосердия и закона,

Скажу вместе с блаженным,

Который сам сперва исполнил то, что потом установил

для нас:

“И раб Твой охраняется ими” и следующие затем слова?

Как я, лишенный совершенной мудрости жизни,

Стану благословлять Господа вместе с боящимися его?

Как присоединю я к молитве Давида свою никчемную мольбу:

“Одного я просил у Господа:

Созерцать красоту Его и посещать святый храм Его”,

Как подступиться к тому, от чего отказаться должен,

Когда слышу, что “правым прилично славословить”?

Как устами своими себя прокляну, сказав вслед многих:

“Лице Господне против делающих беззаконие,

Чтобы истребить с земли память о них”?

Или еще другой: “Ибо делающие зло истребятся”,

Или подобающее мне по сходству:

“Мышцы нечестивых сокрушатся”,

Как молить стану о своей погибели:

“Пусть нечестивые погибнут”,

Как погружу свой многогрешный язык в слово благословенное:

“Буду я наблюдать за путями моими,

Чтобы не согрешать мне языком моим”?

Как я, удушенный терниями грехов, буду хвалиться

вместе с непорочным:

” Примешь меня в непорочности моей”?

Как я, грешный и вдвойне виновный,

Стану осуждать себе подобных, чтобы избавиться от них:

“От человека лукавого и несправедливого избавь меня”?

 

4

Как, словно бы я не был идолопоклонником,

стану величаться бесстыдно, –

В суетном тщеславии говоря вместе, с Давидом:

“Если бы мы забыли имя Бога нашего

И простерли руки наши к богу чужому”?

Ибо, кто поддастся мерзким грехам,

Тот пред собою воздвигнет и станет поклоняться им

Похотливым, порочным, ввергающим в любодеяние

изображениям

Астарты и Хамос и  мужским изваяниям Милькома

и Тарахата подлого,

С неприкрытым срамом женским и плотью ослиною.

Как же не постыжусь я в сей молитве сказать вместе

с мучеником,

Который всегда к добру благосклонностью обладал:

“Но за Тебя умерщвляют нас всякий день”

И следующие строки псалма сего?

Как же я, всегда безрассудный и гнусный, дерзну произнесть:

“Уста мои изрекут премудрость и размышления сердца

моего – разум”?

Как я, притворщик и льстец, стану молить,

Дабы рассыпал Бог кости льстецов?

Как упомяну о дважды повторенной благодати великой:

“Я ходил перед лицом Божьим во свете живых”?

Как я, обладатель несметных грехов, возглашу вместе

с праведником:

“Нет ни греха во мне, ни вины, но ходил без греха я

праведным”?

Как предам я сам себя гибели, молвив сей стих:

“Не пощади ни одного из нечестивых безбожников”?

Могу ли сказать: “Как тает воск от огня,

Так нечестивые да погибнут от лица Божия”?

Как я, избалованный растлевающей негой,

Произнесу слова, несогласные мне:

“Изнурил постом мою душу”,

И стих другой, схожий с ним:

“Я во время болезни одевался во вретище…

Я ходил скорбный, с поникшей головой”?

Как стерплю вечное упоминание кары мне:

“Однако гуща гнева Божьего не иссякнет,

И упьются ею все нечестивые земли”,

А также: “Все роги нечестивых сломлю”?

Как, судя о предательстве Иакова, стану насмехаться

над ним,

Я, что вместо тени истину получил

И все же, повторяя за израильтянами их ошибки,

Скорее забыл благодеяния Христа,

Ниспосланные Божественным промыслом чрез спасительный Крест,

Нежели они предводительство Моисея,

Свершившееся чудом жезла,

Что был лишь прообразом воплощения Божьего?

Могу ль показать, сколь пагубны восставшие на меня бесы,

Словно бы они были иноплеменным народом варварским,

Говоря: “Трупы рабов Твоих отдали в снедь птицам

небесным”, то есть бесам воздушным?

Как могу я святыми назвать: семя слова, упавшего на дороге,

И волю мою, соединившуюся со злом,

И следующее той же стезею воинственного зла

Тайное ратоборство необузданных мыслей моих,

Которое вбудил с помощью козней искусителя?

И посему не могу я молить словами:

“Не безмолвствуй и не оставайся в покое, Боже”,

А также “Замыслили против святых Твоих и сказали”

И следующими далее мольбами сего псалма,

Ибо уместнее применить сей псалом

К насилию бесов буйствующих, а с ними и их подручных,

Кои сражаются вечно, дабы смущать настоящее.

5

Сохрани и укрепи нас против них –

О Господи Христос, вышний Сын Бога великого, –

Окружив нас воинством Небесным Твоим

И защитив святым Крестом Твоим

От всех налетающих на нас ветров искусителя.

Ибо хоть и присущи мне прегрешения многообразные,

Но только не богохульство!

Ведь от гибели нечестивцев, подобных мне,

Ты не обрел облегчения,

Но скорей восскорбел с печалью и состраданием глубоким

О развращенных людях, коих истребил Ты потопом,

Сочтя смертный жребий их для Себя огорчительным;

И сказал Ты в сердце своем слова,

Удивившие тех, кто их слышал:

“Не буду больше проклинать землю за человека”.

И утешаешься Ты премного и радуешься,

Когда люди, нечистые и повинные смерти,

возвращаются к жизни,

Показав, Милосердный, в притче о тыкве,

Что умеешь щадить заслуживших погибели.

И на пророка разгневался Ты, встревоженный очень

За промедление с дождем, что спасти должен был

отступников;

В дни последние вочеловечения Своего

Ты явил примеры, упоминания и празднования достойные,

Повелев апостолам именем Твоим

Благовествовать всем народам дальним и варварским.

Так брызни и на меня, о Животворец,

Росой милосердия Отцовской Твоей любви,

Дабы обрел спасение и я, очистившись в день

щедродательного Твоего посещения.

И Тебе с Отцом и Духом Твоим Святым вечная слава.

Аминь!

 

Глава 61

Слово к Богу из глубин сердца

1

Как употребить мне безгрешные стихи псалма,

Что, как противостояние и как проклятие,

Вечно укоряют меня?

Как же воспевать их на арфе своей?

Ибо как уподобить могу я

Сияние блаженного – себе, осужденному,

Говоря вместе с ним:

“Сердце развращенное да не прикоснется ко мне”‘?

Как пересказать мне

Следующие после этого грозные стихи,

Что так верно отражают жизнь законодержца,

Воина, царя и светского повелителя,

Занятия, которые были угодны и жителям Небесным,

Как, пересказав, не отчаяться в жизни

Мне, проповедующему Евангелие, и ученику новых законов,

Не причастному вовсе к порядкам благим?

Как, в согласии с праведником справедливым,

Вооружиться мне, как сказано в притче,

Против грешников, чтобы быть готовым

С раннего утра смерти их предавать,

Если члены тела своего я и розгами не проучил?

Как обогатиться мне доблестью Давида великого,

И истребить нечестивцев града Господня,

Если не уничтожил сам я изъяна, проросшего в душе у меня?

Как же я солгу Тому, Кто знает и сокровенное,

Говоря, мол, “И пепел я ем, словно хлеб”,

Коль не прибавил я даже мутной капли волнений моих

К чистым родникам слез псалмопевца,

Как скажу я с ним, что питье свое я со слезами смешал,

Слезами своими омочил я постель свою?

Какие грехи мне своими признать, мне, умершему в грехах,

Когда боголюбец Давид от всего сердца

Прегрешения предков своими почел?

Мол: “Согрешили мы вместе с отцами нашими,

Стали грешниками и преступниками…”

И так до конца псалма;

 

А это воистину сказано

Скорей обо мне, нежели об Израиле.

Как дерзну причислить себя ко благим,

Если не прибегал я к тем средствам и снадобьям целебным,

Что почитаемы родом человеческим:

Отвращение к пище, чтобы до смерти голодать,

Частое умерщвление плоти, дабы изнурить душу,

Согласно избранным верой язычников и иудеев

Канонам своеобразным.

Как же правда моя пребудет вовеки,

Если я вовсе ничего еще не совершил?

2

И чтобы вам не наскучить замедленной речью,

Я постараюсь здесь ее сократить.

Что могу сказать я взамен слов,

Напетых боговдохновенным голосом псалмопевца Давида,

Который сказал, что: “Всем сердцем своим ищу я Тебя”?

Как же вместе с ним нечто большее могу я сказать,

Что: “От всякого злого пути удерживаю я ноги свои”?

Как со сказанным вместе и другое вознести,

Что: “В сердце своем сокрыл я слово Твое,

Чтобы не грешить перед Тобою”?

Как вместе с сонмом святых

Суетность мою выдать за свершения,

Что: “Из заветов Твоих я уразумел

И возненавидел все дурные пути”?

Как смиренного праведность с ложью моей,

С постоянным клятвопреступлением моим совместить?

Обещая с Преданным вместе: “Я клялся хранить

Праведные суды Твои и исполнить”?

Зачем повторять мне, как ангелу смерти,

Заветные слова кары роковой,

Что: “Далеко от нечестивых спасение”?

Как мне, кто воистину зол,

Причислить себя к праведникам тем,

Которым те блага воздаются от Господа,

Извращая слова этого стиха,

Что: “Господь благотворит к тем, кто праведен сердцем”?

Как приписать мне себе, прегрешившему,

Краткое воздаяние беспристрастное,

Что: “Совращающегося насильно берут с собой

Те, кто творит беззаконие”?

Как приложить мне богоносного славу

К себе, опозоренному, повторяя слова его,

“Господи, не возносилось сердце мое

И не возрадовались очи мои” –

И все, о чем затем рассказывается там?

Ужели слово, что неизреченней плоти,

Почитать поощрением мне, отчаявшемуся?

Мне, кладу геенны, говорить вместе с тем,

Кто был освящен Божественным Духом,

Мол: “С начала же Ты видел, что нет коварства

на устах моих”,

С первых слов воспевая псалму

И до полного завершения речи моей?

Как же, согласный с сообществом людей дурных,

Я, муж смерти и сын погибели,

Скажу устами благодатного: “Мне ли не возненавидеть

Ненавидящих Тебя, Господи?” –

И следующее за этим в том же порядке?

 

Как по великому доверию Давида,

К радости этого мужа великого,

О душа моя, вселенной печаль,

Тебя, неискушенную, мне возвеличить?

Представить ли тебя вместе с душою Давида увенчанного,

“Испытай меня, Боже, и посмотри,

Есть ли нечестие в руках моих” –

И остальное, следующее за этим,

Как я сам, будучи грешником,

Стану молиться о жизни других,

Присоединив голос свой к тем, кто уповает на Бога:

“Соблюди меня, Господи, от рук нечестивого

и от человека дурного…”?

Как осмелиться мне вместе с Давидом прославленным

Богу молиться, говоря: “Ты – надежда моя и участь моя

на земле живых”?

Как я, словно сподвижник ристателя, поднося венец

победы царю.

Стану возносить несравненную мольбу-молитву,

“Будут мне служить праведники Твои, когда Ты

воздашь мне”?

3

Достоин хвалы смысл духовный псалма

И повторяет деяния Господни –

Когда поучал Тот искусителя, –

Где, пренебрегши всеми, он выбирает

Одну лишь первопричину бытия,

Сказавши: “Блажен народ,

У которого есть Господь Бог”.

Велика и возвышенна благодать сия,

Прозорлива смелость, блаженства исполненная,

Когда говорит он:

“Святые Твои да прославят Тебя”.

Вожделенно также свойство

Стремления к духовной сопричастности:

Уповать на Бога и в том твердо стоять,

Ликуя словами псалма,

“Господь исполняет волю боящихся Его”.

И завершает речи свои

Горестными и радостными словами,

Сообщая, что: “Хранит Господь всех любящих Его,

А всех нечестивых истребит Господь”,

И в завершающей главе псалтыря – книге напевов,

Как бы показывает пример последнего воздаяния

праведникам и грешникам.

Созвучны друг другу и напевы последующие:

Ибо если “смиренных принимает Господь

И унижает нечестивых до самой земли”,

То сколько же бедствий впереди ждет меня?

А если Господь благоволит к народу святому

И прославляет смиренных спасением,

То где обрету я твердость,

Я, лишенный благоволения?

А если Бога славословят, как Бога, святые Его,

То к кому же я, чуждый святости, буду причислен?

А если близ прежде воспетых псалмов

Помещу я памятник укоризны себе,

Сказав: “Любите Господа, святые Его,

Ибо Господь ищет преданность

И вдвойне воздает высокомерным”,

В каком же сонме окажусь я сам,

Плененный тайнами изобретателя зла?

Ибо, подобно тому как тревожно колышется хвоя

кедровых дерев,

Взволнованная буйными порывами ветра и падающая вниз,

Так постарался дьявол сломать

И ввысь устремленную плодоносную ветвь жизни моей,

Сотворенную рукою Твоей, о Пахарь несотворенный.

Так утверди меня Ты, вновь укоренив на ниве бытия,

В плодоносности новой и непорочной промыслом воли Твоей,

Всещедрый, благословляемый присно, Царь-Христос. Аминь!

 

Глава 62

Слово к Богу из глубин сердца

1

Почему же к выше написанному псалму пророческому

Не присовокупить еще речения других пророков?

Ибо как мне наслаждаться яствами,

Коль вкушаю я их, одержимый хворью бесчувствия?

Либо какая мне польза от псалма,

Если его не понимаю я?

Ведь тем самым я

Проклинаю себя – и не ведаю,

Умывают меня – не очищаюсь я,

Солнце восходит – не освещаюсь я,

Вкушаю я мед – и слаще не становлюсь,

Полон елея – и не исцеляюсь,

Вечно я спешу воспевать псалмы, но суетным кажусь,

Не переставая все хулят меня –

Я же никогда не исправляюсь,

Вновь смиренно прошу, но никак не вразумляюсь.

2

Воистину грехи мои и нечестье мое при мне,

Изнурен я ими, как речет пророк,

Говоря от лица согрешивших

В притче Господней о ветхих мехах и вине молодом,

Ибо если погибнут нечестивцы и грешники вместе,

Как Исайя сказал,

То та же судьба уготована и мне, жестокому;

Ибо читаю псалом я:

“Воздается тем, кто пуще страдает гордыней”,

И присовокупляю к нему речение о том,

Что, день Господний

Падет на все гордое и высокомерное,

Я говорю, что грешники стали чужими матерям своим,

И иные слова в том же роде…

Прибавляю к сему, что погибнут на земле беззаконные,

И богохульник исчезнет с земли,

И неправедные будут отринуты.

Читайте же плач по мне,

Как горит тростник от искр огня,

Так сгорят грешники в разгоревшемся пламени;

Плачьте же вместе с псалмом,

Повторяя, что метнешь в них искры огня…

Печально поведайте о Божественной каре,

Возвещенной пророком:

Если не желаете слушать меня –

То меч вас пожрет.

Стенайте же вместе с псалмом,

Вспомнив, что смерть будет пасти их.

Горькие слезы и тяжкие вздохи

С рыданием моим вы сопрягите,

Когда Всевышний скажет и мне,

Как Израилю, словами псалма,

“Народ Мой не слушал гласа Моего”,

“Увы”, скажите мне, несчастному,

Ведь то же говорит и другой пророк:

“Горе тем, кто удалился от него”.

Вострубите в трубы, огласите новый свой клич,

Растревожив сердце свое,

Когда, пристыдив Богом, видящий упрекнет меня

Вместе с разнузданным родом Иакова:

“Смотрите, презиратели, удивляйтесь и развращайтесь!”

3

Но ты отведи, убери

Вознесенный надо мной угрожающий

Меч гнева Твоего, о Страшный,

От меня, отвратившегося от лица Твоего, о Великий!

И покровительством десницы Твоей

С попечением одари миропомазанием жизни,

Меня, молящего Тебя,

И слава Тебе в высях небесных

От смертных, склонившихся долу,

От всех пределов всех племен

Во веки веков.

Аминь!

 

Глава 63

Слово к Богу из глубин сердца

1

Благодатный и многожалостливый, человеколюбивый

и терпеливый,

Единый Царь, вместе с Отцом Твоим почитаемый

и благословляемый!

Господь всех сущих, Сын Бога живого!

Кто не был никогда повинен в гибели моей;

Кто вовек не был искушен в грехах;

Кто не желал смерти грешникам;

Кто волею Своей даровал спасение;

Кто обращал вьюгу грехов в веяние ветра очищения,

Кто пламя гнева заменял дождем;

Кто женщину, не внявшую добрым советам,

Задержав, поставил как столп единосоставный,

С сутью двоякой,

И не пошла она с истинно безгрешными,

Но и не стала всецело грешницей;

Кто зыбкость воды морской

Обратил в кучи каменных глыб;

Кто в пустыне из тверди скалы

Заставил забить родник звонкий;

Кто, остановивши чудом быструю стремнину вод Иордана,

Послал последних язычников на духовное омовение крещения;

Кто быстро развеял легковесной соломой,

Словно насилие дьявола, крепкие стены Иерихона;

Кто вредоносную воду его

Подсластил, приправив таинственной солью,

Как благой пример обращения ханаанеян;

Кто горечь Мерры, как неверие мыслей,

Древом жизни, тобой приспособленным, сделал полезною;

Кто, проявляя безграничность воли Своей,

Взяв воду из реки,

По своим свойствам бесцветную,

Придал ей новый красноватый оттенок,

Сгустив ее кровью на берегу;

Кто жезл неживой уподобил по обличью неядовитой змее,

Дабы сущность Свою через нашу изобразить

И народам чуждым дать возможность выбора истины;

Кто исцелением блаженной десницы Моисея

Дал нам узреть

Грядущее чудо Твоего, о Всевышний, вочеловечения

И дважды неизменным воздаянием Своим провозвестил

Очищение Тобой склонной к порокам плоти моей.

Столькими примерами преображения Ты предсказал,

Всеискуснейшим промыслом Твоим, благословенный, всеблагий,

И ознаменовал нежданное, любовью сотворенное

Обретение грешников смертных.

2

Ты, что растишь зеленую поросль из мертвой земли

бездыханной,

Ты, что заставляешь двигаться неподвижное,

Ты, что из скверной утробы призываешь образы,

Тебе подобные,

Ты, что юным даешь зубы жующие

И чистым ланитам – волосы даришь,

Ты, что черную крону волос

Преображаешь чудом в снег белый,

Показывая, что и в пределах дальних Ты – победитель

всемогущий,

Ты, что преображаешь “язык велеречивый”

В суждения верные, как Иов сказал,

 

Ты, что сотрясаешь основы земли и столпов ее до основания,

Незыблемостью Своей давая нам знать,

Что лишь Тебе не дано погибнуть.

Ты, что обращаешь стихии, как преходящие, и снова

По-старому их объединяешь, как вечные,

Показывая тем, что столь же Ты властен,

Что легко Тебе не прощать иль прощать обилие грехов,

Ты, что бесчувственную природу зарниц, словно уздой,

направляешь,

Показывая тем, что злые наклонности нашей природы,

Если захочешь, можешь усмирить.

Ты безмолвный лик луны то уменьшаешь, то делаешь полным,

Чем возвещаешь и благовествуешь видящим это,

Что лишенному благ греховному телу, его совершенствуя,

Ты возвращаешь первозданную святость.

Ты образы звезд бессловесных, как ничтожное стадо овец,

То разбиваешь на группы, то собираешь вновь,

Иносказательно обозначая этим попечение благое –

надежду на жизнь.

Ты властен помиловать и тех,

кто не может об этом молить.

Ты открываешь по морю путь прямой между жизнью

и смертью,

Предъявляя подлинное доказательство того,

что и в надежном месте

Мы будем непреткновенно защищены Тобою.

Как кипение воды в котле на очаге,

Ты предотвращаешь словом воли Своей

Яростную бурю наших грехов.

Ты взираешь на землю и ее сотрясаешь,

Чтобы с помощью бессловесных созданий образумить

разумных.

Ты, как легкий челн иль суденышко малое на бурных валах,

Сотрясаешь твердь земли безграничную,

Тем возвещая всем тварям Своим

Несомненное Свое бытие

И то, что все сущее было сотворено могучим Словом Твоим;

Ты засеваешь землю отдыхавшею плотью

И, продержав ее там без потерь,

Вновь оживляешь:

То, что отдано в тлении, получаешь нетленным.

Ты мешаешь со смертною плотью моей частицы жизни Своей;

Ты волей одной в краткий миг мановением ока

Сотворил, украсив, все твари безвидные;

Ты так всесилен и всемогущ, что чередованием дней

Изменяешь времена года, придавая им сообразно

благолепный вид.

Ты, как тварей живых, называешь бессловесных

именами их,

Ты внушаешь им лишь – и шагают они;

Только Ты один Своим неизреченным мастерством

высокомудрым

Соплетаешь мрак с утренней зарей;

После начального сотворения бытия первозданного

Ты, вочеловечившись, начал творить

Такие великие, славные, дивные дела,

К изумлению Иова, предвосхитившего их в книге

блаженства,

Что, совершенные при иных условиях благословенных,

Они превосходят своей несотворенностью

Все, что до того сотворено было в мире,

И несть им числа.

3

Ты погрешности наши Себе приписал,

Ты праведность Свою даровал нам,

Ты взял на Себя искупление за мир наш,

Ты никогда не отказывал в милости.

Обрати меня, кощунствующего,

К благому страху Божьему,

Оцепеневшего меня – к бдению сердца доброго,

Нечистого меня – к святости образа света,

Запятнанного меня – к целомудрию и смирению лика святого,

Сломленного меня – к доброму здравию, что не подорвется

от бед,

Заплаканного меня – к ликующей бодрости неиссякаемой,

Отчаявшегося меня – к нерасторжимой любви соединяющей,

Устыдившегося меня – к твердой уверенности неколебимой,

Помраченного меня – к свету блаженства неизреченному,

Плененного смертью – к жизни, что не подвергнется тлению,

Чтобы прославить имя Твое, Иисусе, исповедуемое всеми,

Вместе с Отцом и Духом Святым в высях Небесных

И внизу, на земле, и обитателями их во веки веков. Аминь!

 

Глава 64

Слово к Богу из глубин сердца

1

Во всех делах Твоих, во всем справедлив Ты, о Боже:

Беспристрастно судишь, взвешиваешь честно,

правильно меришь,

С благословением следишь за нами, с добротою шествуешь,

Любишь правду, ясности желаешь, свет  мудрости

приветствуешь,

Разбираешься, потом порицаешь, с долготерпением

расследуешь.

Нет в Тебе коварства, нет и гордыни,

А лишь смирение полное, безмятежность и милосердие.

2

Оправдал Ты высшую неизменную мудрость промысла

Отца Твоего,

Дважды подтвержденную с непреложным восхвалением

усыновленными через благодать,

Как сказано в словах тех священных,

Я и над горем не рыдал и не плясал под игру

на свирели,

Которые мы, как благовествование жизни, от Тебя получили.

Ты сказал мне, нечестивому:

“Не греши”, но закоснел я в грехах,

Мне, виновному, сказал:

“Не поднимай высоко рога своего”,

Но я поступил вопреки Тебе;

Не почувствовал вовсе я, совратившийся,

Что в руках Твоих смирить иль вознести

Поднятые гордыми роги Царствия Небесного, –

Как то говорят Аввакум, Давид и Захария;

Благословения мне пожелал Ты, милосердный,

Но я, проклятый, отвратился в великом отчуждении

И принял жребий заслуженный;

Возлюбил я ярость, но не доброту,

Соприкоснулся, как написано, с тьмой, а не со светом,

На живой голос Твой, о Милосердный, я ответил грубостью;

“Червя бессмертного” и “огнь негасимый” из книги Исаии,

Укоризну бесконечную, “убежище неприступное” и картину

сию грозную

Я не осознал, как псалмопевец сказал,

Пошел я путем мрака, слепой разумом.

 

Показал Ты через пророка, что

“Благословение получит лишь тот,

Кто закон учреждает”,- я же постарался его исказить.

Ты поставил Давида с его псалмами,

Словно Твоим перстом начертанную запись памятную,

Господь Иисус Христос, о чем Он и Сам говорит:

“Хранил я закон Твой всегда, во веки и веки”,

И повторяя вновь,

Присовокупляет Он, утверждая: “во веки и веки”,

И подобные им величественные слова – в одобрение мне;

Но не раскаялся я, а поторопился на праздник Ваала,

Но не в храм Бога; пошел я сомнений двойственным путем,

Снова захромал, не спеша к добру, как глумливо

Илия сказал.

Предо мной воскресший из мертвых Моисей со своими

законами,

И изречения пророков, в душе начертанные,

И книги апостолов, навязанные на персты мыслей,

И Господь всего сущего с заветами благовещения

И бесчисленными усопшими, воскресшими из мертвых.

Но я, более неверующий, чем пять братьев той богатой

семьи

Кои, как сообразный пример, уподобляются жестоким

И пресытившимся органам чувств,

Остался недвижим, как наковальня в кузнице,

Не клонился к добру, упорствуя с каменным сердцем,

Подобно Велиару, и не раскаялся.

3

Но снова вдохни могуществом тайны славного Креста Твоего,

О добрый, страшный, человеколюбивый, попечительный,

живой и святый,

Светозарный, беспредельный Царь, милосердие в этот образ

мой отринутый,

В меня, в грехах закосневшего, неплодоносную ниву,

в бесчувственные почки мои,

В бесплодное, отринутое сердце мое.

Чтобы, получив подспорье и помощь от многожалостливой

воли Твоей, о Вседержитель,

Взыграла, расширилась моя душа, даровав очам опечаленным

Потоки слез, что оросят меня во спасение и в очищение,

Тебе в благоволение, всеблагий Господь всего сущего,

Прославляемый вовеки. Аминь!

 

Глава 65

Слово к Богу из глубин сердца

1

И вот я, прародитель богохульников, глава грешников,

предводитель нечестивцев,

Первый из провинившихся, образец преступников,

Аттикиец по бесславию, но не по благополучию,

Вот я рассказал о сокровенном моем,

Почитаемое мною осрамил,

Обнародовал тайны,

Сокрытое выявил,

Показал потаенное,

Собранное мною развеял,

Изрыгнул желчь горечи своей,

Выдал сделки со злом,

Выжал гной, накопившийся в язвах,

О глубине грехов своих рассказал

И сорвал покровы притворства,

Покрывало уродства откинул,

Снял одежды с позора своего,

Мерзость показал,

Смерти осадок извергнул,

Опухоли на душе моей изъязвленной

Тебе, Первосвященнику – Христу, я открыл,

Душу я свою не пощадил в беде,

Превозмог любовь к плоти своей,

Старые корни вытащил на свет,

Беспощаден был к нуждам природным,

Разорвал я связь единения

И разрушил замок сердца своего,

С желаниями, добычей дьявола,

Я ратоборствовал, как со смертью злокозненной,

Неизвестные грехи вынес наружу,

Показал великому кучи накопленных бед своих,

Поставил истца перед судией,

Опыт грядущего я ныне уж обрел,

Расторг я союз свой с ниспровергателем,

Отрекся от обета лукавому,

Победоносное завершение битвы

Я оставил Тебе, Господи Иисусе,

Выдвинул вперед я боевую рать,

В сопротивлении нападению уповал я, Боже, на слово Твое

Воинство приверженцев мрака предал я оружию ангелов.

2

И вот ныне Ты, Создатель всех тварей,

Сын Бога Всевышнего, Христос,

Меня, здесь охаянного столькими поношениями

И битого столькими ударами,

Ты не отдашь ведь на повторный суд в тот великий день!

И ныне, всесильный, неисповедимый,

Неизреченный, благодетельный Царь бессмертный,

За застенчивость такую, за самоуничижающее смирение мое,

На кое сам себя я с великим презрением в душе осудил,

Излей Ты напевы этой книги

Укоризной и стыдом на лицо дьявола

И лик мой, лик устыдившегося, укрепи

Знамением Креста Твоего.

Сопряги печать света Своего с благообразием лика моего.

Знамение силы Твоей утверди на обличье моем,

Очертания древа жизни запечатлей на ланитах моих,

Искусство, дивное свое на челе моем сиянием ознаменуй,

Не переиначивай на мне свой знак светозарный,

Не удаляй из поля зрения моего сияние благословения Своего,

Не отводи от головы моей уверенность в залоге веры Твоей,

Не поколебли твердость порога уст моих –

Славу освящения Твоего.

Заступничество Твое божественное с чувствами сердца моего

свяжи,

Четырем веществам сущности моей

Ты придай сияние четырехкрылого Креста Своего,

Воздетым рукам моим

Да поможет Твоя власть Спасителя,

Дар приносящим перстам моим

Пусть отвагу внушит знамение Твое,

При удалении моем из мира сего

Не отдаляй Ты святость Свою,

Не лишай уважения, когда в саван оденут меня,

прегрешившего,

Не отвращай от души моей Спаса Твоего,

Не сотри черт Твоих, Животворец,

С меня – начертанной Тобою души;

Не повреди отпечатка могущества крови

На богообразном хоране* моем,

Пусть вместе со мною кровь Твоя поселится в могиле моей,

Когда истечет мое несчастное тело –

Пусть сохранится на мне елей благодати Твоей,

В день обновления с ним я встречу Тебя, славы Жениха,

По знакам Твоим там буду я признан,

Стараниями Твоими  буду украшен,

Благодеяниями Твоими, Великий, я буду почтен,

Облачениями купели возвеличен буду, очищенный милосердием;

Накинь, Всеблагий, плащ нетленности Свой

На изнуренное грехами тело мое,

Пусть не пристанут к милостям Твоим искусителя

злые деяния,

Пусть сгинет тот, кто изводит душу мою,

Хитросплетения обитателей тьмы да не явятся вместе со мною.

Да будет благословен именем Твоим, о Благий, ров покоя

моего,

Да будет расширено Тобой для меня место злоключения,

Да будет покоем мне, о Попечитель, сие узилище гнева,

Темная могила, как утроба, да вскормит меня,

чтоб вновь взрастить,

Надеждой Своей сбереги меня в том обиталище тесном,

Дланью Твоей да уберегусь я на одре смятения,

Руками Твоими буду я принят в доме отчаяния,

О Ты, Восхваляемый, будь вместе со мною в чертоге бедствия.

“Увы” мне здесь тысячекратное,

Ибо был некогда и я небородным,

А ныне я – в бездне;

Некогда радовались мне,

А ныне – плачут обо мне.

3

И, однако же, Ты вновь благословен всеми тварями –

Небесными и земными, – и мертвецами из преисподней,

Ты, неповинный в изгнании моем!

Я впал в заблуждение, был я отчужден,

Я обезумел и погряз в долгах,

Стал презираем, изнемогаю я,

Отступился я и был низвергнут,

Сбился я с пути, меня предали,

Был отвергнут я, стал совсем чужой, был заполонен,

Соблазнился я, прокляли меня,

Стал несчастным я, горем упился вконец и стал негодным,

Я был поглощен, и обманут я был,

Стал я нечестив, осквернен, погиб, растлился совсем,

Нет Твоей доли во всем этом зле,

Ты один всегда — неизменно добр,

И, когда Ты благоволишь ко мне,

Мрак могилы тогда излучает мне свет.

Если светильник Твоей надежды там —

Ночь для меня обращается в утро,

Приобщившийся Тела Твоего проживает без сомнений стыда.

А я себя не причисляю к живым,

А ожидаю я неизбежный конец,

Но и погибшим себя не считаю

Ввиду несомненного обновления.

И полагаю себе заказанным я

Из-за неискупимых грехов исход в жизнь Твою,

Но и открытым вижу рай для себя

Ввиду благой вести о спасении;

Ибо не  так тревожит меня плач отчаяния,

Как бодрит длань Твоя, вознесенная для спасения,

Так даруй же, Господи, даруй милосердие всем тем голосам,

Которые восхваляют и благословляют Тебя навеки. Аминь!

 

Глава 66

 

Слово к Богу из глубин сердца

1

Если примет кто-нибудь, как снадобье, мольбу,

Молясь по книге сей смиренной —

Коль молящийся будет из грешников, —

Я с речью своей присоединюсь к нему;

Коль стенающий будет праведник —

Вместе с ним за молитву эту буду прощен и я ради него.

Если ж таковой сам себя счастливым сочтет,

Оставив сетования мне лишь одному, —

О себе я стану утверждать то же самое.

Но пусть вспомнит он Соломона и слова его вдохновенные,

«Кто может сказать, что сердце у него чистое,

Или кто может гордиться тем, что чист от грехов»,

Ибо не возносился еще человек земнородный,

Кто был бы волен не держать ответ;

И не было еще бегуна проворного,

Кто в беге надеялся бы на себя одного;

Даже если были бы в полете у него крылья мощные,

Пусть бережется и дважды боится, как поучает Павел;

Кто утвердился уже на камне,

Как бы на землю ему .не упасть,

Подобно законодавцу4, установившему

Справедливое это правило.

Пусть праведник примет укоризну сию

Как средство, которым увенчается5,

Чтобы не сойти необдуманно6 с высот недосягаемых;

Осужденный же на кару — как повод к свободе,

К которой, вознесшись от погибели смерти духовной,

Надежно станет он жить!

Пусть будут навеки памятником мне

Неистребимо высеченные заветы сии.

И будут они, не переставая, за меня, бедного,

За душу смертную немолчно звучать,

Горестным плачем, не переставая, вечно вопиять.

Мои сокрушенные кости в плащанице из праха в могиле

Пусть безмолвным шепотом исповедуются в том же.

Дай плоти моей, в земле растворенной, голосом тем же неслышным

Тебя, Тайновидца, о том же просить.

2

Господь сострадания, родник милосердия и даритель благ,

Сын Всевышнего, Господь Иисус Христос,

Смилуйся, сжалься, возлюби,

Посмотри на горе мое,

Брось взгляд на крушение сердца моего,

Снизойди к беде моей,

Узри смятение бессильного отчаяния моего,

Помоги пороки мои7гибели предать,

Прикоснись, как целитель, к злополучным недугам моим,

Приклони с ласкою ухо к жалостному плачу моему,

Услышь немые стоны мои из бездны глубокой смертной могилы,

Ушами — орудием слуха всеслышащим— услышь

Глас мольбы изнуренной плоти8 моей.

И если душа — залог жизни — нетленна,

Да будет милосердие любви Твоей неизменно.

Будь кротко соучастником мне, изможденному немощью,

К лику моему мертвому вражды не питай,

С бездыханным образом моим не вступай в тяжбу разбора,

Не прибавляй ударов мне, измученному смертью9,

Со мной, разбитым сосудом глиняным, не сражайся

Ты беспощадно10,

На меня, удрученного приговором смерти, не гневайся боле

Меня, разрушенное здание, не предавай наказанию,

Меня, пса умерщвленного, не забрасывай камнями,

На меня, блоху раздавленную, не топай так грозно11

На меня, прах опороченный, не гневайся,

как на надменного идола.

Меня, золу презренную, не призывай Ты на суд избранных,

Во мне, пыли рассеиваемой, не ищи противника Себе,

Меня, тину гадкую, не суди, как врага Своего,

Меня, мерзость гнусную, не толкай, как кулачного бойца,

Меня, ограду  сопревшую, не храни, для геенны,

Меня, осужденного всем множеством слов, не порицай снова.

3

Вот они, горестные, многоскорбные заклинания,

Вознесенные из злополучной мрачной могилы;

Подтверди благословенное Слово Твое,

Что неизменным пребуду всегда по сердцу доброму13,

Ибо и ныне, пока я живой и говорю с Тобой,

Я мертв для Тебя, Непостижимого;

Так же, умерев насильственной смертью,

По воле Твоей, Всемогущий,

Пребуду верою своей я неизменен14.

Ныне умоляю Тебя, милосердно взгляни на меня, Господи Иисусе Христе,

И не оставляй, чтобы жил я вместе с Велиаром.

Благодетель Единственный, Душеспаситель,

Могущественный, Человеколюбивый,

Громкое оповещение неживое, несущее смерти пагубную весть

О погребении горестном, соблаговоли Ты услышать,

Подобно шуму голосов, стенающих и плачущих,

Тебя умиротворяющих,

И Дух Твой Благий посели со мной,

Даруя мне свет Свой во тьме15.

Животворящих Твоих страстей обожаемые частицы

Да пребудут со мною,

Чтобы охранять меня, держать при Тебе, как залог сокровищ,

И даровать мне обновление жизни,

Чтоб принадлежать мне как неиссякаемый запас оружия;

Вечно быть при мне, как камни пращи,

Как духовные средства для изгнания полчищ сатаны.

Битву сатаны против меня, Господи, пусть выиграешь Ты,

Ибо, если он выйдет воевать со мной, —

Город найдет он свободным от войск

И рог воинственный — безмолвствующим16,

Ты же, Господи, Защита моя неусыпная, вечная.

4

Если уж ныне, до судного дня, дьявол поспешит

Уготовить мне узилище17 неодолимое,

Я сотворю молитву Господнюю18

Ему она будет как смертельный удар.

Если замыслит опрокинуть меня долу —

Я паду на колени пред Создателем.

Если задумает вывалять меня в прахе земном —

Пусть отринет его тот же прах, налипший на Божье лицо19.

Коли причинить боль тяжкую мне вознамерится он —

Пусть истомит его пот, смешанный с кровью,

По лицу Спасителя мира обильно текущий20.

Если заложит на пути к добру он душу мою —

Пусть вызволят меня путы Всесоздателя21.

Коль отступиться от даров света вынудит меня сатана —

Долготерпение Христа против брани хулителей22

Пусть заставит умолкнуть и его вместе с ними.

Коль выпустит в меня стрелу смертоносную из оружия тайного—

Пусть настигнет его заостренный конец стрелы из колчана Небесного Отца.

Коль с темною целью под покровом света

Захочет он нагло склонить к дурному23

Пусть его доконают удары,

Что нанесли Всесоздателю24 в ризой покрытую голову25 .

Если дерзнет он воспрепятствовать твердости рук моих26,

Посох, что вложен был в десницу Создателя, —

Пусть, замучив его, заставит замолкнуть.

Коль, насмехаясь, пренебрежительно станет поносить он меня,

То, как сносил Всемогущий глумление, — пусть насмеется над ним.

Коль талисманом иль какой-либо ладанкой станет

вкруг меня колдовать —

Всесильному Богу нанесенная пощечина пусть жестоко его пристыдит.

Коль с наступлением тьмы ночи в мрачном коварстве дерзнет он на бой —

Пусть явление Твое в сиянии света предаст, о Боже, позору его.

Если, искушая полуденным зноем и суховеем,

иссушенным солнцем,

С корнем вырвать он пожелает меня27,

Да засохнет вконец он, сломленный силою света Креста Твоего!

Если задумает лишить благодати, данной мне Духом Святым28,

Плевок, полученный за меня, грешника, Херувимов Владыкой,

Пусть же его укорит!

Коли покажет он мне клыки разящие —

Пусть же тогда заставит его смолкнуть

Всевышнего уст немота.

Коли душу изъязвит мне уколами мелкими —

Пусть пронзят его гвозди, проткнувшие Создателя всех.

Коли склонит меня на путь нечестивых намерений —

Пусть свяжут его гвозди с ног Непостижимого.

Если опьянит он меня лестью жестокою —

Пусть желчь и уксус в питье Благодатного горечью

исполнят его.

Если поймает у древа познания меня за вкушением

первых плодов —

Пусть же захваченный грозным Таинством Креста

Будет на веки вечные он осужден.

Если будет учить меня бунтовать против воли Господней —

Пусть его сгубит беспредельного Бога шея склоненная.

Если, толкая на смертную гибель, он тяжко ранит меня —

Пусть пронзит его острая пика —

Оружье, проткнувшее Творца адамова в бок.

Если муками горестей адских кольцом окружит он меня —

Пусть холст савана Вседержителя тварей захватит его самого.

Если коварно заставит меня на дно смерти взглянуть29

Пусть умертвит его обитание в смертной скале Бога Живого30.

Если смеяться начнет, мол, подвержен я людским соблазнам,—

Пусть снова согнется он с волею сломленной,

Когда Бог Бессмертный, воскреснув со славой,

Оживит с Собою и умерших всех.

Коль возрадуется лукавый, освободившись от малых пут тысячелетних —

Пусть тут же опять затрепещет он,

Помня цепи грядущие беды неминучей,

Ужасного плена, мук бесконечных.

Коль снести будет трудно ему удар первый —

Пусть подадут ему вести плачевные

О конечной гибели в негасимой геенне,

Что уготована и ему, и аггелам его

В Великий День Великого Суда31.

5

А я, Господи Иисусе, на Тебя уповаю,

Царь Единый, Вседержитель могучий,

Создатель небес и земли и всех украшений на них;

В ожидании пришествия Твоего и милосердия Твоего, о Спаситель,

В надежде припадаю к стопам Твоим и лобызаю следы пят Твоих,

Признаюсь в поражении32 своем и грехи свои открываю,

Камнями упреков забрасываю себя и от стонов сердца весь пылаю я.

Угрызениями совести весь я изъязвлен, в пламени дыхания своего я горю33.

Горькая роса слез моих жжет, действие почек меня иссушает,

От ветра отчаяния я засыхаю, от сурового вихря я угасаю,

От неотступных прошений я беспокоюсь, от скорбных

стенаний весь я дрожу,

От тяжких страстей изнемогаю, от печали душевной в волнении я,

Рыдания вьюги вздымают мне грудь34, столкновение волн

меня сотрясает,

Трепещу я, слыша молву, помня ужас грядущий — я погибаю.

Представляя судилище, я сохну

И умираю от угроз Твоих, о Великий!

Выслушай, Многожалостливый, Очищающий,

Человеколюбивый, Долготерпеливый,

Сладость неизреченная, День добра, вожделенное Утро,

Ибо властен Ты во всем и можешь даровать мне

Спасение великое, когда дух свой я испущу.

И Тебе вместе с Отцом и Духом Святым

Слава вовеки. Аминь!

 

 

Глава 67

Слово к Богу из глубин сердца

 

И все же премного справедливо Слово Бога Христа

И осуждает меня более, нежели прародителя зла — сатану,

Ибо для него Христос явился, чтобы разрушить деяния его1,

А для меня — чтобы устаревший мой образ обновить:

Вся сущность моя — образ истинный Бога Великого —

Будет взята и соединена с Богом в неделимом смешении.

Ему не даровано ничего из многого — на меня же излито

все в изобилии2,

Никогда ради него Его3 не пытали —

Ради меня беспрестанно Он приносится в жертву,

Он непричастен к жизни, а я постоянно предвкушаю Спасение,

Он изгнан Крестом — меня же укрепило то же Знамение.

Он светом отринут — приобщаюсь я к Славе,

Ему не обещан был покой на земле —

Мне же в собственность Он отдал небеса.

Лишили его залога надежды,

Я же не лишен его, он навеки со мной4.

Его заключили5 в стадо свиней — во мне Он Сам стал сильнее.

Сравнил Он его со скорпионом — меня же сиянием ознаменовал,

Его пресмыкающемуся Он уподобил — меня же окрестил «во имя Свое»6.

2

А я отрекся от благоволений Божьих, от многомилостивого

Творца своего,

И вознамерился вслед за дьяволом7 заглянуть вместе

с ним на адово дно;

И вот я, не заслуживающий милостей, неблагодарный

за благодеяния,

Неспособный любить, стянутый ремнями грехов,

Уязвленный в глубь почек, пальмы ствол подрубленный,

вино перебродившее,

Затопленное поле пшеницы, заемное письмо просроченное,

сговор расторгнутый,

Отпечаток обезображенный, искаженное подобие, одежда

спаленная,

Чаша утерянная, потонувший корабль, жемчуг искрошенный,

Драгоценный камень, брошенный в воду, высохший саженец,

подпорка сломанная,

Дерево, истлевшее вконец, изуродованная мандрагора*,

разрушенное строение,

Разбитый жертвенник, растение, с корнем вырванное, елей,

вылитый в уличную грязь,

Молоко, выплеснутое на кучу золы, приговоренный

к смерти из полчища смертников8,

И поелику, поучаемый всегда вместе с Иерусалимом

Словами пророков, притчами о Вавилоне9,

Я, злополучный, не образумился,

Вот почему я

Здесь презираем, а там опозорен,

Здесь я охаян, а там порицаем,

Здесь я осмеян, а там упрекаем,

Здесь враждуют со мной, а там выговаривают,

Отсель обезумел я, оттуда отринут,

Здесь стенания, там сетование,

Здесь сомнения, там свершение,

Здесь муки, а там воздаяние,

Здесь злоключение, там зрелище  Суда,

Где нет ни слова оправдания, ни гласа мольбы,

Ни счета дням, ни хода времени,

Ни путей надежды, ни врат милосердия,

Ни десницы защиты, ни длани попечения.

3

Но Ты — упование, Ты Сам — и Спасение,

Ты — Попечение, Ты — Искупление,

Ты — Блаженство, от Тебя — исцеление, от Тебя — милосердие,

Единственно Сильный, Живой, Неизреченный Господь

Иисус Христос,

Бог — Благодетель, Благословенный, Благословенный

и вновь Благословенный,

Вместе с Духом Своим Святым навсегда вознесенный,

Во славу сущности Отца Твоего, о Великий, во веки веков.

Аминь!

 

 

Глава 68

Слово к Богу из глубин сердца

 

И вот, вспоминая ужас вышеописанный, который от Бога,

угрожая, дошел до меня,

Как перестать мне снова тужить или как осушить реки моих слез?

Если бурные потоки разлива реки,

Разделившейся на четыре рукава,

С одинаковой щедростью обильно орошающие Едем1 и всю землю,

И родник, откуда они все бегут, к очам моим подвести —

Их не хватит, чтобы потушить пламя безмерности моих грехов.

Или, если бы желанием пророка святого2 голову мою

Наполнили щедро водою, а светильник зрения на лице моем —

Видением мерно текущих вод — и это не смогло бы измерить

Боль и тревогу моей разбитой души.

И ни жалобные стенания повсеместные,

Женами-плакальщицами сочиненные,

Ранящие душу и сердце, не смогли передать

Горечь беды через пение или напевом голоса.

2

Проклят день бытия моего, а не Иова и не Иеремии3 ,

Ибо даже одного из них не стоит весь мир;

Не отчуждения достоин, а празднования день рождения их;

Итак, посему обо мне это, не достойном ни света, ни блага какого.

Совпадает проклятие сие с днем, когда я родился —

Сын погибели, смерти наперсник, пахарь грехов и безбожия прислужник4,

Ибо не остался я верен обету Жизни, данному Тобой,

благодатный Боже;

Не пошел я по Заветам Твоим животворящим, бессмертие

дарящим;

Не потрудился я на жатве кореньев5, которыми, если выпадет снег,

В дни суровые прокормиться б я мог;

Не возвел прочных стен, не покрыл кровлей жилище,

Что от дыхания буйного ветра меня охранят;

Не запасся остатками съестного на бескрайних путях,

Которые мне помогли б спастись от бедствия голода;

Не припас Тебе мольбы и молитвы,

Чтоб пред Тобой решиться предстать;

Не запасся я залогом Спасения — святостью жизни,

Поручительством моего обновления.

Не отчитался сопернику своему

На пути жизни о выборе моем,

Чтобы уже здесь спастись мне от Судьи6.

Не предстал я пред Ним, с руками, полными благословения7,

Чтобы стать соучастником Законодавца8 и освятиться.

Не остерегался, двигаясь вперед,

Не искал покровительства сзади,

Правая рука не была вооружена,

В левой — не было щита для защиты9,

Что спасло б меня в бою от опасности;

На коня своего я сбруи не надел, бойцов не снабдил

я оружием,

Чтоб подготовить поле сражения.

Ранних плодов я не собрал, на сбор поздних плодов

не успел10,

И ныне без благ я остался в смятении,

Нет цветка святости у меня, нет и елея милосердия,

В ночи темной, беспросветной, в дремоте смерти покоюсь я,

И тревога трубящего в рог спешить мне велит.

Брачные одежды я вновь сбросил с себя, миро жизни

опять растерял,

И вот затворились двери свадебного пира11

3

И ныне как мне утешиться от горестей стольких?

Иль к мраку скольких сомнений мне прибавить свет

надежды на жизнь?

Иль куда мне направить стопы ног своих?

Иль в какую надежду вперить мне очи свои?

Иль какую отметить мне тишь средь валов?

Иль к какому вожделенному благу длань мне воздеть?

Ибо с высот небесного свода —

Полился же дождем огнь на Содом,

Как было сказано,

И дно бездны земной —

Разверзло же пасть свою жадную12

И поглотило войска Авирона с Дафаном13

Если дерзну я бежать от Держащего —

Может схватить меня змей огромный,

Если стану я со зверями скитаться —

Прыткие сии поспешат отомстить мне за Создателя

Скорее, чем медведицы некогда отомстили

Сыновьям жрецов, отрокам Вефильским,

Отомщенным за Елисея14.

И если везде погода ясна —

Египтянам она стала «тьмой осязаемой»15.

Если взгляну я на птиц в вышине —

То слетелись они на заклание жертвы

В ожидании окровавленных трупов16.

Если, расхрабрясь между слабыми, я потеряю силы пред осой,

То что же мне львы?

Если выживу я, не разодранный медведем, —

Мошкару, жаждущую крови, встречу я в пути;

Если бездумно усядусь я где-то —

Комары гнуснейшие налетят на меня,

Как пламень кипящий из огнемета.

Если сбегу, рогов оленьих спасаясь, —

Жальца досаждающих мошек17 растерзают меня18.

Если, прячась от зноя, в келье потайной уединюсь я —

Явится мне отвратительный образ грехов —

Мерзкая, гнусная жаба.

Если где-нибудь в поле, выбрав место, присяду я —

Песьих мух множество стай меня окружат,

Не говоря о саранче и кузнечиков войске мощном

Вкупе с гусеницами ядовитыми, на вид неживыми,

Вместе с градом18, кажущимся водой, и инеем вредоносным,

Будто внешне, на вид, безоружными и слабыми;

Но, ударив, по мановению Божьих очей, очень сильно и грубо,

Они, поразили, вырвали, развеяли надменную гордость

и буйную силу

Жезла фараона. И одержали победу.

Все это — пример тайных мук изводящих,

Глазу невидимых, душу томящих, потаенно вредящих,

Каковые на долю выпали нечестивцам египетским.

Но Ты, Всемогущий, Творец всего сущего, Владыка

всех тварей,

Явись ненавидящим меня, чтоб отринуть их всех,

И помилуй меня, с милосердием вновь

Протяни руку спасения мне,

Мне, сомневающемуся, страждущему, смятенному,

Запутавшемуся до смерти грешнику,

Ибо Ты один признаваем, как Бог,

Восславляемый вечно вместе с Отцом

И Духом Твоим Святым присно. Аминь!

 

 

Глава 69

Слово к Богу из глубин сердца

1

И вот благодаря Тебе, о Великий и Искуснейший

Создатель моего бытия,

Мой Господь и Бог,

Я непрестанно очищаюсь в кипящей плавильне Твоей любви,

Но никогда не становлюсь чистым,

Стремлюсь слиться, но не соединяюсь.

Так что напрасно трудишься Ты надо мною,

Мой небесный Зодчий — Мастер дел серебряных,

Как сказано в известной притче пророка1,

Злое во мне не отделилось от серебра

Я сам, безмерно заблуждаясь,

Подобно жалкому безумцу, бесом одержимому,

Дерзаю говорить неподобающее

Скорей для умножения моих грехов,

А не для обретения тем самым примирения.

Но чтобы уготованные в загробном мире муки

Не показались мне чрезвычайной участью,

Жестоким жребием и воздаянием несоразмерным,

Земная жизнь копит в моем теле

Крохи и следы былых напастей и  проклятий,

Чтобы чрез беды малые, ничтожные

Готовился я к страданиям великим.

2

Сами собою возникают и плодятся в чреве

Копошащиеся разные тонкие черви,

Глисты, украдкой нутро сосущие,

Гниды гадкие и какие-то скопища

Из пота возникших, гнусных, жалящих,

Порождающих жжение и зуд насекомых.

Есть и другие разбойники дикие,

Что подобны злым духам, которые ночью сражаются,

Либо варварским толпам приверженных тьме грабителей,

Либо свирепым, кровожадным аравийским волкам;

Крадучись, подбираются, угрюмые, темные,

И хоботком загнутым, крепким, лощеным3,

Похожим на жало скорпиона,

Будто колючим шипом ужалив,

Тянут, высасывают влажную кровь;

Мой отдых в постели они превращают

В страдания жестокие.

Но если подымается чья-то рука,

Чтобы воздать им за их зло4 ,

Они тотчас же чуют опасность,

Грозящую им от человека,

Которому вред они учинили,

И крохотные их безволосые тельца5

Тотчас, как на крыльях, взлетают в прыжке;

Как саранча, с места на место прыгая,

Они, подобно коварной плутовке лисе,

Прячутся хитро по щелям и отверстиям,

Чтобы спастись от грозящей им смерти.

 

Но столь ничтожные и презренные твари —

Они не только простолюдинов и сброд,

Но и самих царей могучих и грозных

Обращали в бегство и изгоняли,

Принуждая их

Либо подыматься в верхние покои дворцов высоких,

Либо селиться под небом открытым.

Многие из воителей доблестных,

Которые подчиняли себе толпы,

Властвовали над народами

И овладевали городами разноплеменными,

Сами подтверждали поражение мощной длани своей:

«Мы не устояли пред силою блох

И потому, бежав, достигли места сего».

3

Но что побуждает меня говорить

О каких-то ничтожных, гнусных и презренных созданиях?

А то, что они суть могущественные

И неопровергаемые глашатаи Божьи,

Что напоминают мне о муках загробных,

Являя собой горькие плоды в неправедном теле моем.

Вкупе с ними возникают и пагубные недуги извне,

А также скопления неумолимых пожирателей,

От которых нет избавления,

Но из-за которых я начинаю понимать

Страдания грядущие тела.

И нет убежища, где можно было бы скрыться от них,

Ибо без воли Твоей и промысла

Тщетны все усилия разума

И изобретательности человеческой.

 

Но Ты, о Благодетель, имеешь достаточно

Всяких целебных для жизни снадобий,

Если пожелаешь спасти и обновить,

Очистить от грехов, уврачевать и дать жизнь.

Слава тебе от всех во веки вечные. Аминь!

 

 

Глава 70

Слово к Богу из глубин сердца

 

После речений о малых сих земнородных1,

Не причисляемых даже к тварям живым,

Продолжу я речь свою, расскажу о великих родах,

О восхваления достойном торжестве

Нелицеприятного Суда Бoгa Страшного.

И если бы они были даже очень близки Богу,

Как древние наши Патриархи, иль чисты, как пророки,

Безупречны, как апостолы, и достойнейшие, как мученики, —

Но если не возлюбишь меня Ты в неистощимой Своей доброте,

В неизменном попечительстве и неиссякаемом милосердии —

Бесполезно искать у них мне спасения.

И воистину, даже если самому Аврааму я голос подам,

Страдая от жажды там, в зное,

Как поучает жалостливая притча о богаче2,

То и капли воды не сможет мне дать он,

Ибо и он связан слабостью, общей для людей, и немощью3.

А если к Моисею я обращусь, то и он поражен бессилием —

Ведь не был он в силах спасти мужа, искавшего хворост

И собиравшего его в день субботний4.

А если к Аарону — то он и сам нуждался в молящем5 .

А если к Давиду — то средь обилия добродетелей есть за что и его порицать6.

А если к Ною, Иову, Даниилу — о них толковал и пророк Иезекииль,

Поименно даже их называя, сообщая о них

Как бы от имени Бога: «Жив Я, говорит Господь;

Не спасли они ни сыновей, ни дочерей от гнева, который падет;

Хотя бы только сами они лишь спаслись»7.

А если к Петру — утесу веры,

То, едва отдалившись от попечения Твоего,

Очень скоро и он впал в грех8 ужасного отречения.

Не говоря уж о многих других, которые, хоть и блаженны,

Но склонны были к разного рода порокам.

Среди них и некий пророк по имени Иоас9,

Который тоже по-человечески соблазнился,

Хотя и преданно Богу служил.

И хоть многими это не понято было,

Но возможно это истолковать.

3

Мера силы и возможности спасения людей предрешены

И это в полноте показали они,

Помилованные Тобой, Благодатным, и ободренные Тобой,

Вседержителем,

Призванные Тобой, Заступником, и очищенные, Тобой,

Всеискуснейшим,

Облагодетельствованные Тобой, Освободителем, и исцеленные

Тобой, Неосквернимым,

Животворенные Тобой, Нетленным, и просвещенные Тобой,

Обновителем,—

Отныне Ты знаешь меру возможностей земнородной плоти моей

По святым, чей пример и родственное сходство

Утешают отчаявшихся в безнадежности.

И вот обращаюсь к Тебе, Сын Бога Живого,

Христос, Благословляемый всеми!

Особенно сходна притча одна с этой мольбою моей

И вновь подтверждает все то, о чем выше писал я.

«Лучше, — говорит некий мудрец блаженный, — впасть в руки

Господа,

Чем в руки человеческие, ибо каково величие Его,

Таково и милосердие Его к нам»10.

И слова эти, хоть относились к Давиду,

Коему предложены были три Господних удара11,

И выбрал он сам доброй волей своей приговор гибели смертной —

Надеясь, что верой в пришествие Христа он останется жить, —

Но не два других, более легких, что терзают, но не милуют;

Однако если приведенный пример соотнесу я

С ищущей путь душой моей гиблой,

То не исказит это истины.

Ведь я не унижаю спасшихся,

О которых речь в сих песнопениях скорбных,

Без которых не предстать мне пред Господом,

Но венчаю я лишь имя Спасителя,

И прославляю благость Его ко всем,

И воздаю должное тем, кто жизнью своей добился бессмертия,

И умоляю о тех, кто жаждет елея милости!

4

И вот Ты Жизнь, Ты Спасение, Ты Исцеление, Ты Бессмертие,

Ты Блаженство, Ты Просвещение, дай мне покой от муки

грехов,

Чтобы и Тебе отдохнуть от сетований вечных, от докуки

надсадной мольбы!

Ведь удовольствуешься Ты лишь Спасением человека,

Благословенный вовеки. Аминь!

 

 

 

 

Глава 71

Слово к Богу из глубин сердца

1

И поскольку блаженны и прославленны сонмы святых,

Некоторые из них подчас спотыкались, но чаще крепче того

утверждались,

Сперва они колебались слегка, но просветились,

Освещенные ярким сиянием Духа Святого;

Содержанием своим одно явление указует на свойственную

всем слабость плоти,

Другое же — на превосходящий закон природы образ жизни и

добродетели Ангелов.

 

И вот благословенны всесильными устами Божьими Христова Отца1

Они, избранные, прославленные, воскуряемые и восхваляемые,

Как члены воинства Христова обожаемые

И украшенные, как обитель Духа Святого; в них ни следа,

ни уловок мрака

И лишь искренность совершенная, и праведность светлая,

и сходство с Богом,

(Насколько возможно человеку Божьему быть похожим на Бога!).

Лица простые и ясные2, нрав возвышенный и непреклонный,

Жизнь воздержная, безупречная, поклонение Богу —

твердое, нерушимое,

Поступь смелая, неукротимая, правда — единая3 и неизменная4,  

Отвага большая, несокрушимая, вид внешний—сияющий и безмятежный,

Мудрость — вышняя5, непревзойденная, образ чистый,

неосквернимый,

Сам Бог поучал нас умолять Его

От лица и в память имени их6.

Слово Твое, о Создатель, объяснило нам,

Как через них обретать благоволение в гневе7.

2

А я — негодный во всем

И, сколь можно выразить в словах, достойный хулы.

Ибо, когда бодрствую, — я дремлю,

Когда бодрым кажусь — цепенею,

В  благочестии своем обольщаюсь,

А когда молюсь — заблуждаюсь,

Двигаясь, я мешкаю,

А оправдываясь — согрешаю,

Успокаиваясь, я возмущаюсь,

Не собравшись в поход,

Склонен я отступить9.

Отправляясь в путь — пячусь я назад,

С долей света соединяю мрак,

Со вкусом сладкого мешаю полынь,

В крученую нить добра я вплетаю и зло,

Только на ноги встав — я падаю вновь.

Цвету я, но не плодоношу,

Говорю всегда, но не делаю10,

Обещаю, но не исполняю,

Обет даю, но не расплачиваюсь,

Руку простираю и тут же отдергиваю,

Показываю, но не отдаю,

Приближаю, но не посвящаю.

Едва исцелившись от ран, получаю новые11.

Когда успокаивают меня, я снова волнуюсь,

Без права на то выступаю [в суде],

И по справедливости осуждают меня12.

Только запишут меня в Книгу Жизни,

Как тотчас опять вычеркивают.

Веду корабль я, но уклоняюсь с верного пути.

Начинаю, но к отдохновению не прихожу13,

Лишь приду я в себя — и вновь потрясен,

Переполняюсь — и снова пустой,

Продолжаю я здесь благо творить —

А там опять скатываюсь вниз14,

Здесь коплю — а там сжигаю.

Закладываю основу, но не довершаю,

Мало тружусь, много15 трачу,

Малую толику сокровищ коплю —

Бесчисленное множество их истребляю.

Других поучаю — сам не искусен,

Всегда я учусь — никогда не дохожу

До познания Истины16.

Угасшее зло я вновь17 воспламеняю,

Чуть приободрюсь — сильней изнемогаю,

Напрягаюсь — и тут же вновь расслабляюсь,

Здесь я латаю — там на части рву,

Вырываю крапиву и сажаю волчец,

Взмываю ввысь — но низвергают меня,

Влетаю голубем в гнездо — вылетаю оттуда вороной,

Прихожу я почти белым — ухожу совершенно черным,

Говорю, что верую в Тебя, — отдаю себя в руки убийце,

Едва предстал пред Тобою,

Как опять обратился спиною18.

Очищаюсь — и снова замаран я,

Моюсь и вновь оскверняюсь,

Уподобляюсь внешне Давиду я — и Саула дела совершаю,

Устами правдивый —лгу утробой своей19.

Правой рукой припасаю — левой на ветер швыряю.

Возделывая ниву под пшеницу — засеваю ее плевелами.

Лишь спустившись на землю от мудрствовании высоких,

Я становлюсь тем, кем являюсь действительности,

Ликом уподобляюсь я Ангелам,

По намерениям своим — дьявол,

Твердо стою на ногах —

В мыслях же вечно колеблюсь.

Притворяюсь я лживым — совращаюсь на деле,

Представляюсь правдивым — но творю я нечестие.

Причисляю себя к сонму смиренных — но пляшу с духами злыми.

Людьми я хвалим, а Тобою, Провидцем, хулим,

Земнородные говорят мне: «Блажен ты!» —

Сыны света вздыхают: «Горе тебе!»

Угодничаю я пред последним рабом20

Теряю в глазах Твоих, о Великий Царь!

Оставив судилище правых21 — беспутных судей умоляю.

Отринутый великими сими —

Льну к простым людям;

Внешне тело свое наряжаю,

А душа — цветом на чайку похожа22;

Подхожу договор заключить —

Меня, как клятвопреступника, гонят,

Сегодня носитель Духа Святого,

А назавтра — ярый безумец,

Отвергнув заветы Господни,

Следую велениям змея23;

Доблестно я мужаю —

Но с позором отступаю,

Тяготы дня перенесши,

В час воздаяния я обездолен24;

На расстоянии велеречив я —

При ответе, заикаясь, смолкаю;

При восходе солнца богатым кажусь —

К вечеру брожу я ни с чем;

Взобравшись на сиденье старцев —

Общаюсь с безрассудными25 я;

С муками я засыпаю —

Просыпаюсь, трепеща от страха;

Ниву желаний своих я дурно вспахал —

Рачителен в попечении о зле;

Навеки сын я блудный,

Изгнанный, чтобы вновь не вернуться26.

Нераскаянный грешник,

Безутешно скорбящий,

Сам собою плененный,

Приспешник смерти и тлена,

Беспощадно замученный,

Неискупимая жертва измены28,

Отсеченный я сук,

Негодный к прививке,

Погашен я, чтоб не воспламениться;

Разбит, не восстановить меня больше,

Разрушен настолько, что уж не поднять меня.

И если надобно здесь изречь мне,

Душе нечестивой моей хулу безмерную,

То вот я пишу, пишу не щадя,

Готовя себя, как кучу хвороста,

В пищу геенне29.

Я — созданный и обретенный новым Адамом небесным,

Как Каин уподобился прежним старым земным30,

И несу всегда я в душе обвинения знамение,

Но не вечную жизнь31, а слов укорение.

3

И ныне где искать мне спасение,

Если праотец веры Адам в этой юдоли отчаяния33

Напоминает мне мои злодеяния жестокие34,

Глава всех пророков Моисей избивает меня слов камнями,

Храбрый Финеес достохвальный острием копья насмерть пронзает меня.

 

Образ истинного Христа Иисус Навин стирает меня с лица земли вместе с Аханом7,

Божественный из великих Давид отдает меня мести гаваонитян,

Самуил, рожденный пророком провидец убивает меня пред Господом

вместе с амаликитянином,

Ревнитель Бога Илия сжигает меня огнем, с неба сошедшим,

Совершенство видения Иоанн крестит меня по выбору

Глава апостолов Петр лишает меня жизни вместе с Сапфирой,

Дивный Павел, исследующий Духом Святым,

Благоухание смерти мешает для меня с проповедью Жизни.

Нелицеприятны ко мне и толпы блаженных —

Удальцы, вооруженные силою воли Всевышнего,

А вместе с Ангелами и люди,

Со вселенною и с землею вместе — стихии;

Вместе с бесчувственными — и подвижные,

Которыми всегда я бываю наказан, осужден на муки,

Как пример и в память об ужасе грядущем.

Жизнь моя, чей покой вечно возмущают

Волны, вздымаемые вихрями бури,

Переменчива и непостоянна.

И если кто-то возьмется с мудростью

Рассмотреть, то увидит несметное многообразие

Тварей плавающих и сопоставит

Самомалейшие с очень большими,

Которым несть числа и количества

И которые стаями неисчислимыми

Заревут, содрогнутся, проползут, устремятся

В чрево моря; засвидетельствует и подтвердит он то,

О чем правдиво мы здесь рассказали.

4

О, Благословенный и Бессмертный Царь,

Благий, Божественный, Человеколюбивый Христос,

Единородный Сын Бога Живого!

Могущественный, Всевышний, Неисповедимый,

Неизреченный, Очищающий и Страшный!

Успокой43 смятение растревоженных44

Среди зимы волн души моей!

Останови45 разбушевавшееся46 волнение буйное

Возмущенного сердца моего!

Укроти,

Ярость рассеивающихся мыслей моих.

Да будет покой велением Твоим, о Великий,

Сгуби, истреби множество голов

Тайного стыда призраков души моей —

Грабителей, обитающих на земле тела моего;

 

Почти за молитву присновозносимую47

Сию вновь посвященную Тебе часть

Звуков грустных жалобной мольбы

Моей книги скорбных песнопений;

Вырви меня из глубин бездны смерти,

Оживи, чтобы жить мне

Вместе с пророком спасенным;

Прими слова исповеди моей самоосуждения,

Как воскурение благовоний48,

Подари утешение мне, отчаявшемуся

От яростных ударов горечи беды.

 

И Тебе вместе с Отцом и Духом Святым

Слава и честь и владычество вечное. Аминь!

 

Глава 72

Слово к Богу из глубин сердца

 

И сейчас обращаюсь я к вам,

О сонмы1 отшельников и воспитанники монастырские2,

Обнаженные персты чьих рук вооружены от Бога

Ожиданием надежды дарования благ бесконечных,

Которым подношу я сей стол, полный яств речей;

Примите посвящение это как залог спасения кающейся души.

Познайте по ним слабосилие3 плоти моей,

Вспомните пророческие и апостольские наказы в назидание нам:

«Чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом»

И «нет праведного ни единого»4.

Не забывайте заветы Господни

И, лишь выполнив их, «назовите себя рабами негодными»5,

Чтобы не стать вам добычей искусителя.

Не забывайте и написанного: «Роскошна пища его»,

Ибо и сам, кто  я

Тот, что вас, как грудью, вскормил,

Призвав в свидетели добровольного самоуличения7

Всю тьму укоров

В неисцелимых грехах, праотцем начатых

И продолжающихся до прекращения колена его,

Доброхотно согласен признать я себя

Должником за грехи рода людского всего.

2

Слышал я от кого-то, мнящего себя невиновным

И не согласился со словами его непочтительными

Перед Тем, что никто из земнородных не оправдается9,

«Никогда я не блудил, не прелюбодействовал

И никаких наслаждений мирских,

Смертью отдающих10, я не вкушал!»

Ведь и это столь же неправедно,

Как если бы он сделал все о чем сказал,

Да отпустит ему Господь-Бог этот грех!

И если даже считать, что он старался,

Он не столько шел путем праведным, сколь спотыкался,

Как сказано было о бесчинствах

Народа Израиля словами Захарии:

«Благословен Господь, разбогатели мы»,

Что напоминает фарисеев слова.

Но я предан на суд Бога-Провидца,

Который невидимые пороки мысленные11,

Сложив на весы,

Хочет судить меня карой справедливейшей.

Не скрою я мыслей перед Тем,

Кому видно все,

Не притворюсь перед Тем,

Кто исследует все,

Не солгу я Тому,

Кто замечает даже несовершенное,

Не стану коварно льстить я Великому,

Не скрою под видом обилия доброго злодеяния свои.

Никогда не буду чтить себя, слабого, как Образ родной,

Не буду рядиться в украшения чужие,

Не стану кичиться славою других,

Не буду скрывать уродство свое под украшениями.

Никто не виновен так, как я,

Никто так не грешен,

Никто не распутен,

Никто не безрассуден,

Никто не злодей,

Не совращен никто;

Никто не ошибся,

Не буен никто,

Никто не обольщен,

Никто не замаран

Не осужден никто,

Никто не пристыжен,

Только я один, я — и больше никто!

Все это я, все грехи — мои!

Не язычники — ведь не знали они,

Не евреи, ибо были они ослеплены,

Не невежды, не чернь — поскольку разума они лишены.

Учителем называли меня13,

Меня, обвиняющего себя,

Звали «Равви*, равви*», —

Но я восхваление Бога отверг14;

Называли «благий» меня,

Но я унаследовал скорбь15;

Людьми провозглашен был святым

Я, нечистый пред Богом,

Был признан праведником я,

Я, нечестивый во всем,

Похвалою людской наслаждался,

Чтобы посмешищем стать

Мне перед Судом Христовым.

От купели был назван я бодрым16,

Упокоился в смертном я сне;

В день спасения нарекли меня бдящим,

Но я трезвости очи прикрыл,

И вот Суд, вот предстояние18,

Вот новый укор и обвинения старые,

Вот явный позор и тревога в душе,

Вот спрос за прегрешения малые,

Сочтенные за тяжесть великими.

3

Но один лишь Ты, Господи-Боже Человеколюбивый,

Незлобивый и Долготерпеливый!

Упование мое!

Сочти в день грозный Суда,

Что я, многогрешный, в ответе

Вместе с последним прегрешением

И за это душу саднящее

Мною написанное осуждение;

Дабы не услышать мне это от Тебя, Благий, —

Вместо этого я сам о себе написал.

Убери, уничтожь запрет обязательств моих,

Взятых мной на себя,

Связавших меня с Тобою души вожделением,

Отврати поруганной чести моей поношение,

Мощной десницей прикрой уродство наготы тела моего,

Успокой меня Ты, обремененного тяжкой ношей грехов,

Обозначь мне пределы по стезе благой к жизни Твоей,

Сохрани в памяти милосердие ко мне,

А после кончины — жизнь совершенную;

 

Благословен Ты в Вышних и хвалим на земле,

Славословим всегда и всеми во веки веков. Аминь!

 

 

Глава 73

Слово к Богу из глубин сердца

 

Царь Всевышний, Могучий, Страшный!

Только Ты, благословляемый Господь Иисус Христос,

Ты можешь обратить проклятие гибельное

Отчаявшимся без упований на жизнь

В животворящее благословение,

Укоризну безнадежную — в похвалу ободряющую,

Вместо стыдливости даровать смелость,

Вместо уничижения — почести,

Вместо изгнания — надежду на благо,

Вместо разлуки — чаяние встречи1,

Вместо гневных2 слов — утешение ласки,

Вместо единственного осуждения —

Двукратное освобождение3.

2

Помилуй меня, Господи,  достойного смерти,

В тот день, когда отдам душу на упокоение.

Пока взор очей моих устремлен жалобно ввысь4,

Представляя воочию неизбежное шествие

По пути многотрудному и, как кажется мне5, очень опасному

И через окно моего жилища видя тропку, которой пойду я,

Обездоленный и полуживой, с искаженным лицом,

Дрожащими пальцами, тихо рыдая, глухо6 вздыхая,

Слабым голосом, с душой, раздираемой тысячей сомнений,

Плачу я над грехами своими,

Совершенными в сокровенных глубинах души.

Ты властен, Всеблагий, сотворить чудо и тут,

В извечном могуществе Своем мне сказав:

«Будь здоров от болезни твоей души!»

Или же: «Прощаются тебе грехи твои»8,

Или: « С миром иди, очищенный от грехов»9.

О Долготерпеливый, Многомилостивый, Всеживотворящий,

Ты сейчас приими с благосклонностью то,

О чем я в тот час не успею просить!

Ибо, как бы ни был я ныне горд на словах10,

Громогласен, кичлив, высокомерен,

Когда смертью паду — буду брошен, как падаль.

Речь умолкшая, руки связаны, члены расслаблены,

Печать на устах, и вежды сомкнуты.

Бревно неподвижное, пень полусожженный,

Бессловесная статуя,

Образ безмолвный, существо бездыханное, видение жалкое,

Облик скорбный, пример печальный, лицо несчастное,

Сходство плачевное, язык онемевший, высохшая трава,

Цвет облетевший, пропавшая прелесть,

Факел погасший, глотка пустая,

Опустошенное сердце, заглохший рожок, иссякший родник,

Изможденное тело, оскверненное чрево, разрушенная скиния,

Срезанные ветви, раздробленные суставы, срубленное дерево,

Спиленное корневище, покинутый дом, сжатое поле,

Скошенная трава, отдалившийся друг, позабытый запас,

Захороненная мерзость, отринутая ненависть, отведенный удар,

Скелет поруганный и, как тварь негодная, ногами попранный.

Желал бы я, чтобы другие

Обо мне, злосчастном,

С верой помолились,

Голосом громким стенания, мольбы

С напевами и росою слезной

К милосердию Твоему, о Благодетель,

В небеса вознесли.

Взывая к жалости Твоей, воспели б они:

Возвращение к Тебе, что благословляю я,

Знамение Креста Твоего Спасительного,

Которому я поклоняюсь,

Истинность воскресения, во что я верую14,

Явление славы Твоей, что прославляю я15,

Грозность Суда Твоего, что исповедую я,

Укоризны слов Твоих, которых ужасаюсь я,

От Духа Святого напутствие мне,

Которому поклоняюсь я,

Осенение Крестом Твоим16,

Что лобызаю я,

Царствование с Тобой, Господи Иисусе17,

О чем умоляю я,

И ныне, хотя ослаблена и отвергнута,

Уничтожена, разорвана и исчезла,

Связь, соединяющая существо мое с жизнью в мире сем,

Надежда — дар мне от Тебя — сохранилась

Неистребимо и неизгладимо в памяти моей.

3

Воззри с милосердием на меня, томящегося в сомнении,

Единственно добрый, славословимый Сын Божий,

Чтобы искупить, исцелить, оживить, защитить, обновить,

Восстановить, утвердить, вновь сотворить в блаженной

невинности.

Тебе принадлежат власть, и спасение, и милосердие;

Нет в Тебе бессилия — лишь всемогущество, величие, сила,

Беспредельное владычество, истинность, самостийность,

Пространство вездесущее, благодеяние, просвещение.

Ты прославляем как Бог — не больше и не меньше,

Воскуряем от века неизъяснимой тайной в Троице Святой,

А также присно восхваляем в равном поклонении,

Одинаково почитаемый вчера и днесь и во веки веков.

Аминь!

 

Глава 74

Слово к Богу из глубин сердца

 

Царь Небесный, Владыка всего, Бога Живого Неисповедимый Сын!

Превыше всех слов Твоя доброта, всегда и во всем Ты долготерпелив!

Поистине милосерд Ты там, где пресечено ожидание мзды,

Благодетелен там, где помрачилась1 ясность разума2,

Человеколюбив Ты тогда, когда опасность немощи,

Окружив изнутри и извне, завладела душой;

Тогда исцеляет длань Божья Твоя,

Когда все части тела перестали дышать3,

Попечителен Ты там, где больше нет возможностей выхода,

Величав Ты тем, что исцеляешь раны отчаяния,

Свойственно природе Твоей в час нежданный спасением

одарять4,

Там будет видна победа Твоя, когда жизни моей закрытую дверь

При последнем вздохе моем Ты вновь отворишь.

Те благодеяния достойны Тебя, когда, позабыв злодейства мои,

Ты будешь помнить лишь милосердие Свое.

Тем Ты незлобив, что попечительствуешь

Мне, неблагодарному, вкупе с добродетельными,

И тогда лишь я уразумею, пойму,

Что с благосклонностью прежней

Свой взор обратил Ты на словесный мой дар,

Когда Ты изведешь мои наклонности злые.

2

И посему лишь плетутся словеса

И воспеваются славословия,

Когда добрый Государь жалует злому рабу

То же, что и добродетельным5.

Кто по праву ожидает темницы —

Тому дарует покой Он в царских хоромах6;

Кто призван был в яму с тиной на дне —

Того среди многих приглашенных на пир,

Отличив, обнимает на троне8;

Кто ждет, что ему выколют глаза, —

Тому покажет он счастья вершины9;

Кто ожидает отсечения пальцев —

Тому преподносит Он перстень отваги10;

Кто готовится к ударам дубинкой —

Того добродушно заключает в объятия”;

Кто готов уже к крушению надежд —

Того отличает при свидетелях многих;

Кто чает только пагубы смерти —

Того одаряет вместе с жизнью и славой;

Кто думает об отсечении главы —

Того Он венцом тем прославляет.

Вот они, Всеблагий, благословенные ростки

Чудодейного сияния Твоего,

Вот плоды жизни повелений Твоих созидательных,

Вот смысл обетованных Тобою желаний,

Вот проблески света всепроницающих лучей Твоих!

Вот наслаждение от вкушения

Славословляемой милости Твоей!

3

Все это Твое, о Господи,

Тобой внушено мне написать это;

И вот я умоляю Тебя, Благословляемый,

Тобой же внушенную мольбу особую Ты приемли,

Из выси Своей сделай милость, исполни.

Отверзи, Господи, сокровищницу благ Своих, .

Как просит о том мольба притчеписца13;

Не примешивай к запасу благостей Своих

Часть злодеяний моих;

Не собирай Ты ненавистные Тебе мстительность, ярость

С дорогими Тебе добротой, милосердием;

Не храни вместе с обожаемым достоянием Твоим

Неприятные Тебе мрак и жестокость

И вредящие мне грехи и несчастье;

Благословенной десницей Своей

Ты не вписывай в Книгу Жизни Свою

Проклятия письмо заемное за грехи мои,

И, показав приемлемым и легким

То, что считалось для меня невозможным,

Тем наипаче возвеличишь, о Господи,

Ты вновь благословенное имя Свое.

Велики прегрешения мои,

И несть им числа,

Но не столь дивны они,

Как милосердие Твое;

Множество грехов у меня,

Но все меркнут они пред снисхождением Твоим;

Часты злодеяния мои,

Но все они побеждены

Твоим, Вседержитель могучий, человеколюбием.

Не счесть самому мне изъянов моих —

Тебе же легко справиться с ними14;

Не столь могущественно оружие грехов,

(Которые я, пристыженный, щедро наплодил),

Чтобы возродить мне их снова,

Сколь сильна память о смерти Твоей,

Бессмертный Христос,

Чтобы изгнать зло погубителя15.

Чем помешает легкий мрак Божьему дню Твоему?

Как состязаться будет ничтожная мгла с сиянием Твоим, о Великий?

Ужель сластолюбие незрелое слабой плоти моей

Может сравниться16 с Крестом страданий Твоих?

Чем кажутся в глазах Твоих щедрых, о Вседержитель,

Груды прегрешений во вселенной всей,

Коль не кучей земли, легко разрыхляемой,

Пропадающей под ударами сильными,

Иль пузырями капель дождевых,

Лопающимися, исчезающими от излияния щедрой воли Твоей?

Не нужно могуществу и предивному всесилию Твоему

Лишнее время для искупления прегрешений, моих.

Ни мановения ока не нужно;

Ни скорого взгляда мимолетного17,

Ни быстрого взора сверкающего,

Ни легкого мешкания ,

Ни торопливой поступи,

Ни мига, чтоб капля упала

С высоты локтя одного.

Не нужно мига, чтоб в уме линию провести

И чтоб быстрому лучу света пройти,

Не нужно мига, чтоб вдохнуть и выдохнуть.

Из всех сих незначащих и несовершенных

Примеров бесформенных, подобий изменчивых

Нет ни одного столь преходящего иль необратимого,

Сколь груды льдин  грехов моих, о Бог всего сущего,

Которые исчезнут, испарятся, растают

Волею Твоей, Иисусе Христе,

Неисповедимый Сын Бога Живого.

Ты ниспосылаешь и даруешь солнце

Благоволения злым вкупе с добрыми

И льешься дождем равно19 на каждого;

Взвешиваешь и распределяешь

Равномерно и беды пороков.

Тем, кто безгрешен, в великом покое

Ждет даров Твоих —

Поощряя искусом легким.

За небольшие грехи воздаешь уже здесь,

А тех, кто избрал землю долей своей,

Ты милосердно прощаешь,

Попечительствуя им вместе с теми,

Ожидая вечно обращения к Себе.

И Тебе, Всемогущему, слава

Во всех дивных делах,

Творимых с попечительным долготерпением,

Благословенный вовеки. Аминь!

 

 

Глава 75

Слово к Богу из глубин сердца

 

И вот я тону, очарованный,

И совершенно теряюсь, вспоминая

Неизреченные, многообразные, непрестанные

Благодеяния Твои, о Великий,

Что преизобильно, нескончаемо совершаешь Ты,

Что одесную и ошуюю, спереди и позади,

Громоздятся вокруг нас неисчислимо.

Сказанное здесь

Повторяет вновь Духом Божественным вдохновленное

И апостолами изъясненное

Предание, позволяющее всеобъемлюще толковать

Лучезарное Церкви исповедание.

И к сему приложено также слово о неодушевленном

Вещественном строении Церкви,

Которое есть блаженный образ Неизреченного.

 

2

Возношу, дарю отсюда вновь я

Залог восхваления истинного исповедания.

И как некогда по злоумышлению вселукавого

И наиковарнейшего обольщения

Сетью сатаны оторван был я

И изгнан был прочь,

Ушел из рая,

Ныне же единением сим

Истинным и непорочным, с Символом веры —

Залогом воистину благодати Божьей —

Снова я опять

Поднимусь вместе с ним,

Возлечу на крыльях света,

Вознесусь днесь я, достигну небес.

3

И в конце главы моей о вере —

О исповедании Троицы Святой —

Следует по установленным для слов канонам

Увековечить в сей книге моей

Достославную Матерь мою восхваляемую —

Великую и блаженную Царицу Непорочную,

Наисвятейшую из всех девственниц,

В чьей утробе был я зачат

И в духовных муках рожден,

Чтобы оповестить и явить

И племенам грядущим поведать

О мере славы воскуряемой

И по достоинству обожествляемой,

Почитаемой как тело пречистое,

Глава которого — Слово Божие вочеловечившееся;

И чрез посредство слов молитвы этой,

Начертанной Святым Духом,

Которые прилажены мной к скинии света,

Прими меня, Благий, Благословенный,

Искупленным и освятившимся в ней!

Сними с ее (молитвы) помощью

Хулу с души моей

За грехи мои,

А меня, безгрешного, незапятнанного,

Помести под скинией.

Прими немощного меня в доме Давидовом

И перемести оттуда в Дом Свой Божий,

Сообразно гласу пророка,

Что разумеет Тебя, Иисус.

Не делай же вход и выход из Церкви

Для меня лишь пустым и бесполезным,

И не почитай теплоту веры моей

Лишь холодом,

И лобызание приветствия моего

Не полагай чем-то беспутным,

Не приписывай поклонению неблагодарность

И не отвергай неосторожно обожание,

Чтобы не было бесплодным видение образа

И не оставался тусклым внешний вид чуда

Не дай Ты жертве,

Без пламени заживо сжигаемой,

Быть позабытой

И литургии обетования — этой речи моей —

Не дай развеяться на стороне.

Не дай, чтоб вкушение Света Тобою

Обратилось смертью для меня,

А чаша Крови из ребра Твоего

Стала для меня осуждением.

4

Умоляю Тебя, Господи Иисусе,

Одна из сущностей Божественных,

Вкусив которую мы познали

Отца Твоего и Дух Твой Святый,

Ибо именно Тобой мы обучены

Всем порядкам церковным по дару.

И вместе с этим в святилище

Жизни спасенной и благодатной,

За моления нам пожалованном,

Руки воздевши и сердце расширив,

Возношу Тебе, Обитающему там,

Властелину всех и Трисвятому,

Словесный фимиам,

Дарю навеки в сих речах моих

Благодарственных

 

Иное размышление о божественном залоге

В Никее определенного Символа веры

 

5

Прославляем, возглашая с напевами

И песнопениями благословения,

С верою в словесном богослужении

Благоповелительную Причину всего сущего

Троицу Безначальную,

Несравненную по возвышенности,

Недосягаемую по смыслу Своему,

Непостижимую пониманию,

Неощутимую чувствами,

Нестерпимую для тварей.

Мера, которая объемлет вышнее небо

И беспредельность бездны глубинной;

Полнота расточения, преддверие начал,

Единая в Трех неслиянных Лицах

И Тройственная в неделимой сущности одной.

Невозбранимая более, чем мысль,

Вечно длящаяся, всюду простертая.

Неизменно добрая правота непоколебимая,

Цельный образ любви, величие беспримерное,

Высота непреклонная, видение неистребимое,

Благодетельность неиссякаемая, воля твердая,

Повеление живое, спасительное мановение глаз,

Блаженство истинное, упование верное,

Обещание неложное, плодоносный залог,

Благовестие надежное, величие неприступное.

6

Один Отец Сына единственного,

Облеченный Духом Единым,

Наибогатейший Своей добротой

И зла совершенно лишенный,

Громогласно благословляемый и восхваляемый

Неисповедимым величанием прославляемый.

7

Один из Вышних, Имя грозное,

Единочтимый из имущих общение,

Неизреченный из единокровных,

Трисветный из Сопричастных,

Несовокупленный из совершенных,

Устремившийся Своей волею

К Отцу Своему Единосущному,

При содействии Духа Святого

Смиренно снизошел с небес,

Не утративши Славы привычной,

Возжелал войти в утробу Матери —

Богородицы, Девы Пречистой,

В которой и взрастил семя благословенное

На светоносной ниве непорочности.

И совершеннейшей сущностью Своей

В неразделимом единстве

И всепроницаемом смешении

Чудесно сочетал Дух Божественный

С существом твари дышащей,

Тем самым укротил Он дерзость мою

Неотвратимой уздою вразумляющих удил

И, Своей волею предав Себя на Крест,

Вознесся цветок плода жизни

На самый верх Древа Бессмертия.

Был ранен смертельно

В плоть, единосущную с нами

И неотделимую от Божественности,

Чем оживотворил орудие осуждения,

Непрестанно страдал плотью телесной,

Не отделимой от сущности Творца.

Сойдя в мрачные области ада,

Сорвал Он узы, созданные им

Из пут супостата

И, будто пробудившись

От сна дремотного,

Отторг от Себя натиск смерти,

Восстал и ожил, как Бог,

Выйдя из земли, словно хлеб жизни

И пастырь стада словесного.

Был принят верою в мире,

И явился Он ученикам Своим все таким же, как был

Совершенно неизменившимся;

Как пришел цельным —

Целокупным и вознесся отсюда,

Воссел и упокоился на Вышнем Престоле

Родителя Своего с прежней простотой,

С Божественной славою.

И мы исповедуем Бога —

Благодетеля и Господа всего сущего,

Что будет судить всю землю

Справедливым Судом в День Великий;

Сам Он — Начало и сам же — Конец,

Все тот же и прежде, и Он же — и впредь,

В неубывающей цельности

В неприступном царствуя Свете.

8

Благословляем вместе с Отцом и Сыном

Также неделимое исхождение Духа Господнего,

Равночестного с Ними,

Духа, создавшего все и оживотворявшего

Всякую тварь,

Что даже там,

Во вселенской тьме сотворения —

Объявшей мир мгле, —

Носился, живописуя и изображая

Всеобъемлющие воды неисчерпаемые

Моря, разлившегося по земле,

Для претворения в жизнь Таинства

Нынешнего Крещения в светозарной святой купели,

Вначале сотворил, а нынче действует;

Создал и постоянно совершенствует:

Мастерство и чудеса,

Предвидения святых,

Внушения божественные,

Усилия дивные

Пророков, апостолов и вардапетов,

Наставляющих в учении и прозорливости.

Возвел святилище для жертвоприношения

Крови Христовой,

Велел милосердно даровать, как Христос,

Очищение душам и здравие телам.

Крестил — и сильней, чем водой, —

Довольствуясь лишь одним Собою,

Обновил, просветил

И беспрестанно крепнет

Благодеяниями их.

Засвидетельствовал божественность Единородного

В потоках реки Иордан

И, показавшись в виде облака,

Глаголал гласом Отца

На горе Фаворской.

По примеру подобного рода

Стал покровителем рода Иакова

При исходе того из Египта

И при шествии во главе с Моисеем

Жестоким ветром потопил фараона.

Священников готовит,

Мудрецов созидает,

Царей укрепляет,

Отпущение подает,

Животворит умерших,

Обновляя их в воскресении.

Он Сам и есть помазание

Вочеловечившегося Бога;

Всегда равно с Отцом вместе

Обожествляемый

В честь величия Сына;

Бесконечным славословием

Присноблагословляемый,

Аминь!

 

Сказанное им (Григором Нарекаци) о Таинстве Святой Церкви против нечестивых раскольников — тондракитов, новых манихейцев

 

Исповедуем с истинной

И неотвратимой верой незапятнанной,

Приветствуя лобзанием губ,

Возведенную из неодушевленных камней

Сень строения Церковного,

Обиталище Божье,

Что превзошло и небеса

Своим возвышенным великолепием;

Что было создано

Сонмом святых апостолов

И питомцами вышними было воскуряемо,

И служители Слова поклонялись в нем.

Сия сокровищница Жизни,

Взяв начало в вышних покоях,

В месте священнодействия,

В горнице, которую наполнил Дух Божий,

Засверкала там мощью своей

В дни великой Пятидесятницы.

Сначала дому тому пригожему,

Как пример свершения благодати святой —

Церкви сей, издавна почитаемой,

А затем и обитающим в ней

Пожаловал Дух светозарную славу.

Где жертвоприносится49

Кровь Бога Страшного,

От века превосходящая кровь Авеля,

О смерти вопиющую,

Ибо кровь Христова громко взывает

Гласом радования

И возвещает Жизнь бессмертную.

Поскольку не может никто

Нигде под небом и пред солнцем

Отважиться служить

Этому таинству грозному,

Если не будет охраняем крыльями Церкви;

И даже не станет довольствоваться

Это жертвоприношение Тела Господня небесами,

Если не будет иметь как покров

Эту завесу благословенную.

Поскольку по старым законам

На проклятие смерти

Будет осужден муж тот,

Кто вне хорана* сего мученического

Станет Обедню служить Божественную.

Наипаче же будет считаться виновником крови,

Кто не совершал жертвоприношение

Той крови, что является приметой души.

Только однажды смертью Христовой

Омывается здесь человек,

Чтобы не была Божественность

Опорочена невеждами

И не претерпевались бы прежние муки

Просвещенными.

Только однажды рукополагаются они,

Что проявляется в светозарном

И достопочтенном освящении,

Чтобы не примешивался обман

К незапятнанности.

Только однажды очищаются

Скорее милостью, чем покаянием,

Чтобы истина не была сокрыта

Под внешним видом коварства.

Одна лишь вера в выбор грядущий,

Чтобы угроза возмездия не была бы

Чуждой молвою и россказнями.

Один лишь укор справедливый

Каждому из двух естеств наших,

Чтобы не было воздаяние человеку —

Его внутренней и внешней сущности —

За злодеяния или за добро,

Лишь вполовину творимым;

Чтобы не воздалось бы душе лишь одной

В миг бессмертного могущества

Царственного усыновления;

Чтоб принято было

В великолепии Царствия Вышнего

Также земное

И справедливость была бы явной.

Одно лишь упование жизни

На нетленность святых,

Чтобы надежда обетованная

Стала бы в умах внимающих

Убедительной и достоверной.

10

Царица сияобожаемая —

Церковь неодушевленная —

Дарует Жизнь и над смертью властвует,

Как тот плод,

Который должен был вкусить Адам.

В своей неодушевленности

Чудотворит более,

Нежели разумные твари,

Вплоть до того, что

Доводит до совершенства

И утверждает заново,

Живописуя в нас вновь

Образ Славы Света.

Написано также, что она —

Род величия свода Вышнего,

Возведенного гораздо раньше,

Нежели поселились в ней сонмы небожителей.

Она делает души легкими

И тела одаряет

Некими новыми крыльями,

Воздавая вместе с богатством почитаемых душ

Почести и недостойным телам;

Оскверняется она не собственными грехами,

А людьми злыми

И попирается нечестивцами.

Она — некий образ дивный,

Превосходящий представления наши,

Неодушевленный, одушевленным возведенный,

Покровительствующий одушевленным,

Подобно тому как высочайший

Покровительствует всегда низшему;

Она превыше человека,

Как жезл победный выше избранника Моисея

Она превосходит разумного,

Насколько жезл, таинственно расцветший,

Превзошел самого Аарона66;

Она отлична от мыслящего настолько,

Насколько милоть дивная,

Чудесным образом рассекшая реку,

Была отлична от Илии и Елисея

Она вновь дарует помощь

Всесовершеннейшим рукам священным,

Придав им скорее святость, нежели оружие.

Тело вещественное, единосущное камню и земле,

Оно осязаемым тварям и святым тоже родственно,

Подобно живому камню бессмертному.

Церковь может стать причиной

Падения и восстановления многих.

Точно судия над всеми душами,

Проявляет она себя чудесным образом,

Как проклиная, так и благословляя.

Точно видящий невидимое,

Церковь всенародно осуждает одного,

А другого она опекает,

И к себе зовет, имя записав,

Подобно Всемогущему Повелителю сущих.

И точно гора вековечная,

Не боится она ударов врага.

Точно дивным неводом Великого,

Улавливает она души людские.

Следует она невинно, безошибочно

По следам Христа,

С возвышенной величавостью,

Дерзновенно и чистосердечно,

По примеру восхваляемого Христа

С высоко поднятой головою.

11

И так велика святость ее,

Что даже тех, кто создан по Образу Божьему,

Принимает разборчиво по канонам своим.

Если же после долгих испытаний выбора

Осмелится кто-то, согрешив,

В притвор церкви вступить —

Не осквернится она,

Не затаит обиду на неготовых, несовершенных;

Не станет предавать анафеме,

Но смилуется над теми,

Кто не ведает меры благости;

Не истомится она,

Виновной считая себя,

Не омрачится

От наших злых дел.

Не позволит она дважды подойти

При неизреченном Таинстве

Причащения тела и крови Господней,

Как не позволил Христос

Дважды подойти Магдалине

И ухватиться за ноги Его,

Жизнь дарящие,

Чтобы случайно не опорочить жертву.

Могуществом своим сочувствует нам

И сострадает,

Сама нисколько не подвергаясь

Той скверне,

Что трепещет в нас;

И безгласно самовластием своим

Судит она нас, повелевая.

12

Она как ковчег некий священнейший,

Вдвойне блаженный,

Ибо спасет от погибели

В волнах жизни сей

Не только множество бессловесных

Сонмов звериных

И малое число людей,

Но вместе с земными соберет к себе

И жителей вышних, и приведет она

Не к смятения волнам,

А поднимет в выси небесные.

Подобно вскормленнику некоему,

Божьим Духом просвещенному,

Бежит она прочь от лукавства,

И телесные раны говорят

Не о ропоте смертном,

А о благовествовании жизни.

И не действует она по почину Ноя,

А строится повелением Творца;

И не Моисей с Веселиилом81,

А Единородный Сын Бога-Отца

С Духом Святым ее украшают,

Не вечнодвижущейся, присноменяющейся,

А прочной навеки с неколебимой основой

Ее воздвигают.

И опять, как ковчежец из дерева ,

Безмолвный, из досок сколоченный и бесчувственный,

Предводительствует Церковь нами, зрячими,

Будто Образ Бога беспредельного,

В предварении явив нам,

Готовит нам место

В светлой Жизни грядущей.

Тот вместе с Озой погибнет на месте,

В чью душу не проникнет Церковь в виде Креста;

Убьет она, уничтожит тотчас и немедля,

Коль в супряге волов, к земле приверженной,

Подняв, потащат ее по земле на возу,

Точно некий сосуд рукотворный.

Говорит она не устами человечьими,

А словами Ангелов.

Уха нет у нее,

Но слышит быстро и разумеет.

Нет у нее голоса, сообразно глаголющего,

Но заповеди и дела Христовы

Излагает и возглашает

Она  племенам всем.

Нет подвижности связок гортани

Но побуждает она к жизни

Неким дыханием божественным.

Нет сочленений костей и жил,

Но, как некогда неисчислимому войску

Бога Всевышнего —

Оставшемуся в живых полку из воинства

Вооруженной рати иудеев

Велено было сопровождать

Ковчег на расстоянии двух тысяч локтей,

Так и ныне вместе с теми,

Как нечистых, лишенных святости,

Неких распаленных страстями греховными,

Хоть и избавленных от тяжких трудов с кирпичом,

Отстранив от себя,

Церковь сопровождает лишь на расстоянии.

И даже сущность Бога Воплотившегося

Была наречена именем камня сего;

Из рассеченного ребра Христа испили мы все.

Не в жилах текущая кровь,

А сияние Небесного Света,

Пронизав единство Церкови,

Дарит жизнь и хранит вечно новой;

Не попечительство смерти подверженных

Соломона либо Зоровавеля,

А мудрость Властителя всех,

Церковь предначертала.

И не утучняется она рукою Иакова

Елеем простым и всеми вкушаемым,

А освящается кровью Страшного

И славой Великого.

И это не как дом из вещества земного,

А скорее как тело небесное из Света Божьего,

И Господь сынов ее крестит и рукополагает.

И пестует не детей, взращенных в сей жизни земной,

А наследников Царствия Небесного,

Дабы вовлеченных в лоно свое

Передать в авраамово лоно

Жених невесты этой —

Сын Бога Живого.

Дружки на свадебном пиру ее —

Патриархов сонмы.

Сама она забвению предает

Дьявольские высоты идолопоклонства,

Ибо сдружает с Богом Небесным.

Отвергает идолы всех божеств,

Ибо среди всех камней ее

Христу поклоняются;

Разрушает открыто

Призрачные леса волхователей,

Ибо среди всех дубрав мира

По подобию с Древом Жизни,

В Церкви Господь приносится в жертву.

Разбивает она все множество

Дьяволом обольщенных кумиров каменных,

Ибо достохвальный камень рубин

Драгоценными каменьями и стенами живыми

Здесь утверждается.

13

Сей дивный кров богоприимный

Всецело свободен от всякого рабства.

Воспринимается он

Не как образ вышнего Сиона,

А скорее как истинный Сион;

Не как капище, с которым идолопоклонники связаны,

Иль как место осуждения,

С которым связаны ярмом закона,

А приветствуется нами

Как дароносица благодеяний Господних.

Не колеблется никогда,

Преобразуясь в некую иную форму или вид,

А разрастается широко

Все с той же пышной славой;

Она сама — небеса небес

И на земле лучезарно прославляется.

Как невозможно без Отца Христова,

Так и без ее утробы материнской

Невозможно совершенствоваться душою.

Бродит бездомным Непостижимый,

Если в том доме не найдет крова.

Нет места у Него, у Господа всего сущего,

Чтоб голову склонить111,

Если же только, войдя, не пребудет Он здесь,

В этом обиталище жизни.

Более, чем сводом небес высочайших,

Гордится жилищем вещественным сим.

Неиссякаем Свет божественный,

Что был на лице Моисея,

Прикрывшего лицо свое,

И по примеру сему

Церковь закрыли,

Как бы убежав от Славы лица Его.

Подобно сему и те, кто был в храме,

Не успокоились,

Здесь же, в Церкви на торжестве величания,

Свет тот воспевается и восхваляется

Сонмами тварей разумных.

Здесь славословится с мольбою вдвойне

Имя Господне более,

Чем в раю благолепном.

14

Эта матерь духовная,

Небесная, светозарная,

Более, чем земная,

Одушевленная и телесная,

Лелеяла меня, как сына своего.

Молоко сосцов ее — то Христова кровь,

Если даже кто-то напишет

С нее образ Матери Божьей —

Не будет неправ он.

Как знамение Креста Спасения

Могущество разнообразное,

Затеи многоразличные

Чудесно в жизнь претворяет;

Образ страшного Суда

Является сотворенным в ней (Церкви),

Им замкнули уста исступленные

Еретиков чуженравных.

Есть у нее и камни некие,

Одаренные смыслом и разумом,

Которыми тварей зверонравных, нечистых,

Отделив, совершенно изгнав,

Навсегда она отлучает.

Рождает она и неких богов сотворенных —

Святые подобия

Бога Единого, Христа,

И обращена она к востоку —

К первому месту обетованного жития нашего;

Она как бы рукою ясно показывает

Путь пришествия Божьего.

И Господнею притчею о молнии

Напоминает нам, нас поучает:

Спасение будет оттуда, где солнце восходит,

И явится Христос в тот последний день, —

Толкует она тварям земным.

Изгоняет болезни,

Исцеляет недужных,

Осиливает насилие бесов.

Лоно чрева ее — купель животворящая,

В хороводе свадебного пира —

Сонмы апостолов.

Так окрепла в блаженном расцвете она,

Что сама именоваться стала

По достоинству Спасителя именем,

И по имени Света — Матери Божьей —

Близкими Единорожденного была крещена.

Для грешников мятежных

Она — гавань покоя,

Место пиршества —

Для воинства небес,

Для осужденных в сомненье

Церковь — лечебница,

В ней прославляется

Благословляемая всеми

Неизреченная Троица.

15

А ежели кто рукой злонамеренной

Дерзко восстанет

Против Царствия Вышнего

И станет Церковь почитать

Неким вымыслом вещественным,

Либо хитростью людскою,

Либо рукомеслом земным,

Основываясь на предании

О рукотворности ее,

А не Даром Высочайшей Жизни,

Не местом чаяния Бога

И истолкованным Духом Святым

Предначертанием, свет обновляющим,

И благодеянием Всевышнего;

Исполнением вседаяния

И воли Создателя,

Исповедальней воскуряемой

И правой руки апостолов

Благорассудным установлением.

Говоря одним словом —

Не вратами небесными

И градом Бога Живого,

И матерью всех живых,

Свободных от вины;

И точным слепком облика

Видимой разумной природы нашей,

Где познаваемое — намерения души,

И осязаемое — образ тела,

И святыней новою,

Превосходящей неизреченные слова

Старых законов124,

Христовым знамением

Чудно и величаво увенчанной.

Тех, кто не исповедует так,

Отринет от лица Своего

Отец-Вседержитель

Через посредство Слова,

Единосущного с Ним,

Отняв у такого залог милостей

Духа Единославного;

Закроет пред ним

Дверь к брачному ложу сему.

А мы свидетельствуем о том,

Что написали здесь;

Во что мы верили,

То и подтверждаем:

Во имя и во славу

Троицы Вседержащей

И Единого Божества

Во веки веков. Аминь!

 

То — вера моя в Троицу,

А это — исповедание мое

Матери моей Светозарной.

 

 

 Глава 76

Слово к Богу из глубин сердца

 

Боже Милостивый, Всеблагий, Могущественный, Страшный,

Человеколюбивый, Благословенный, Живой, Неизреченный,

Никто никогда не ослушается слова Твоего,

Нет неосуществимого для Тебя,

Даже если это невообразимо для человеческого разума.

Ты властен подать плоды сладкие вместо терниев жестких —

Ты Первоотец этих новых и дивных канонов жизни, —

Ибо благотворить ненавидящему, молиться за гонителя и искать спасение обижающему,

А для убийцы прощения просить — это Тобою дарованные дивные плоды,—

И сладость их неизреченней, чем любой пример.

И приятны они благословенной воле Твоей

И вкушаются восхваляемыми устами Твоими,

Дыхание лиц наших и сила красоты,

Господи Христе, Благословляемый в вышине,

Но люди, земнородные и заблуждающиеся,

От благодатных рук отвернулись ко злу.

А Ты и Сам Свет и Дарующий свет,

Не слышишь проклятий, не нравится зло Тебе,

Не хочешь погибели, смерти не желаешь.

Не возмущаешься в гневе, не предаешься ярости,

Не бьешься в досаде, не помрачаешься в любви,

Не меняешься в милосердии, не преображаешься в доброте,

Не поворачиваешься спиной, не отводишь лицо,

Ты — Свет всеобъемлющий и Образ спасения.

2

Коль очистишь от грехов — силен Ты,

Коль исцелишь — могуч Ты,

Коль оживишь — властен Ты,

Коль дары жалуешь — щедр Ты,

Коль исцелишь — всеискусен Ты,

Коль даруешь — преисполнен Ты благ,

Коль оправдываешь — всеведущ Ты,

Коль утешаешь — всевластен Ты,

Коль обновляешь — Вседержитель Ты,

Коль чудо творишь — Царь вселенной Ты,

Коль вновь утверждаешь — Созидатель Ты,

Коль вновь сотворяешь — Бог Ты,

Коль заботишься о нас — Ты Владыка нас всех,

Коль вырываешь из грехов — попечителен Ты,

Коль помогаешь нам, недостойным, — благословен Ты,

Коль спасаешь от лукавого — Спаситель Ты.

Коль отливаешь из Своего нам — богат Ты,

Коль прежде, чем попросим, — Ты сам подаешь — ,

Не нуждаешься Ты,

Коль послабление даешь нам в беде — усмиритель Ты,

Коль меня, конченого, призываешь — Покровитель Ты,

Коль меня, потрясенного, снова утвердишь —

Прочная скала Ты,

Коль жаждущего меня напоишь — Родник Ты,

Коль выявишь меня, потаенного, — Свет Ты,

Коль полезное откроешь мне — Всеблаг Ты,

Коль невидимыми сделаешь пятна —

Долготерпелив Ты,

Коль не вступаешь в тяжбу с малым сим — великодушен Ты,

Коль мне, рабу, протягиваешь длань — Созидатель Ты,

Коль десницей Своей защищаешь меня — Всерадетель Ты,

Коль отчаявшемуся мне помощь предложишь — то Кормилец Ты,

Коль невежду меня поучаешь — то Наставник Ты,

Коль принимаешь обратившегося к Тебе — Упование Ты.

3

И вот все это Твое, милосердный Господь,

И не только в словах одних,

Но и на деле, претворено в жизнь.

Ты же, Первомученик среди страдальцев,

Муки терпевших,

Чтобы спасти меня,

Ты отважно явился на поле брани,

Чтобы смягчить грубость насилия гордыни тела,

Ты приучал к мукам гнетущим,

И телом безгрешным Своим Ты измерил

Кару за тяжкие грехи плоти нашей,

Чтобы, благоволя к нам,

На деле примером стать для меня.

Благословенный навеки. Аминь!

 

Глава 77

Слово к Богу из глубин сердца

 

И поскольку ныне — день благословенный

Грозной пятницы Пасхи великой,

И обновлением нашей юдоли

Которая, содрогнувшись, разделилась на две равные части,

Содрогнулось и все сотворенное

И перешла в состояние иное —

Неизреченное и небесное:

Что было внизу — поднялось наверх,

Высокое было ниспровержено.

И тогда вот час подоспел благоприятствующий

Писанию моему, напевам этим для голоса стонов,

Смешанных с ужасом и ликованием.

И вот почитаю для себя вожделенным

Я отсюда поведать о том,

Что Ты там, в Твоей жизни земной,

Претерпел за меня, о Бог всех живых.

2

В образе моем Ты встал пред судом человека,

Тобой сотворенного.

Ты, даровавший Слово, не заговорил; не глаголал Ты там,

Ты, сотворивший язык;

Не издал ни звука Ты, сотрясающий землю,

Не закричал Ты, всевозвещающий рог величия;

Ни благодеяниями Своими их не попрекнул,

Ни злодеяния их не изобличил,

Не предал позору предавших Тебя на смертные муки,

Не противился, когда связали Тебя,

Не ожесточился от пощечины;

Когда плюнули — не оскорбился,

Когда били — не возмутился,

Когда издевались — не разгневался,

Когда насмехались — не отвернулся;

Сняли с Тебя платье Твое и одежду, как с болящего,

И снова надели, как на узника, которому нет спасения;

И если бы дважды не испил Он уксуса, смешанного с желчью,

Не излилась бы скопившаяся во мне желчь за былые грехи;

Он в отчаянии отведал, но в смятении тут же

отказался пить;

Разъярившись, отняли губку воины и нагло снова ее поднесли;

Осудили Его на последнее бесчестье —

На битье батогами среди черни толпы,

Понося и ругая, на колени бросили,

Возложив на Него презренья венец.

 

3

Не дали Тебе отдохнуть, Животворец,

А подготовили смерти орудие и дали его Тебе понести.

Принял Ты Крест]терпеливо, взял смиренно, поднял, страдая,

Взвалил на Себя, как грешник, — древо скорби.

Принес на плече Ты оружие жизни, подобно цветку лилии долин

Чтобы от ночных ужасов сберечь

На месте суда, как на праздничном пире,

Созданный Тобой телесный престол сущности моей.

Вывели Тебя, всесожжения Жертву,

И повесили, точно Сабекова овна12,

Как повесили того, подтянув за рога.

Распростерли на крестном алтаре, как заклание,

Пригвоздили, как злодея, прибили, как мятежника,

Тебя, Тишь Небесную, — как разбойника,

Тебя, Величие Безбрежное, — как жалкую тварь.

Тебя, Коему херувимы поклоняются, — как презренного,

Тебя, Закон Жизни, — как заслужившего смерти погибель,

Тебя, Украсившего Евангелие, — как хулителя веры,

Господа и Свершение [речений] пророков — как сократившего начертания13,

Тебя, Славы Сияние, Печать неисповедимой тайны Отца, —

Словно противника воли Родителя,

Тебя, воистину Благословенного, — как изгнанника,

Тебя, порвавшего узы старых законов, —

Как человека, анафеме преданного,

Тебя, огнь поедающего, —

Как какого-то узника отверженного,

Тебя, Грозную Силу небес и земли, —

Как неоспоримо заслужившего кару.

Тебя, Светом неприступным укрытого, захватили,

как земнородного.

4

О, доброты и милосердия Твоего

Сладость и долгожданное благодеяние,

С коими ради меня, неблагодарного раба нечестивого,

Ты, Господь всего, доброю волей и благосклонно,

С радостью принял телом, с нами единым,

Страдания наши, на себя Ты их взял.

И до могилы, где упокоились останки Твои,

Не поступился ничем, был сутью Своей всей Неисповедимый Бог;

Перенесши с неизреченным терпением прежнюю хулу,

Вознесся живой самовластно в светлые выси —

Неистощимый плотью Своей и совершенный божественностью.

С благословенной славой и добротою восхваляемой,

Со славословляемым присно милосердием во веки веков.

Аминь!

 

Глава 78

Слово к Богу из глубин сердца

 

И пав ниц земнородным обликом своим,

Поклонившись долу коленопреклоненно,

Стопы Твои, о Благодетель, животворящие лобызаю,

Вознося Тебе, Великому, пример мольбы.

2

Умоляю Тебя, Единственный Вождь,

Человеколюбивый, Благий, Животворящий, Всемогущий,

Попечитель, Хранитель,

Не обращай в тщету томительные страдания

Спасительных страстей Твоих,

Страстей вочеловечившегося ради меня Бога,

Пусть не втуне пролил Ты пот, смешанный с кровью,

Ночью в день предательства.

Пусть не померкнет благодеяние Света Твоего,

Кое даровал мне, обездоленному,

Ты доброхотно и без выкупа.

Пусть не забудется благовестие о милостях Твоих,

Которое обновили капли из ребра Твоего,

Пусть не будут тщетными плоды страстей Твоих,

Поднесенные Тобою мне, нуждающемуся,

Пусть не кичится искуситель сраженный,

Что присвоил меня — достояние Твое.

Вот и победишь Ты волею Своей стремление дьявола,

Пусть снова дивится он, уж раз изумленный,

Вновь он будет побежден, вконец осужденный.

Не скупись на слова Свои спасительные,

Которые меня, сотворенного Тобой, посвятив Тебе,

Обратят вновь к Тебе.

Творя блага неизреченные,

Неожиданно в час безнадежности,

Когда вовсе исчезло

И прекратилось движение жизни,

Ты, Бессмертный, умер

И обновил тем меня, умершего.

И если Ты отменил правила закона возмездия —

То не запрещай ныне законы

Удобные, легкие, наипаче осуществимые,

О Перводаритель милосердия, Сострадательный,

Благословляемый, Долготерпеливый Царь!

Воздействуй Ты Словом всесильным Твоим,

Которым в давние дни сотворен был свет,

И я тотчас же, преобразившись, обращусь к добру;

И взамен того, что я не тщился  идти вслед

за светом Твоим,

Ты явишься мне вспомоществовать в лучах рассвета

в обличье Отчем,

И буду призван я пред очи Твои, — осужденный раб, — .

Умилостивленный, облагодетельствованный Тобой;

Не нужно Тебе много времени,

Чтобы воздать мне за мои грехи,

Только дай Ты мне, изнуренному,

Лицезреть свет Твой во мраке сердца безнадежного.

Запрети, прегради Ты пути, на которых всегда

Щедро память моя расточает милости Твои,

Сохрани во мне, как дар, след сокровищ Твоих сияющих.

Коими я буду почтен, нарекусь Твоим,

Защищусь Тобой, о Добро беспредельное.

3

Так помилуй меня, Милосердный, умоляю Тебя,

Помилуй меня, о Всесильный, вновь помилуй меня.

Не заменяй родовыми муками злодеяния мои Ты, Благий ко всем,

Не отнимай у меня, злополучного, дарованные Тобою милости,

Не возбраняй дуновение благословеннейшего Духа Твоего5,

Не стирай печать воскуряемую Царского Образа Твоего,

Да не появятся тернии грехов в освященных намерениях моих,

Не обрывай Ты уз единения, связующих

Меня с Тобою крепкою любовью,

Не лишай меня искусства всесилия,

Чтобы язык мог нужное сказать,

Не умаляй  успехов десницы моей,

Чтобы мог я раздавать частицы света Твоего.

Не вписывай в Книгу жизни Свою

Меня, осужденного на смерть,

Не храни и не почитай Своим,

Не напоминай, не хули, не стыди,

Не попирай ногами, не пиши о греховности моей

И не собирай гибельных проступков моих,

Не обвиняй меня, как осужденного,

Не поднимай во мне, как по древу проклятия,

Скверну плоти моей,

Не распускай на мне листьев погрешностей,

Не раскрывай Ты цветов злодеяний моих,

Не предъявляй мне записи о грехах моих,

Не позволяй созреть во мне плодам скверны.

Не исчисляй Ты на сучках —

Сотворенные мною деяния злые,

Не произноси Ты против меня грозные слова, упоминая

безбожье мое,

Не предавай на волю мою заветы души моей, чтоб погнать

ее в плен,

Не прославляй меня здесь, чтобы не судить меня на Том свете;

Чтобы ради жизни сей жалкой, преходящей,

Не пострадало извечное благо;

Недолговечным мигом сей жизни преходящей

Беспредельную славу Ты не измеряй;

И не обращай в юдоль печали и стонов

Ты Жизнь нетленную;

И тенью мрачной сей

Ты не заменяй неизреченный свет;

И не отпускай узды дум моих,

Чтоб не следовать мне стезей кривою;

Узкие мостки нашей жизни

Ты не почитай местом отдыха,

Не держи в тени юдоль мудрости моей,

Грехи грядущие объявляя мне.

Если соберешь злодеяния мои, которым нет числа, —

Я заживо умру;

Если накопишь их в сердце Своем —

Подпалив их здесь, я сгорю без огня;

Коль станешь исследовать нечестие мое —

Не воспротивившись Тебе, я растаю вконец;

Если же грехам дашь расти со мной —

Они изнурят, заглушат меня.

4

Вели, Присновластный, Всесильный,

Удалиться злу, что живет во мне,

Чтобы заменить его благостью Твоей,

Прикажи, Милостивый, Попечительный,

Достохвальный, Негасимый Свет,

Силою Своей беспредельною,

Чтоб утвердилась вновь жизнь сути моей

Под покровом телесным членов моих,

Где, упокоившись, будешь неразлучно жить,

Восседая, страстно Желанный,

В единении с душою моей;

Изгнавши вконец тлен грехов моих,

Обнови меня в непорочности,

Всеживотворящий Царь наш Бессмертный,

Господь Иисус Христос, Благословенный вовек,

Аминь!

 

Глава 79

Слово к Богу из глубин сердца

 

Вспомни меня, Господи, Владыка сострадания,

Любящий справедливость, Истинный Бог,

Взгляни снова  на существо мое,

Вечно склонное к грехам,

Исследуй меня вновь: движенье и ток крови,

Растекшейся повсюду;

Как целитель, приблизься, чтобы увидеть,

Ведь создан я человеком,

С умом незрелым, с несовершенством дум,

О чем свидетельствовал и Ты, видевший небытие,

Ты, один лишь непричастный ко мраку лжи.

И вот вправе я причислить себя

Скорее к провинившимся по-человечьи,

Ошибившимся, оступившимся,

Побежденным вдвойне:

Как земнородные и как смертные телом,

Нежели допустить, чтобы слова Твои были бы ложью.

Ибо воистину Ты сведущ во всем:

И что деяния наши злы и пороки врожденны,

И что не изменятся помышления наши вовек,

Как предсказывал это в притче своей

Мудрец, Духом Святым воодушевленный.

2

Облегчи о, Господи, горечь страданий,

Что уготованы мне, геенной огненной,

Чтоб меня обратить,

В украшение смерти вечной;

Избавь от позорных долгов,

Чтоб предъявить мне,

Бедному, на последнем суде.

Ниспошли мне успокоение,

Уже ранее дарованное нам милосердием Твоим,

Чтобы ужасы невыносимые

Не предстали пред очи мои,

И безнадежное оцепенение не стало

Предпочтительней покаяния животворного, —

Суд грозный, неподкупный и праведный Судия,

Позор ужасный, обвинение страшное, порицание неодолимое,

Беда неминуемая, уныние отчаянное, трепет бесконечный,

Неутешный плач, неисцелимый скрежет зубовный,

Осквернение невосполнимое,

Проклятия грозные Твоих речей божественных,

Конец милосердия и возбранение добросердечия.

И тогда небо совьется и земля с твердью недр поколеблется,

Как нагромождаются валы бурного моря, словно стремящиеся вдаль,

Но, препятствуя друг другу, задерживаются.

И, сотрясаясь и содрогаясь,

Обширная твердь земли

В самых своих основаниях,

Загрохотав от столкновения свирепого,

В глубинах бездны

Выровняет горы;

И, раскалившись, растают

И вещество скал, и все стихии сущие.

Преобразуются небеса, приняв вид нетленный,

И станут меняться творения по сути своей,

Принимая обличье новое;

Тайна деяний наших откроется,

Невидимые пороки наши станут явными,

Образ жизни, внушенный нравом нашим,

На теле нашем отобразится.

Царь Небесный воссядет в Суде с готовым решением кары.

Так горе мне, семижды горе, и снова рыдания,

Равные мерой и весом вот тому числу,

Которое вбирает в себя беспредельность всех других чисел.

Что стану делать я, скорбная душа,

В тот великий день — день отчаяния?

Ибо только вспомню я это, и то страшно мне.

Как некий пророк, представляя нам подобный пример,

Отмечает, что беда неминуема, невозможно ее избежать,

Говоря, к примеру: если кто убежит от льва

И ему встретится медведь,

Убежав от медведя, войдет он в свой дом

И обопрется о стену рукой, то ужалит его здесь змея,

И опять, заново усиливая суть того же видения ужасного,

Он восклицает: «Не мрак ли день Господень?

День мрака и тьмы, день облака и мглы».

3

Когда Ангел-Хранитель, сожитель мой

И надзиратель властный,

По праву меня обвинит

И грозный Воздаятель

По справедливости меня обличит,

Прислужники Царя устремятся безжалостно

Кого к жизни призвать, а кого — осудить на позор,

Кому-то явить лицо улыбающееся,

А мне — показать грозный, ощерившийся лик,

Кому — поднести венец лучезарный,

Другим же — предречь погибель и смерть,

Праведным — подать благовестия голос,

Мне— обещать скорбь бесконечной беды.

Когда исчезнет вконец победа смерти над добрыми —

Для меня, злоумышленника, она все же будет вечно жить;

В какую бы дверь ни стучаться тогда — не поможет никто,

Ибо иссякло милосердие Божье ко мне.

Когда книги дивных чудес, где ныне сокрыты

Все нравы людские, деяния существ человеческих,

Ради которых и существуют все твари, раскроются,

То на теле любого, отпечатавшись полностью, они обнаружатся,

И вот тогда глубины неизреченного попечения Божьего,

Скрытые от понимания нашемго, станут видимы очам нашим

Где ныне плачем и слезами можно небо занять,

Там, как тщету запоздалую, их отвергнут с презрением,

Стенания, не вознесенные заранее сюда,

Там  не достигнут цели,

Милости, скупо-посеянные, ярким сиянием не предварят пути.

Там, где громогласно поносят, выступив против:

Ковчег — первопреступников, скрижали — презирающих Господа,

А грозное знамение — нынешних христиан,

Там, на том же месте ужасном,

Как некий обвинитель законный,

Предо мной раскрывает:

Кто-то — сопричастность к вере отцов,

Кто-то — невидимую скинию страданий,

Кто-то — кровь Великого Бога —

Как многоразличные орудия пыток,

Которые я себе сам уже здесь подготовил.

Чем утешиться мне, коль надежда иссякла?

Ибо, если воинство Света вместе с сонмом праведных,

Прославленных блаженством, трепещет, дрожа,

Не в состоянии вынести вида страшного Суда,

Как же несчастный, забывший Заветы,

Сын погибели, я там покажусь?

Ведь там я не только не буду увенчан —

Но и невыносимо тяжкой будет кара моя,

А утрата моя — невосполнимой.

4

Так поспеши же, Наищедрейший, Мощь Неизреченная,

Протянуть руку спасения мне, пленнику смерти,

Чтобы с помощью Твоей мне вернуться вновь от ворот ада

И, подготовившись и распорядившись,

Обезопасившись, избежать наказания,

Предвидя уж здесь мысленным взором события грядущие,

Довольствуясь тем, что услышу лишь крики ужаса

От мук бедствия, страшные вести,

И, спасшись волею Твоей благой, выживу я.

Да не буду я отдан тем детенышам льва,

Которые просят Тебя дать им меня на съедение,

Чтобы размолоть меня клыками хищными;

Чтобы наполнить мной чрево смерти,

Меня, вскормленного здесь, тащат растопить

И неприкосновенно хранить, как запас,

Чтобы навеки уничтожить меня.

И лишь только Ты можешь вырывать

Из клыков смерти для жизни, блаженства,

Упование всех, Лучезарный Царь,

Бог Иисус Христос, Благословенный вовек. Аминь!

 

Глава 80

Слово к Богу из глубин сердца

 

И вот после стольких отчаянных,

Грозных слов безнадежных

И гнетущей суровости Божьего гнева,

С душой тоскующей, вконец опечаленный,

Молю я Тебя, Богородица Святая,

Посланница людей, Херувим с плотью живой,

Ты — Царица Небесная, Непорочная, как воздух,

Чистая, как свет, Неоскверненная,

Подобно образу утренней зари небесной,

Вознесшаяся над скинией нетронутых святынь,

Блаженное Место обетования, Едем одушевленный,

Древо Жизни бессмертное, огражденное пламенным мечом,

Усиленная и Осененная Всевышним Отцом,

Подготовленная и очищенная сошествием Духа Святого,

Украшенная и превращенная в скинию обитанием Сына.

Единородный Отца, Он и Твой Первенец,

Твой Сын по рождению и Господь все сотворивший.

Наряду с непорочной чистотой Ты безупречно добра,

С совершенной святостью Ты и Заступница попечительная,

Прими же мольбу и прошение мое, моление исповедника Твоего,

Вознеси, подари, примешав к ним мои прежние хваления Великому.

Переплети, соедини горькие сетования мои, сетования грешного,

С Твоими блаженными, воскуряемыми ладаном просьбами,

О Древо Жизни с благословенным Плодом!

Ибо помощь и благотворение всегда от Тебя,

И, уповая на пречистое порождение Твое и просвещаясь,

Жить буду я для Христа, Сына Твоего и Господа.

2

Помоги мне крыльями молитв Твоих, исповедуемая Мать живущих,

И сделай мой исход из юдоли земной немучительным,

Чтоб перейти жить в обители, Тобой подготовленной;

Сделай легкой  кончину мою, кончину обремененного беззаконием,

Преврати Ты в праздник радости день бедствия моего,

Ты, излечившая Еву от мук родовых.

Заступись, проси, умоляй, ибо Ты неизреченно чиста.

И посему вот, я верую, слова Твои будут приняты.

Помоги слезами мне, бедствующему, благословенная из Жен,

Преклони колени, чтоб умиротворить меня, Ты, родившая Бога,

Позаботься обо мне, обездоленном, о Алтарь Всевышнего,

Протяни руку мне, падшему, о Храм  Небесный,

Восславь  Сына Собою, чтобы Божьим

Чудодействием Он даровал мне искупление и милость,

О раба Божья и матерь Егo!

Да возрастет чрез меня Cлава Твоя

И да явится чрез Тебя спасение мое,

Если Ты найдешь меня, о Матерь Божья,

Если смилуешься, о Дева Святая,

Если обретешь меня, потерянного, о Непорочная,

Если за пугливого, меня, заступишься Ты, о Блаженная,

Если пристыженного, меня, выдвинешь вперед, о Благодатная,

Если за меня, безнадежного, станешь ходатаем, о Дева Присносвятая,

Если Ты Меня, отринутого, приблизишь к Себе, о возвеличенная Богом,

Если окажешь мне милосердие, о отметающая проклятия,

Если Ты меня успокоишь в волнении, о вечный Покой,

Если отвратишь возмущение и смуту, о Примирительница,

Если заблудшего, меня, спасти постараешься, о Достохвальная,

Если за меня вступишь Ты в бой, о смерть отвращающая,

Если усладишь Ты горечь мою, о Сладость сама,

Если мой разлад с самим собою уничтожишь Ты, о Мир,

Если истребишь Ты скверну мою, о попирающая порчу,

Коль спасешь меня, преданного смерти, о Свет живой,

Если прекратишь звуки плача моего, о Наслаждение,

Коль вновь восстановишь меня, сокрушенного, о елей жизни,

Коль на низвергнутого, меня, обратишь Свой взор, о Божественная,

Если с состраданием Ты встретишь меня, дарованный Завет,

Благословенна Ты лишь устами непорочными, языком счастливых,

Одной лишь капли девственного млека Твоего

Довольно, чтоб, оросив меня, дать  силы жить мне,

О Матерь Всевышнего Бога Иисуса, Творца всей земли и небес,

Неизреченно родившая совершенного телом

И завершенного божественностью Своей,

Прославляемого вместе с Отцом и Духом Святым,

Сущностью и неисповедимостью с нами Единого.

Он — все и во всем, как Один из Троицы,

Которому слава во веки веков. Аминь!

 

 Глава 81                     

 Слово к Богу из глубин сердца

 

Вместе с молениями Богородицы

Прими, Милосердный, возносимые ввысь

Молитвы и просьбы бессмертных Ангелов лучезарных,

Которые обо мне в непрестанном попечении

Устами святыми немолчно молят.

Ангелы эти есть само добро, Тобой сотворенное, о Благодетель,

Непривычные ко злу, созданы они волею Твоей всемогущей,

Воинство сильное, подвластное Тебе, о Всевышний,

Святые, чистые, непорочные, благословенные,

Благолепные, победоносные, непобедимые

И быстрые, как полет созерцательных мыслей.

2

Лишившийся плодов куст смоковницы, бесплодной

В течение трех лет, что вмещает в себя

Извечность времени: прошлое с настоящим и будущее,

Долгая праздность, обосновавшаяся в саду мира сего

И украшенная суетной листвой, лишенной плодов, —

Вот это подобие жалкое рода людского.

Ангелы — посредники и распорядители его,

Они постоянно витают вокруг нас, сочувствуя нам в страданиях наших,

Ждут сопричастия нашего в благоденствии

И, вечно живые, молятся за нас, за наше спасение,

Повторяя слова: «Дело рук Твоих Ты не оставляй».

Ибо воистину о нас мольбы  сии,

Тобой, Благодетельный Бог,

Им внушенные, просьбы за нас.

Ведь словом они Твоим созданы,

И мы рукою Твоей сотворены.

И придут они с Тобой, Единородным,

Как свидетели страшного Суда воздаяния

И правдивые обвинители преступлений наших, нас, земнородных,

И откроют пред Судом грозным правдиво, как управляли нами,

И оттуда вот будут сострадать, увещевая воздыханиями,

И беспрестанно петь грозным голосом:

«Умилосердись и не погуби, ведь Ты их создал».

3

Вместе с восхвалением гласа просящего бессмертных Небожителей,

Вслушайся Ты и в нашу мольбу, о Создатель всего!

Ты, что превзошел добротой Своей как небородных, так и нас, земных.

Ибо властен Ты делать добро как нам, так и им.

И ныне, чтобы приноровить нас к непорочным этим, чудозрачным и бестелесным,

Безупречно чистым, невинным, пламеобразным, бесплотным и необоримым,

Что одарены вечнорастущим обилием добродетелей

И блистающими знаниями неисчерпаемыми,

Согреты неубывающим теплом,

И сердца их, горящие врожденным жаром боголюбия, — присовокупи

К неразгорающемуся пламени наших хладных сердец,

Дай разгореться им ярким пламенем

На священном алтаре великого Таинства,

Что в храме Твоем,

Чтоб неусыпно и не мешкая ждать повелений Твоих

И блаженной животворящей воли Твоей, о Всесоздатель,

И херувимскими добродетелями пристать неразлучно к Тебе.

 

Ангелы —великая Держава небесная,

Воинство чистое, грозное Твое, о Бог в небесах,

Свободно рожденные служители Твои,

Искры яркие в Твоем облаке света!

4

Так и меня, грешного, земнородного,

Молитвами Ангела моего возлюби и помилуй, Иисусе,

Обрати меня, Господи, к добру, к светлому следу Твоему,

Чтобы Завет заступничества души моей,

Которой доверил Ты назиранию его,

И тот принял от Тебя в жизни сей, чтоб

С ликующим сердцем, радуясь за меня,

Необвиненный, благословляемый Тобой,

С веселым ликом, с наслаждением

Тебе, Небесный Царь, Слава Недоступная,

На праздник бдящих сил, в хороводе веселом,

Поднеся, подарить, Благословенный и Милосердный,

 

И Тебе, Неисповедимому, вместе с Отцом Недосягаемым

И с участием Духа Неизреченного

Подобают слава, честь, поклонение

Во веки веков. Аминь!

 

Глава 82

Слово к Богу из глубин сердца

 

Господи Боже, Благодетельный Царь Многощедрый,

Прибежище жизни, Лик светозарный, Отдохновение полное,

Что ради меня, грешного, явился и воплотился,

Сотворил дела неизреченные, дивные

И совершился, принял вместе с телом бренным

Божественность завершенную.

2

Во имя апостолов святых, рукоположенных Твоей необоримою дланью

И помазанных Духом Твоим Святым,

Которым хвалу по заслугам их и по силам моим,

Во славу Тебе, Господь всех живых,

Воздал я в своем ином слове,

Сжалься надо мною во имя любви к этим избранным

Или чрез них укажи мне стезю,

Что ведет к блаженству желанному.

Добрый пастырский глас их да слышится мне,

Как приветствие жизни сладостной,

И да выпадет мне в удел и надежда на спасение нетленное

С теми, кто стали предводителями жизни, перводарителями сана,

Сонмами славных, реками жизни,

С громогласными благовествователями, властителями знаменитыми,

С украшенными венцом лучезарным,

С освященными неотъемлемой красой благодати могучей,

С исполненными живящего елея света Господнего.

3

Вместе с учениками великой заповеди Твоей,

О Христос, Бог Всевышний,

И мучениками, отличившимися подвижничеством своим,

Которые смертной, многомучимой плотью своей,

Страждущими и немощными своими членами,

Земнородным, из праха сотворенным своим существом,

Противоборствуя всем сущностям и частицам,

Увенчаны были, вознеслись, возродились душой;

Которые отважно поднялись с земли, как сказал пророк,

И стали истинными свидетелями многотрудной смерти;

Которые даже в миру смогли ясно узреть

Блага несомненные: невещественное, невидимое, тайное;

С учениками апостолов и сострадателями их,

Своими делами, полнотой совершенства равными им,

Которые ныне парят в хороводе блаженства вечного;

Вместе с мольбами их, угодными и приемлемыми,

И в уважение их труднореченных прошений,

Которые орошены были кровью и потом, что ладаном благоухает

Прими меня вновь к Себе, утверди,

Приобщи с ними к Спасению нетленному.

С теми, кто, омытые кровью, прошли чрез огонь и меч,

И последователями Твоими, о Сыне Божий,

Святыми отшельниками и отцами-пустынниками,

С отвагой неодолимой и воздержанием непреклонным

Сражающимися храбро с лютой гордыней насилия  плоти

(Чем и был изгнан Велиар бесплотный),

В непрестанной борьбе на ристалище жизни мирской,

Не боясь утомления от тягот ее,

Влекомые из шири бурного моря мира сего

Легкими душами со скинией тяжкою тел,

Достигли они тихой пристани жизни.

И, как возлюбившие Вышний Удел,

Забывая о том, что позади,

Они смело возложили на главу себе победы венец,

Украшенный поистине светозарною славой.

Ради достойных их просьб, священным заступничеством их,

Вместе с ними прими и меня,

Самого грешного средь осужденных.

5

И вот, переплетя нечистые речи мои

С мольбой величальной упомянутых выше блаженных,

Что славят Тебя,

Которые обо мне на радость Тебе вечно вопиют,

Вместе с ними и я вознесу мольбу,

Подобно тому как горечь кладут вместе со сладким,

Или как колючее сочетается с гладким,

Уродство — с красотой,

Или же тина — с блестящим жемчугом,

Или же прах — с чистотой злата,

Или камни простые — с ясным серебром,

Отрицание — с истиной

Иль песчинка, попавшая под зуб, —

С кусками мягкого хлеба.

Так внемли, Всемогущий, Всесильный, Восхваляемый,

Им ради меня,

Мне ради них.

Им во хвалу,

Мне во спасение,

Ради славы Твоей,

О Всемилостивый, Благодетельный, Благословенный,

Долготерпеливый, Могущественный, Неисповедимый и неизреченный,

Нетленный и Несотворенныи. Все милости и дары — Твои,

Ты — Начало и Причина всех благ,

Не осуждаешь Ты, но вызволяешь,

Не губишь, а обретаешь,

Не умерщвляешь, а оживляешь,

Не изгоняешь, а собираешь,

Не предаешь, а даруешь жизнь.

Не погружаешь, а поднимаешь,

Не низвергаешь, а ставишь на ноги,

Не проклинаешь — благословляешь;

Не мстишь, а благо даришь,

Не обездоливаешь, а утешаешь,

Не вычеркиваешь, а вписываешь,

Не колеблешь, а утверждаешь,

Не топчешь ногами, а ободряешь;

Не измышляешь Ты причин смерти,

А ищешь способы жизнь сохранить,

Не стремишься Ты истреблять,

Но милосердно спасаешь;

Не забываешь Ты попечения.

Не отступаешься от добра,

Не ставишь помех Своему состраданию,

Не выносишь решения о гибели,

Но завещаешь свободу;

Не вызываешь к Себе вражды Своей щедростью,

И за милости Твои не оклевещут Тебя,

За дары Твои Тебя не ругают,

Не упрекают Тебя, что одаряешь Ты зря.

Неосуждаем Ты за долготерпение,

Не хулят Тебя за всепрощение,

Не порицают Тебя за доброту,

И не пренебрегаем Ты за мягкость Твою,

И за все это не ропот,

А хвала немолчная воссылается Тебе.

Отпусти грехи мои, Всемогущий,

Разреши от проклятий, Благословенный,

Очисти от долгов моих, Милосердный,

Уничтожь преступления мои, о Благий,

Протяни мне перст попечения —

И тотчас совершенным я стану,

Что может быть легче этого для Тебя, о Господи,

И для меня, грешного, важнее?

Так живописуй снова, о Благодетель,

Тобою сотворенный образ мой,

Вдохни в меня вновь Твою всеочищающую благодать,

Дарующую свет и возрождающую дыхание,

Чтобы сберечь мою многогрешную душу.

6

Не ускоряй, о Милосердный, наступление последнего дня ,

Чтобы не пришлось мне, беззащитным и с руками пустыми

Следовать но пути нескончаемому,

В час жажды не дай мне чаши, полной желчи.

Не отними у меня благоденствия пользы духовной,

И, подобно нежданному, ужасному нашествию кочевников,

Пусть не грянет ночь моей смерти.

Жгучая лихорадка в час неприуготовленный

Пусть не подсечет корни мои и не иссушит их,

И пусть напасти лунатизма, постигнув меня,

Не повредят мне тайно;

Пусть не сохранится во мне лед греха

И не смоют, не унесут меня стремительные потоки жизни мирской;

Пусть покой не несет мне с собою смерть

И забытье не препровождает к уничтожению,

Пусть сон не станет причиной погибели

И дрема не вызовет тления;

Пусть кончина не постигнет меня в час неподобающий

И душа моя, возносясь,

Не падет, столкнувшись с препятствием.

7

Ты Господь, Ты милосердный, Ты благодетельный,

Ты Долготерпеливый, Ты Всесильный,

Во всех делах непостижимых Ты неизреченно могуч,

Ибо можешь очистить от грехов, спасти, животворить,

Озарить и вновь восставить.

Ты возвращаешь к жизни,

Вырвав из клыков хищного зверя и зубов драконов,

Из глубин бездны выводишь к радости света

И спасаешь утопающего из пучины грехов,

Дабы со славою посадить рядом с блаженными праведниками.

Каждая душа ждет Тебяс надеждой и упованием,

Нуждаясь в Твоей благодати,

Как жители небесных селений, так и земляне,

Как те, что пали из-за греха, так и восставшие в праведности,

И Господин, и слуга, и госпожа, и служанка.

В Твоих руках душа всего живущего.

Вечная слава Тебе вместе с Отцом и Духом Святым. Аминь.

 

 

Глава 83

Слово к Богу из глубин сердца

 

Великий, Неисповедимый, Сила грозная, Владыка тварей всех,

Царь Небесный, Творец Ангелов, Вместилище разума,

Распорядитель Небожителей, Глава духов добрых,

Десница упования, Тишь покоя, Видение света,

Сияние радостное, Путь к блаженству, Причина жизни.

Орудие разума, Спасение без зла, Предводитель мира,

Ограда прочная, Стена защитная, Решетка благословенная вся из пламени,

Рубеж незлобивости, помяни Ты добром тех из рода людского,

Кто враги мои, тех, о которых в книге скорбных песнопений слова покаянные,

Совершенствуй Ты их, отпусти им грехи, смилуйся над ними.

Из-за меня, Господи, не гневайся на них,

Различи в них хулителей зла, что справедливо

Обвиняют меня и прости преступления их!

И когда все мы явимся к Тебе, о Правосудный,

Злодеяния некоторых, может быть, будут и малы,

А осуждение их — справедливо.

Мои же пред Тобой, Вседаритель-Господь,

Прегрешения без меры, и несть им числа.

2

И взирая на унижение мое,

Вспомни, Господи, Ты величие Свое,

И когда я прошу у Тебя доброты к ненавистникам моим,

Ты по величию Своему неизреченное чудо с ними сотвори.

Не погуби Ты жалящих меня, а преобрази их:

Отняв у них нрав гнусный, земной,

Укорени благо в них и во мне;

Наипаче же Ты Упование и Свет, а я — глупость и тьма,

Ты по сути Своей восхваляемое Добро,

А я всецело — немощное зло,

Ты—Владыка всего, что внизу, и небес,

Я же не властвую над дыханием и душой своей,

Ты, Вознесшийся, отдалился от нужд,

Я же изнурен, вечно в опасности;

Ты поднялся выше пороков земных,

Я же — презренное брение скверны,

Ты, как речет пророк, пребудешь всегда в беспредельной выси,

Я ж погибну навек, по его же словам.

Нет в Тебе совсем ни тьмы, ни коварства,

А я, не сдержавший обетов своих, весь— коварство и тьма,

Выведи меня из темницы моей, развяжи на мне Ты узы мои,

Избавь от цепей, спаси от удушья, помоги в отчаянии,

Разбей Ты оковы, выручи из осады, отмети сомненья,

Ободри меня в скорби, успокой в беде, утешь в печали,

Примири в возмущении, исцели от рыданий, отврати от вздохов,

Отдали от грусти, облегчи мой плач,

Бог милосердия и Даритель благ,

Не пренебрегай и не губи вконец

Меня, искупленного кровью Твоей, о Всесильный,

Обнови меня, доплывшего до берега смерти,

Избавь от болезни, сулящей множество бед.

3

И вот скопились, нагромоздились круги лет моих суетных.

Как только пришел я в этот мир —

Стала явной тотчас негодность моя.

Из утробы моей матери вышел на ниву я,

Как терний придорожный по тропкам греха.

Не стань для меня жалом разящим,

Каким был Ты там для рода Иудина или сына Ефремова.

И поскольку я вместо добрых семян пшеницы

Посеял в душе своей траву колючую,

По природе своей ядовитую и дурманящую,

Что, по словам Писания, древнее Евангелия.

Как же не назвать мне себя полем скверным,

Заглушенным терниями грехов, вызывающих проклятия?

Не посеял я праведность, как сказал Осия,

Что нынче пожинать, как собрать мне жизни плоды?

Измялись девственные сосцы чистой души моей.

Как сказал это пророк об Израиле,

Ты властен, о Господи, сделать все, как было.

Я расправил и расширил ложе для похотливых злых сил

В угоду нраву порочному Иуды,

Но в руках Твоих, Господи, призвать

Вновь меня к прежней воздержности.

Уж если телесное приобщение к Провидцу

Сделало непорочной блудницу,

То, духовно объединившись со мной,

Ты, Спасение мое, вдвойне очистишь меня.

Если солнце неодушевленное,

Созданное Тобой для управления землей,

Может осушить болота смрадные,

Довести до зрелости недоспелый плод,

То, Творец всего, Дух Божественный,

Сколько ж можешь Ты тины злых сил, скверны,

Гноя нечестия собранных грехов враз истребить!

Вот посему я заблаговременно спешу упросить Тебя

В сих речах моих

О добре для тех, кто ненавидит меня,

Дабы я, отвергнутый, зловредный, осужденный на смерть,

Не был отринут от очей Твоих всепопечительных,

О Всемогущий, Милосердие благословенное!

Так оживи меня, многогрешного,

Чтоб сутью души своей я всегда думал о божественном.

А просить Бога для добродетельных — закон природы,

Непринужденной волей все вечно стремятся к тому.

Ибо исполнить первое воистину всяк будет в силах;

А если встретишь второе, наряду с первой заботой

Это согласно с Твоим, о Боже, велением.

Вот поэтому я написал мольбу о врагах моих прежде,

Нежели о добре, что должно воздать благотворителям.

4

А нынче вспомни тех и воздай вдвойне

Тем, что, вознесшись во имя Твое,

Меня, недостойного, приняли в свой круг,

И ниспошли, Господи Наищедрейший, Благодетельный, Незлобивый,

Награду праведника и награду пророка.

И хотя я всегда лишен был заслуг,

Ты воздай им по вере их, по надеждам и упованиям,

Которые на меня, на грешного пленника,

Со здравою волей они возлагают,

Будто я полностью в тайниках души

Частицы животворные Твои сохраняю.

И меня, виновного, кому не укрыться от взоров Твоих

И не избегнуть справедливого взыскания Твоего,

Подойдя, очисти с беспредельным милосердием, добротой Твоей,

Чтоб избавить от позора на вселенском Суде!

Любимцы Твои ради Тебя

Видя пристойность облачений монашеских,

Хотят  воздать мне, недостойному, почести пышные;

Не зная о тайных пороках моих,

Считают блаженным меня, жалкого.

Ты же, всевластный Даритель всего,

Благословенный Человеколюбец, добрый ко всем,

Ради горя моего, горя несчастного,

Согласись с ними ради веры их,

И в день грозный воздаяния последнего

Всеискушенным выбором Своим

Пожалуй Ты им, прими, одари их

Нетленным величием Своим и венцом неувядаемым.

5

Ибо для меня, раба голодного,

Ты — залог бездонного и неиссякаемого

Сокровища Спаса Великого,

Пустив в оборот который

В торге прибылей и даров небесных,

По словам Твоим, богаче мы станем и будем в почете.

Проведи мне рубеж — воды тихие,

Дай твердость мне, Неизменный, готовность и веру,

Определи, Благословляемый, мне незыблемость надежды, опору,

Дай, Всепопечительный, несомненную защиту мне,

Мне, колеблющемуся, подари блага безмятежные,

Мне, сомневающемуся, — упование на свет,

Мне, скорбящему, — блаженство великое,

Мне, отчаявшемуся, — вспоможение жизни,

Мне, покинутому, — покровительство верное,

Мне, отступившему, — восхождение непреткновенное,

Ибо все, о чем я прошу, принадлежит Тебе

И от Тебя всё. И через Тебя распределяются

Все силы и нужды всех сущих.

И пристала Тебе слава во веки веков. Аминь!

 

Глава 84

Слово к Богу из глубин сердца

 

Царь Небесный, Венценосец Всевышний,

Владыка всех сущих, Упование всеобщее,

Создатель видимых, Творец небожителей,

Источник сотворения, Устроитель грядущего,

Света даритель и утра Причина,

Подготовитель завтрашнего дня, Проявитель вечера,

Производитель мрака, искуснейший Мастер,

Начало мудрости, Чистота благословенная,

Плавильщик грехов, Гонитель недугов,

Разрушитель горечи, Хранилище покоя,

Изобретатель отдохновения, Распорядитель сна,

Извечный Порядок дыхания, Долговременность чувств,

Даритель упокоения, Рассеиватель бредней,

Преобразитель мечты, Победительь ужаса,

Смена печали, Предотвратитель резкой боли,

Разрушитель сомнений, Успокоитель волнения,

Устрашение коварства, Каратель злых сил,

Гонитель скверны, Душитель соблазнов.

 

2

Оборони сотворившею небо дланью Своею,

Утверди возведенной десницей Своей,

Обними вседержащими руками Своими,

Укрой божественным покровом Своим,

Укрепи попечением всевышним Своим,

Окружи, огради сонмом бессмертных,

Прикрой со всех сторон хороводом Ангелов Своих;

Изгони Ты противника моего воинством бдящих сил Твоих,

Мольбами Матери Божьей поддержи меня,

Назначь мне в охрану рать первенцев Твоих.

Вместе с очами на лице открой также и мысленные очи мои,

Вместе с дыханием моим встряхни и оцепенелость от тяжких грехов,

Изыми, Господи, из чувств моих несмышленость закоренелую,

Разорви, Благодетель единственный, толщу покрова моего.

Вместе с началом появления света

Ты милосердие Cвое прояви,

Ты солнце праведности Твоей вместе с восходом солнца

В смятенное сердце мое привнеси,

Лучи Твоей славы факелом зажги в келье разума моего,

Знамение Креста Твоего пусть распространится

По всей душе и по телу моему.

И ныне вручаю Тебе Тобой приспособленную

Скинию мою с сохранившейся в ней душой моей.

Ибо Ты — неисповедимый Бог,

Щедрый ко всем и сущий во всем.

Благословляемый присно. Аминь!

 

 

Глава 85

Слово к Богу из глубин сердца

 

1

Так как неусыпное бодрствование нашего

тела без веры

Ты полагаешь за сон,

А молчание забытья глубокого благодаря истинной вере в Тебя —

Пристально устремленными на Тебя очами –

Посему даруй мудростью Духа Твоего успех предпринятому мною труду,

Что сопровождается стенающим гласом моих молений.

Укрепи меня, Господи, в рвении

К делу благому, подвижническому и отважному,

Будь соучастником в слабости моей,

Облегчи начало работы моей,

Ускорь, о всегда Могущий, предстоящее мне предприятие,

Споспешествуя полному его завершению,

Дозволь мне с радостью прийти к окончанию труда,

Предуготовь мне встречу с надеждою,

Будь спутником мне на пути,

В полете возвышенном побуди меня поскорее достичь полезного,

Будь одесную меня при опасности тяжкой,

Дай голос услышать Твой в мгновения страданий душевных,

Дланью Твоей спаси меня в час погибели,

Перстом Твоим помоги мне в несчастье,

Уничтожь помехи и пагубные препятствия,

Придай мне мощи, как Аввакуму, прислав Ангела Своего,

Вложи мне слово в уста на судилище многолюдном,

Насади во мне мудрость, когда испытание наступит,

Осени чудно меня облаком воли Твоей,

Укроти древом жизни Твоим бурю моего моря,

Обуздай его — образ жизни моей земной повелением Твоим,

Ибо, если Ты захочешь явить Свое милосердие на море,

Даже воды станут тверже, чем камень,

Если же пренебрежем Им на суше,

То из глубин хлынет

Словно разжижившаяся и потрясется твердь земная.

2

Так прими, о Иисусе, книгу молитв моих, как Тебе угодную,

И преобрази опасные преткновения мои в упование великое.

Подобно тому как во времена потопа

Те, которые жили на ровных пространствах земли,

Без забот и без страха,

Но и без милосердия Твоего, погибли,

А те, что, опираясь на имя Твое, о Милосердный,

Оказавшись под сенью деревянного ковчега

С хитро соделанным многоколеблемым днищем,

Были спасены,

Так вместе с ними и меня — вечно колеблемого молящегося.

От опасности человеколюбиво избавив,

Введи в пристань мира.

Принеся с собой дары духовные — плоды Твоей милости –

И оставив, согласно сказанной Тобою притче,

Эту тянущую меня внизу тяжесть долгов,

Я окончательно и неразлучно соединюсьс Тобой,

О Господь, благословляемый вечно.

И пречистые духи бесплотные

Вместе с мучениками земными —

Которые испытаны были водой и огнем и в мир иной отходя

Просили за нас, оставив нам память о помощи, —

Присоединившись к этим молениям

И вторя нам в голос один,

Скажут с нами вместе: да будет, да будет!

 

 

Глава 86

Слово к Богу из глубин сердца

 

Ради этих стенающих, скорбных плачей многообразных,

Сочиненных и расположенных по порядку,

Сжалься над душами всеми,

О Царь восхваляемый и долготерпеливый,

В особенности над теми,

Кто лишился надежды на спасение жизни,

Кто уснул неготовым,

Со светильниками, от недостатка масла угасшими.

Поэтому вспомни, Господь милосердный мой,

И сочти меня правым по той причине,

Что во славу Твою, о Великий, Дивный и Страшный,

Ты естество человека создал

Из противоположных вещественных начал,

Одних легких, а других тяжелых,

Одних прохладных, а других огнистых,

Чтобы, примиряя несогласие  противоборных начал,

Благодаря подлинному их равновесию

Мы праведными могли бы назваться.

Так, согласно суждению сему благому,

Коли, ввысь возносясь с частицами легкими,

Не забывали бы мы и нашей склонности вниз, к глине,

И приняли бы венец подвижничества.

Но поскольку уклонились мы от закона этого,

То, скатившись, подобно животным,

Припали к земле по своей бренной природе:

Одни — пороками, другие — жестокостью,

Третьи — страстью к любимым кушаньям,

Подобно зверю ненасытному,

Вечно связанному с естеством нашим.

Бывает, что одно из четырех начал,

Взлетев в прыжке, неуловимом, необузданном,

Вон умчится, неукротимо возгордившись.

Если благодаря частицам огня, что есть в нас,

Мы воспылаем жаром любви к Тебе,

То холод, всегда живущий с ним рядом,

Помешает сему, став препоной добру;

Если же воспарим мы к Тебе

Нашим естеством, духовным, воздушным,

То тяжесть начала, плотного, бренного нашего существа,

Потянув нас вниз, воспрепятствует этому.

2

Побежденный со всех сторон и вовсе изнемогший,

Я, словно калека немощный, был отринут, загублен, изгнан

И, истощенный испытаниями многими,

Попал во власть смерти.

Посему, лишившись даров благодати,

Я свой взор устремил к милосердию,

И с лицом пристыженным,

Я, в ком заключены все,

Молю о всех мертвых, что живы для Тебя,

Ибо всегда Ты можешь найти целебное снадобье

Для погибших, которые, подобно мне, мертвы.

Все возможно Тебе, тем более

Что вместе с неослабевающим могуществом Твоим

И желание Твое приятно Тебе.

3

Соединением друг с другом

Этих двух славных и возрождающих благодатей —

«Могу» и «хочу» —

Да уничтожены будут уныние и отчаяние рода грешников

И да прибудет благая весть Твоего повеления об исцелении душ,

О Господь всех, благословляемый вечно. Аминь!

 

 

Глава 87

Слово к Богу из глубин сердца

 

Поскольку я подошел к завершению

Скромного завещания — книги скорбных этих песнопений,

Сделай, о Господи,

Чтобы с молитвенными словами и самоосуждающими укорениями

Исчезли и заключенные во мне порочные привычки.

Ибо Сам Ты изъяснил благую весть,

Внушившую мне, осужденному, надежду,

Когда сказал Ты:

«Нет воли Отца вашего Небесного,

Чтобы погиб один из малых сих».

И еще: «Воля же Отца Моего есть та,

Чтобы из того, что Он Мне дал, ничто не погибло».

2

И вот благословляем Ты за милосердие Твое,

Восхваляем всегда за благословение Твое,

Чествуем за долготерпение Твое,

Известен Ты попечением Твоим;

Проповедуем как Господь-Искупитель,

Возвеличиваем за щедрость Твою,

Почитаем за заступничество Твое,

Прославляем как Спаситель;

Преклоняют колена пред Тобой,

Как пред высотой неизмеримой,

Поклоняются Тебе, как неисповедимому,

Возносят славу Тебе, как всегда побеждающему,

Славословят Тебя за могущество великое;

Кадят ладан Тебе за сострадательность,

Лобызают Тебя за неизреченную кротость,

Испытан Ты смирением Твоим.

Благословляем с Тобой и Отец Твой Небесный,

Господь — Упование всех,

А также Святый Твой Дух благостный,

Что повелел не пренебрегать ослом или волом врага

И человеком оступившимся по крайней глупости.

Благодеяния Твои, о Многомощный, во мне,

А совершенство Твое, о Великий, непрестанно празднуется

В горних небесах бессмертными восхвалителями;

Вместе с ними, мольбами мучеников святых,

Окажи честь этим молитвенным моим речам,

Приняв их как приятное Тебе воскурение благовоний.

Сочти эти примирительные слова за искупление,

О Всемогущий,

И исцели мои прежние грехи и раны невидимые,

Вместе с убивающими душу грехами середины и конца моей жизни,

С грехами, внутренними и внешними,

С их царапинами, шрамами и рубцами от ожогов,

Уничтожив и очистив целебным елеем Твоего милосердия

Следы от многообразных укусов,

Что являют в естестве нашей природы

Вместе с угодным также и мерзкое для Тебя.

 

3

Если я, смерти достойный,

Достигну старости, ведомый Тобою,

Не покинь меня в слабости,

Не презри седины мои,

Не сгибай сломленного,

Не укрощай согбенного,

Не пригибай к земле поверженного,

Не предавай догорающего дыханию ветра,

Не пренебрегай дрожащим,

Не оставь без одежды замерзшего.

Да не окажется без попечения страждущий

И не останется без надзора дом разрушенный,

Да не будет обесчещен образ постаревший,

Не будет в пренебрежении сияние благодати

И не станет прогорклым жир;

Да не будет презрена ветхость,

Да не будет обуреваем корабль души моей,

Да не будет обрезана длинная нить надежды,

Да не порвется вервие стези моей,

Да не буду лишен я памяти,

Да не будет повреждено строение моего существа,

Да не будут подрезаны возносящие меня крылья,

Да не обезобразятся красота и благолепие мои,

Да не исчезнет сияние луча,

Да не закроются окна моих очей

И да не оставишь их без света,

Да не падет образ говорящий.

Вот прошу я Тебя, о Благосклонный,

Умоляю вместе со всеми святыми,

Выслушай меня ради них уже ныне,

Чтобы позже Ты не забыл.

Ты направлял меня, как речет псалмопевец, и оживлял,

Избавь меня вместе с певцом от подозрений и сомнений,

Которых страшусь я

И хоть недостоин я получить от Тебя

Даже обычное пропитание как плату,

Но Ты можешь, по обычаю Твоему,

Облагодетельствовать меня, неблагодарного.

Тебе принадлежат чудеса неизреченной милости

Один лишь Ты чудотворишь со всем долготерпением,

Постоянно благословляемый с Отцом и Духом Твоим Святым,

Во веки вечные. Аминь!

 

 

Глава 88

Слово к Богу из глубин сердца

 

Душою сломленной, с отчаянием в мыслях и с сердцем разбитым

Проливаю я пред Тобой,

Словно воду, струящуюся по воле моей, капли слез,

Подобно пророку Самуилу из Рамы,

Который, черпая воду из таза, проливал ее пред Тобой,

О Всевидящий, дабы показать народу,

Что только чрез исповедание и подчинение

Могут повергнуться они к животворящим Твоим стопам.

2

Так прими эти слова, переплетенные со стенаниями горькими,

И обоняй сей дар словесный как жертву бескровную,

О Царь Небесный,

И, благословив, очисти каждую букву книги сих песнопений скорбных,

Запиши и утверди  ее как памятник вечный

Средь угодных Тебе служении.

Пусть пребудет она всегда пред Тобой

И постоянно звучит в ушах Твоих,

Вопит губами Твоих избранников

И говорит устами Ангелов Твоих,

Распростерта будет перед престолом Твоим

И поднесена будет в дар в обиталище святости Твоей,

Воскурена будет в храме имени Твоего

И благоухать станет на алтаре славы Твоей,

Храниться будет в сокровищнице Твоей

И положена будет с имуществом Твоим.

Пусть рассказана будет ушам всех племен

И проповедуется во всеуслышанье народов,

Изображена будет на врагах разума

И запечатлена на порогах чувств,

Пусть, словно живая, расскажет она

Об исповедуемых мной беззакониях,

И хотя, как смертный, приму я кончину,

Однако вечностью писания сего

Пребуду живым и я.

Пусть волей Твоей, о Господи, останется она нетленною,

Всегда возвышаясь предо мной, наказания достойным,

Как судия неутомимый,

Обличитель нелицеприятный,

Укоритель строгий,

Хулитель беспощадный,

Порицатель неумолимый,

Насмешник жестокий,

Предатель бесчеловечный,

Мучитель неминучий,

Палач неподкупный,

Осведомитель немилосердный,

Глашатай бесстыдный,

Обвинитель, возвещающий всему миру.

Трубой громогласной непрерывно, немолчно

Пусть исповедуется она в моих грехах.

3

Эта книга моим голосом, будто это я,

Пусть вопиет вместо меня,

Распространяет сокрытое,

Разглашает тайное,

Оплакивает свершившееся.

Заставляет звучать забытое,

Делает явным невидимое,

Выкрикивает обвинения,

Возвещает о спрятанном в глубине,

Рассказывает о грехах,

Разоблачая незримые,

Показывая обличье их тайное.

Пусть благодаря книге этой

Станет видима западня,

Обнаружится ловушка,

Станет явным то, о чем не сказано,

Отцедятся остатки зла.

И да воцарится благодать

Твоего милосердия, Христе, дарующая жизнь,

В сокровищнице, хранящей иссохшие кости мои;

И во время животворения первосвета,

В начале весны,

В сияющий день обноновления,

Душа моя благодаря росе Твоей,

Ею от смерти спасенная,

Укрепится и в неувядаемом стремлении ввысь

Пустит побеги духовных благ,

Зазеленеет вновь и снова расцветет,

Как гласит внушающее надежду  слово

Вдохновленного Тобою писания.

И Тебе, Спасителю единственному,

И Духу Твоему, соестественному Отцу,

Единому Владычеству Вашему и Неизреченной Троице

Хвалою тайной слава и коленопреклонения вечные. Аминь!

 

Глава 89

Слово к Богу из глубин сердца

Ты, Господь и Бог, Творец и Жизнь,

Милосердный и Сострадательный,

Свет и Долготерпение,

Немстительный и Человеколюбивый,

Всеблагий и Дарующий,

Спаситель Благословляемый,

Восхваляемый и Прославляемый

Запертая крепко западня,

Надежное прибежище,

Добро без коварства,

Солнечный луч без тьмы,

Искупитель грехов,

Врачеватель ран,

Всеискусный в невозможном,

Близкий в недоступном,

Выход в безнадежности,

Имя Твое признанное — «Сын Божий».

С Тобой и Отцу Твоему могучему и грозному,

Также Духу Твоему Вседержащему,

Коему вместе с Тобой поклоняются,

Слава, служение и восхваление вечные. Аминь!

Глава 9О

Слово к Богу из глубин сердца

О восхваляемый Боже небесный,

Единственный Творец, Господь-Вседержитель,

Величие страшное, благословляемое Милосердие,

Сострадание исповедуемое, поклонения достойное Благодеяние,

Покровительство обожаемое, празднуемое Человеколюбие,

Защита достохвальная,

Неизреченный, Вышний,

Близкий, снисходительный,

Твердое упование,

Утешитель сердец,

Ты рассеиваешь горе, исцеляешь недуги,

Изгоняешь отчаяние, очищаешь от долгов,

Врачуешь пороки, упорядочиваешь страсти,

Придаешь пристойность слову, обуздываешь язык,

Умеряешь дыхание, заставляешь умолкнуть голос,

Устанавливаешь предел помыслам, воспитываешь волю,

Предупреждаешь волнения, успокаиваешь бури,

Умиротворяешь волны,

Ты, что держишь разлетающиеся крылья моего своеволия

И, мудростью побеждая, поворачиваешь их к Себе.

 

О Благотворитель всегда восхваляемый,

Который, долго терпя в смирении негордом,

Чудом неизреченным жаждет отдохновения средь душ святых,

О Царь всего сущего,

Известный своим милосердием ко всем,

Праотец и провозвестник любви.

Путь жизни,

Который меня, к Тебе обратившегося,

Предводительствует с любовью к свету вышнему Твоему.

Опора надежная,

Не дающая мне, оступившемуся, скатиться вниз.

Образ упования,

Который для всех людей’ молящихся

Является зримым залогом истинным.

Убежище успокоения,

Которое никогда не грозит осуждением.

Свобода дарованная,

Которая дает сполна без отдачи выкупа.

Щедрость независтная,

Которая обогатила великолепием Своим презренное

скудельное мое естество.

Свет без тени,

Который делает меня вновь цветущим, окружив сиянием своим.

Искупитель грехов многочисленных,

Который меня, лишенного спасения,

Обновил славою первоначальной и украсил снова.

В возможностях преискусный,

Который всегда с легкостью одолевает все несчетное

множество вершин.

Путь верный к отраде обетованной.

Блаженство вожделенное,

Ради обретения коего приятно дыхание жизни отдать, о Жизнь.

Воля неколебимая,

Которая меня, пленного, очистив от грехов, укрепит,

о Всехвальный.

Снадобье жизни непогрешимое,

Которое даже над мертвецами смердящими- чудеса совершает.

Поистине Создатель всего,

Который оживляет людей, сожженных огнем,

Развеянных ветром и клыками зверей растерзанных,

Сохранив полностью ткани их тела.

Отвага, не имеющая ничего себе равною,

При коей истинно хвалою божественного хвалиться .

Призри, о Господи, с небес с благоволением светлым,

На меня, страждущего от опасности пагубной,

И облегчи терзающие меня рыдания

Покоем безмятежным,

И полчища поднявшихся на меня губителей —

Будь то могучие ратники зла в снаряжении,

С головы до пят вооруженные кознями дьявольскими,

жестокими.

Либо разного вида грехи гнусные и Тебе ненавистные

Или следы изнуряющих, опасных недугов и болезней —

Отринь, искорени, рассеки на части,

Прегради им путь, изгони безгранично далеко,

В бесповоротном решении полностью расточив их,

Дабы не случилось мне снова погибели,

И сооруди, воздвигни как цель жизни

и башню оборонительную Знамение Креста Твоего, о Спасение,

Для меня, уповающею на Тебя.

И этим неодолимым, истинным и вечным искусством Твоим,

О Величие грозное,

Пусть раскроются сатанинские скрытые козни,

Обнажатся силки и петли,

Рассеются соблазны,

Посрамятся коварные злоухищрения,

Станут явными приметы ловушки,

Будет открыта тайна сетей прельстителей

И сброшено покрывало с тенет,

Будут сожжены плевелы

И предан анафеме насильник,

Будет разрезано обманчивое вервие ловца душ на смерть

И отметены ложные обвинения обманщика,

Отупеет оружие злословящего,

Падут мечи сеющего смерть,

Сгинут приготовления подстрекателя,

Будут распущены узы страждущего.

Пусть лживое лицо лицемера раскроется,

Будут отбиты свирепые набеги наглых кочевников

И рассеяны скопища пожирателей,

Расколоты полчища разбойников

И разбиты орды варваров,

Разрушены укрепления мятежников,

Возбранены громы дерзких,

Развеян дождь искусителя

И растает, исчезнет туман раскольника.

Пусть будет сломан рог гордеца

И искрошены древка лжезнамен,

Раздавлена спесь превознесшихся

И отражены нападения  сражающихся,

Пусть будет разрушен союз войск велиаровых,

Как телесных, так и бестелесных,

И той же дорогой, по следам в одну стезю,

Да побегут они от меня семью путями

И сами упадут в яму, которую для меня рыли.

Пусть преобразятся в тепло зимние холода докучателя,

Рассечен будет узел, связующий меня с вечно

усердствующим разбойником,

Отвратителен станет челу моему поцелуй обольстителя,

Навсегда прекратится стрелометание мучителя,

Обуреваемо будет судно лукавого

И с корнем вырваны зубы кусающего.

Ради благословенного древа жизни Твоего,

На коем распят Ты был, о Боже непостижимый,

Памятью гвоздей Твоих,

Коими пригвожден Ты был к орудию смерти,

О Творец неба и земли,

Божественной кровью Твоей,

Коею, как острогою рыбачьей, змия Ты изловил8,

Горечью желчи, кою испив Ты вон изверг

смертельный яд погубителя,

Повествованием желанным об ужасных твоих страстях,

Которыми Ты посрамил наглость врага,

Именем Твоим непостигаемым, во всем неизъяснимым,

Пред которым трепещут и которым осуждаются

Существа видимые и невидимые, страхом великим

устрашенные, —

Ради всего этого да будут дары благодати Твоей

Мне, исповедующемуся, в защиту, во исцеление

и во искупление,

И во истребление ядовитой змее смертоносной

И тому, кто внушил ей коварство, весь мир обманувшее;

Пусть будет он ими схвачен, связан

И предан погибели и казни ранами неисцелимыми.

Да будет милость Твоя, о Создатель, надо мною

И соединится дыхание мое с Твоими узами нерасторжимыми.

И тот, кто прочтет эти молитвенные мольбы и просьбы,

Спетые гласом вопиющим9,

Будь то старец или отрок, юноша или девица10

 Либо одна из служанок, что молится боголюбиво,

Пусть обретут они от тебя, равно беспристрастного,

Часть благодати — освобождение от грехов,

Утвердившись снова в чистоте новой и непорочной

И опять воспроизведя неизменным образ Твой.

Ныне, о Всеискусный, Могучий, Неисповедимый,

Недоступный и Непостижимый,

Приклони ухо  к этим жалобным и скорбным

моим стенаниям,

Ради Отца небесного и благодетельного,

Твоего Духа Святого,

Сопричастного славе Твоей и животворного,

Ходатайства Богоматери Твоей и прошений всех святых.

Ибо Ты сотворил все, все от Тебя произошло,

И Ты властвуешь над всем

И Тебе — одной из сущностей Троицы вечной,

Прославляемым всегда с нею купно, —

Слава от всех во веки вечные. Аминь!

// Глава 91

Слово к Богу из глубин сердца

Господь,Господь милосердия и Бог утешения,

Имя высокое, Глас страшный,

Призыв суровый, весть недоступная,

Слово отпущения, восклицание восторга,

Благодатное ободрение всесострадающего благоволения,

Страшась коего трепещут все твари сущие;

Боясь гнева Твоего, порхают серафимы,

Прикрываются // крылами херувимы,

Закрывают [лица] сонмы светоподобных’,

Робеют, дивясь, все царства вышние;

И в великом трепете все они веселятся

В едином празднестве ликования.

Охвачены ужасом бесы, полчища зла отражены,

Исчезают любящие тьму души,

Низвергаются в бездну посланцы сатаны2.

Знаком Креста пресечены нападения противника,

Заперты мстительные амаликитяне во тьме преисподней,

Узлом, который не распутать,

Связаны орды супостата,

Заключены в темницу, из коей нет избавления,

Скопища, снаряженные смертоносным оружием,

По грозному велению Твоему заперты в узилище толпы бесов,

Онемев, умолкли сообщества прекословящих,

Погибелью снедающей охвачены сонмы [злых] духов,

Нерасторгаемыми цепями скованы апостолы Лжехриста.

Вот [начертанное] перстами руки моей

Знамение Креста Твоего, о Всевидящий,

Возношу в час ночной я к Тебе,

Ибо Ты не помрачаешься тьмою неведения,

Но обитаешь, покоясь, в свете неприступном3.

Приими под тень крыл Твоих, о Всемогущий,

Меня, с благодарением молящего,

Коему угрожает опасность,

Спаси от вторжения смущающих меня призраков,

Очисти чувство видения очей сердца моего,

Укрепи древом жизни Твоим против сновидений мрачных,

Окропи кровью Своей окрест жилища моего4,

Обозначь каплями из животворного ребра Твоего

Стезю выхода и входа моего5,

Четырехкрылый Твой [Крест] да будет хранителем

кровли моей, Пред взором моих очей, возведенных горе,

Да предстанет [знак) таинства спасительных Твоих страстей.

Да будет установлено у дверей дома моего

Орудие мук Твоих;

Да будет висеть упования [полная] вера моя

На древе благословения Твоего;

Останови, о Господи, с его [помощью] губителя душ,

И да войдет без помех защитник света;

Вместе со страшной тяжестью скорби моей

Облегчи и бремя моих долгов,

Дабы и я на ложе своем,

Собравшись с мыслями в тишине

И вспомнив горькие плоды отчаяния,

Исповедался пред Тобой, Всеведущим,

О несчетном множестве неправедных, мерзких моих деяний.

Успокой меня, труждающегося, от многобурных //

моих страдании, Рассей мучительные сомнения погибающей души,

Горести и заботы, скорбь и стенания,

Душевные страдания и несчастья,

Вздохи и надломленность [души],

Сокрушенность сердца и исступление,

Оцепенение и содрогания,

Опьянение и безумие,

Недомыслие и глупости,

Охлаждение любви и палящий жар сладострастия.

Окажи помощь мне, немощному, многопечальному

и малодушному. Твоей десницей, творящей благодеяния,

Твоей дланью обновляющей и перстами, дарующими жизнь.

Твоей славой, всегда сияющей, и вечностью нетленного,

Твоим светлым ликом и существом Твоего бытия обожаемого.

Твоей высотой, достойною поклонения.

Утишь горестные мои рыдания, кои душат и губят меня,

[Пресеки] новые ухищрения зла,

Старые козни искусителя,

Дурные побуждения, [внушаемые] тем, кто к смерти толкает,

Непристойные видения нечестивца неизменного,

Обольщающие обманы злобного дьявола,

Ласкающее, жаркое дыхание приманивающего колдуна.

Предохрани меня в этом месте отдыха и успокоения,

подобного смерти.

 От пустых мыслей и новых ошибок,

Величайших грехов и малейших преткновений,

От обманщика злого и мерзкого.

Удали неподобающие мысли и чувсгва or меня, раба грешного,

Страсти предосудительные, поведение, достоиное осуждения,

Приключения посгыдные, следы ложные,

Мечгы смехотворные, помыслы ничгожные,

Пустословие, заслуживающее презрения.

Вооружи меня, на Тебя уповающею,

Душою, не ведающей заблуждений,

И телом неоскверненным,

Дабы противостояли они дыханию ветра, ударам волн,

Буйству грозы, бурным вихрям и нападениям зверей.

Когда я закрою глаза, да не помрачится зрение сердца моего,

Но пусть станет оно неусыпным, ясным и спокойным

И засияет с Тобой, о Господь Иисус Христос, в светлом

горении негасимом.

Очисти словом Твоим полог постели моей

Or обмана, забот и воспоминаний Тебе ненавистных,

Мыслей, небу противных, и безумия богохульною,

Неблагодарности изменяющего Господу своему

И богопротивной // ереси.

Будь попечителем мне полками Твоими небесными,

Властью и могуществом,

Непобедимой силой непорочных служителей

Святой божественности Твоей.

[Да помогут мне) апостолы благовествованием Евангелия,

Пророки — заветами [своими],

Блаженные—молитвами, вознесенными в день кончины.

Тогда упокоюсь я в страхе, печалясь ради Тебя,

И благодатью Твоей пробужусь с удвоенной радостью;

Коли в отчаянии усну, то да воскресну я снова в духовной

радости;

Коли же я лягу спать во грехах, то снова восстану,

Отделенный о г угрызений совести непобедимою непорочностью.

Так услышь, о Всеблагий, ходатайством Всесвятой

Богородицы,

Всех праведников и мучеников избранных,

Мои многоскорбные и стенающие моления.

Тебе слава от всех, воплем моим возносимая ввысь,

Вместе с сонмом бессмертных сил бдящих святых

Во хвалу Отцу Твоему — Богу нашему,

И Духу Святому Твоему, Созидателю и Обновителю всего,

Во веки вечные. Аминь!

 

Глава 92

 Слово к Богу из глубин сердца

Молитва, написанная в виде толкования таинства клепала2 — древа блаженного и благоденственного,

 

Хвалу воссылаю тебе, о Благий,

Человеколюбец единственный,

Создатель земли и небес,

Сын Бога Живого —

[Я], что памятью вожделенной любви Твоей

Был пробужден, услышав

Призывный звон древа твоего.

Ты ударил по орудиям возвещения’

И МЫ ОПОМНИЛИСЬ, ПОДНЯЛИСЬ  восстали

Из оцепенения, смерти подобного.

Посему, словно бы влекомые

Зовом слова утешительного,

Мы пришли в час благодарственного молебна’

Дабы с радостью предстать пред Тобой

У алтаря воздаяния.

 

 

Слава Тебе, имя беспредельное и могущество необъемлемое,

Что с такой изобретательностью

Попекся о спасении моем;

О Восхваляемое Естество нетленное,

Что чудно представил во временном образ грядущего.

Приятным орудием—нежно [голосым] деревянным клепалом’

Ты грозно прогремел против сна моего беспробудного,

Как если бы с нерадивой леностью моей

Смесил предостерегающую укоризну

И к кротости отцовской любви

Добавил грохот взрыва.

Ударом двух посредников0,

Заставившим нас воспрянуть,

Ты человеколюбиво продождил благодатью,

Ты не погрузил меня в сон,

Словом ласковым услаждая,

Но не устрашил также душу страждущую мою

Беспощадной суровостью.

Коленопреклонное обожание Тебе, о Творец всех,

Что уже ныне ясно явил нам

Образ страшного гласа великого дня воскресения,

Вернул к жизни из небытия неразумия адского,

Разыскал скудоумных и позвал к вину радости Твоей’

И это сделал, дабы к Твоей любви — [любви] Жениха —

Подготовить невесту непорочную.

Ты устрашил чудовищно дерзновенного малым рожном”,

// Возложив на плечи сатаны тяжкое ярмо обуздания,

И, [словно] сдерживающий нагубник,

Продел его сквозь челюсти злоречивого.

Пусть славится вечно безмерное величие Твое,

О Боже Всевышний,

Ты — что грехи, [проистекшие от] древа,

Преобразил в свободу благодати Жизни Твоей;

Нас, растерявших рассудок, вновь образумил

Духовной мудростью Твоей;

Звоном клепала” вечно, не давая забыть,

Поясняешь неисцелимость ударов его для змеи12;

[Тремя ударами била] в конце”,

Кои означают Троицу,

Ты делаешь еще крепче тройные оковы губителя моего.

 

 

Хвалы величальные с благоуханием ладана

Воссылаю Тебе, о Всепопечительный,

Ибо [средствами] боле искусными,

Нежели многобожие идолов лживых,

Ты изловил меня, обязав к поклонению Тебе.

Сим древом благословенным, дивным и грозным

Ты истину возвестил;

Оно — достодолжный повод, коим Ты превозвысил

Славу нового благовествования Твоего;

Оно же — громкий голос на небе,

Облекающий во всеоружие воинство Твое,

О Господь Христос, Царь кесарей государств земных,

Знак радости об окончании сражения Твоего, Иисус,

В коем духовный фараон был схвачен и связан”.

Сей выструганный пласт [деревянный] —

Колотушка каждодневная

Над макушкой головы возгордившегося злотворца —

Созовет сынов Сиона на брань против владыки тьмы’ ,

Это — созижденный древле дом поклонения Тебе, о Боже;

Памятник, миром помазанный,

Что нетлим и неуничгожим’ :

Весть, доносящаяся издалека,

Что предвозвещает время грядущего воздаяния;

Сродное подобие Древа Жизни в раю твоем, о Боже;

 

Орудие благое, что призывает

Не мешкая поскорее собраться под кровом благословенным;

Образ видимый Древа Познания,

Предназначенного различать добро и зло:

Напоминание великое об освящении Духом Твоим Святым

Моего чела знамением Креста Твоего:

Предвозвестник, благовествующий о славе пришествия Твоего

К царице, чго соблюлась для Тебя, о Царь святый;

Увещатель, побуждающий сонмы свягых  к ликованию,

И пречистый вдохновитель любви

Чрез слияние поцелуем духовным

С покрытой преславной завесою

Всеродной девой — царицей’ ‘;

Приготовитель украшений тайны,

Кои суть благолепие души;

Подобие глагола на |горе| Синаи,

Что раздался от туда. где был Господь.

Им  прославляемая неоскверненная и досгохвальная,

Вечно девственная мать сыновей непорочных.

Ты разрушил клепалом, сломил

Жестокое самовласгие Велиара

С’ силою большею,

Нежели труба ‘ [вострубившая] —Иерихон;

Сей пращей деревянной ты камни метал в Голиафа,

Ты согворил из него (клепала) новое копье —­

Грозного свидетеля погибели сатаны,

Ибо грехи, глубоко запустившие корни,

Ты вырвал орудием ‘ этим.

Мой долг  забытых [добрых) дел

Ты благодагью сею привязал ко мне.

Коли я назову (клепало) иным гласом  —

[ Гласом |, предвозвестившим пришествие слова Твоего, о Боже,

Не ошибусь, но истину скажу.

Сим слабым орудием вещным,

Но несущим (в себе дар] Духа Святого,

Наивяще прославляется величие дел Твоих, о Иисус;

Сим прибежищем беспокровным чудотворя,

Ты подавал земнородным множество (раз)

Помощь данную свыше.

Имя Твое неизреченное исповедуемо,

О Человеколюбец попечительный,

Таинством пения Трисвятого благословенно,

 

 

О Неизреченный образ Света,

.

Что знамением сим повторно дарованным

Пускаешь вдаль плавно летящие,

Парящие в воздухе звонкие стрелы,

Кои в себе Дух живой заключают.

Метко попадая ими

В темные умыслы лучника тайного31,

Ты навеки расточил их и сокрушил.

Как бы с высокого, мощного вала осаждаемой крепости,

Нерушимой и стойкой,

Отсюда, словно посланца покорного,

Ты посылаешь туда сражаться с врагом

Гулкие удары била по древу сему .

Мановением повелевающего слова Твоего, о Великий,

Благодатью миропомазания,

Слиянной с [могуществом] Крови Твоей,

Ты отточил на бруске и заострил

Сей рог, разящий неистового гордеца;

Подобно спасительному [древу] Креста Твоего,

Под  влиянием гулкого звона клепала

Более, нежели [от восклицаний] ангельских сонмищ,

Поколебались и сгинули дерзость упорства

Презренная и боязливая низость малодушного демона

Вместе с отменой иудейских невежеств и темного дома [их]

Славословие Тебе воссылаю, о Царь бессмертный;

Все, что утвердил Ты десницей могучей Твоею,

Молю Тебя, вновь нам яви.

Ты отвратил сим [клепалом] от нас и отринул

Терзания жестокие от ухищрений лукавого,

Мучительный жар,

Лютую бурю дыхания греховного,

Причины бед смертоносных,

Прискорбные и пагубные напасти искусителя,

Что от расслабления членов бывают,

Но бесовские причитания изнуряющие3‘.

Вновь разгони этим древом, ставшим оружием Твоим

Получившего силу знамения Креста Твоего,

Все тучи смрадные, и гром и град испепеляющий,

И вспышки пламени во мраке злой коварной ночи,

Выдыхаемого многоногим змеем,

Меч умерщвляющий, войну наступающую,

Мысли дикие, что идут на приступ,

И пляски бесов;

Охваченные дрожью великой,

 

Они страшатся сей малой вещи,

Ибо явственно знают, испытав на опыте,

Что Господь восстанет на суд от гласа подобного.

И, мечом Духа вооруженные, неодолимо

Все воины Божьи укрепят мужеством свои души

По знаку сего оповестителя,

Что неописуемым звоном возвестит всем народам

О блаженном мученичестве в месте назначенном

Чрез суд всеиспытующим огнем.

Вот вострубила «труба великая»

Сошел Ты [при звуках) ее с благословением,

Узнан был чрез нее всею землею,

Прозвучала она в ушах язычников, врознь разогнанных,

Возвысился голос стражей Великого,

Согласно реченному Исайей4“,

И от глагола того возликуем все вместе,

Развеяло [древо клепала| врагов Креста

Подобно водам, [что некогда были обращены на египтян] “.

Посрамлено им (клепалом) вкушение от первого древа,

Но превознесено таинственное вещество сие,

Провозглашенное Древом  Жизни,

Отвергнут меч, [употребляемый] для нужд войны,

Словно святыня Господа это древо с животворящим звоном

Было начертано на удилах коня великого знамения;

Освященным посохом4‘ небесного Пастыря был

вложен в ножны Повелевающий меч руки человеческой.

Ни один каменотесец не обделывал молотом камни храма,

[Ибо сызначала были они отесаны]4),

А в Богом созижденной церкви силу имеет ‘

Парящее под крылами Креста священное древо сие;

И не только в начале месяца или в [год] Юбилея,

[После] семижды семи [лет],

Прозвучит оно глухо в каком-либо углу,

Но все с большей силою, беспрепятственно,

Словно звоня божественными раскатами,

Благовествовать станет по всем пределам вселенной

И по всему небозему4 ,

В глубинах водной громады морей

И на ее островах.

С явлением древа сего

Были сломаны копья губителя

И, став бесполезными,

Перекованы в серпы и орала.

 

Звон клепала] —  отзвук крика негромкий

Что раздается из глубин скал,

И не ранит он воздух жестоко,

Как сказал мудрец чужеземный'”,

И не пронзает он уши с остротой отвратительной,

И не делает во вместилище’ мозга

Гул неприятный и вредный,

Не потрясает кости,

Вызывая трепет ужаса в человеке'”‘,

И не ввергает мысли в смятение и одурь,

И не гудит, словно колокол медный,

И не производит [звука],лишенного сладости

Что подобен удару булыжника о мостовую.

Оно — прибежище нерушимое Сиона нового,

Один из богоданных сосудов, священных и главных,

Что служители церкви христианской, вместо левитов’

Несут с осторожностью и заботой;

Подобие гласа ангельского,

Что в слове притчеписца

Представлено в виде петушиного крика’4.

Новое орудие музыкальное,

Что возглашает [милость благовествования],

Возбуждая в нас [движение] Духа Божьего

Боле, нежели славословия гусляра над Елисеем”;

Начальник хора, управляющий цитрами,

Настроенными в лад благозвучных плачевных песен,

И кимвалы с их инословиями,

Умилительными и велелепными;

Свирель новая, иного вида,

Принятая нами вместо старой,

Что не пустозвонит по-язычески

И не звучит суетно-грубо по-иудейски,

О чем Господь чрез пророка дал знать,

[Сказав]: «Удали от меня»”’,

Но его — [клепало] — он возлюбил

И вдвойне почтил//очищающим попечением,

Грозным для бесов и всех злых напастей.

Днесь я принял сей дар священный

С благословением и величанием благоговейным,

Как защиту мне и хвалу Тебе,

Как поклонение Тебе и благодарение от меня,

Как необманное искусство высокой созидающей Славы Твоей.

Да проникнет сей богом принятый глас

Сквозь сочленения, связующие суставы мои,

Дабы изгнать из души ухищрения бесов

И проникшие в нее проклятия и скверну грехов.

Да соделаешь Ты, чтоб была эта вещь

Знаком сияющей лиры, письма несмываемого,

Предстателем вечным страстей Твоих, о Господи.

Так даруй же нам чрез него, о Милосердный,

Вновь пожалуй, молю, о могущественный,          ‘

Защиту от супостатов незримых и зримых.

Одари нас воздухом мягким и дождями полезными,

О Длань преизобильная,—

Ты, что раскрываешь и протягиваешь [ладонь],

Дабы охотно наделять всевозможными благами.

Велением Твоим, через сей глас

Пусть сгинут знойный ветер и дыхание болезнетворное,

Нашествия злых и коварных разбойников;

Пусть поставит оно преграду

Всякому противоборству воинства предателя лютого;

Пусть от благодатного звона

Миропомазанного древа сего

Истают, иссохнут, издохнут черви и тля

И все им подобные,

Что, взяв силу от грехов наших, с нами воюют.

Укорени в нас с его помощью,

О Создатель всего, Господь тварей,

Саженец блаженного упования на великую помощь Твою —

Это древо Сабек57, на концах ветвей которого

Висит Новый и Священный Завет спасения в настоящем,

Что тобою зацвел, о Христос,

Дабы дать плод жизни бессмертной.

Пусть от благовестного звонкого гула сего славного древа

Сбегут в бездонные дали глубокой тьмы

Лживые вражьи бесы преисподней,

Злокозненные58 и коварные;

Пусть удалит оно из пределов

Плодоносных вспаханных наших полей

И возделанной Тобой земли живой59

Раны снедающие и полчища [насекомых] язвящих;

Пусть пресечет оно случаи,

Что приумножают в нас кознями дьявола

Уродство и безобразие;

// Пусть воистину изгонит оно

Самовозникающих природных предателей,

Что рождаются в двух естествах наших:

В одном — чуждые, ложные помыслы,

В другом — гнусные существа,

Гадины мерзкие и нечистые.

Спаси, о Господи Иисусе,

Умоляю Тебя, спаси, о Благодетель,

Протяни мне десницу Твою всехвалимую

И, оказав ею помощь мне,

Меня от противников всех освободи.

 

Присоедини, приобщи веление Твое к [звону клепала],

Дабы неразумное сердце мое, твердое словно алмаз,

Стало приносить плоды от твоего слова.

Сей дивный посох твоих чудес

Вбей, вонзи в сердца слабые и в души робкие,

Утверди их и укрепи,

Дабы стояли они неколебимо и прямо,

А упорствующих смягчи,

Дабы пробудились они с душою кроткою

И стали бдительны к богоданной заповеди,

Подобно Павлу и Матфею”’.

Напомни сим древом честным, о Человеколюбец.

Благодеяния Креста Твоего,

Коим свершил Ты дела неизреченные;

Достохвальными рычагами,

Коими поднимают новый ковчег [Откровения] Твоего62,

Сними с меня бремя грехов моих, о Животворец.

Пусть от этого звона жизни волей Твоей, о Могучий,

Раскроются уши сердец упрямых;

Пусть мановением сей благости Твоей великой

Отверзнется слух глухих

И разрешатся с помощью ее от уз языки немых113,

Пусть чрез нее станут зрячими зеницы очей слепых,

Дабы видели [они] Тебя ясно,

Взирая пристально и постоянно64;

Пусть [люди], пресытившиеся,

Раскаются и вновь укрепят свою волю.

Так даруй же, пожалуй мне, отчаявшемуся, о Господи,

Дождь слез.

Благодаря Тебе да будет [клепало] сие для нас

Вестью ликования,

Гласом радости,

Глаголом веселия,

Песней отдохновения,

Источником благоденствия,

Причиной спасения,

Посредником в искуплении [грехов],

Отвержением страданий,

Расторжением тенет,

Свободой от притеснений.

Исчезновением мук [души и тела],

Успокоением рыданий,

Облегчением вздохов,

Обеспечением необходимого,

Умеренном страстей,

Ободрением в унынии,

Исцелением недугов,

Твердостью против небрежности,

Созерцанием Невидимого.

 

Повлеки меня по мосту желанному,

Прямому и безуклонному,

И лестнице превысокой со следами священными,

Верх коей неба касается60,

И представь, о Благодетель, Отцу Твоему благословенному,

Чье имя страшно,

Дабы, напутствуемый Духом Твоим Святым,

Соединился я с Тобой навечно.

Сим Твоему священному,

Одному единственному и единому царствию

И созидающему нетленному [естеству) Твоему

Вместе с подобающими хвалами

От всех живых и неодушевленных творений

Да будут слава и владычество во веки вечные. Аминь!

Глава 93

Слово к Богу из глубин сердца

Молитва, толкующая о светоносном святом елее-мире

 

Ты, имя священное и дивное, вышнее, неизреченное,

Жажда сердца неутолимая, бесконечно желанная’,

Что пребываешь во Святая Святых,

Вечно прославляемый и восхваляемый Серафимами,

Кои поют песнь Трисвятую,;

Ты, Щедродатель неисчерпаемый,

Полный добра преизобильного,

Свет благий и Восход достохвальный,

Слава, коей подобает коленопреклонение,

Страшный и Неисповедимый,

Всё и во всём.

 

Сим словом [исповедания]

Да будет мне обет единения с Тобой, о Могучий

Союзом упования. Ей, аминь, аллилуйя!

Ты — Царь вселенной восславляемый,

Бог всех и Создатель сущего,

Господь, творящий волю Свою,

Первопричина бытия единственная,

Спаситель и миропомазанник,

Достойный поклонения непрестанного.

Посему истолкованием [имени Твоего! уразумели мы

Это бесценное сокровище и богатство нетленное,

О Иисус Христос, Царь Небесный;

И служат тебе с великим трепетом

[Духи] грозные и бессмертные,

Светоустые, с дыханием огненным3,

Кои радостно, в благоволении мысли несовращаемой,

Преклонили пред Тобою колена,

О Творец существ незримых и зримых.

Ты есть и был единственно Совершенный,

Всецелостно безупречный,

Что воистину принял ‘все [естество] наше,

Дабы Своим совершенством

Его [несовершенство] восполнить,

О Прославляемый и Благословляемый,

Наипаче известный всегда

Неисповедимым милосердием Своим

Во спасение наше

И во славу и хвалу благотворению Твоему,

Неизреченный, Всевышний и Страшный.

Ты — Перводаритель благодати помазания —

Таинства великого и чудесного,

Ибо чрез него познаваем Твой свет

Как луч недосягаемый,

Восход безграничный,

Солнце, что освещает нелицеприятно,

Звезда4, что разделяет и мерит две части5 [суток],

Светильник ноге и свет стезе6.

Чрез него придя к внутреннему постижению

Согласия [невидимого действия] таинства

С [внешним] знаком его,

Мы с душою чистою, подобно ангелам,

Станем песнями хороводными

И воскурениями благовоний,

Кои спасителю подобают,

 

 

 

Праздновать дародательную щедрость Твою,

О Всеведущий — елей радости’ незапятнанного исповедания.

И поелику сызначала отец мой первосозданный

Лишился в унынии прискорбном

Величайшей благодати, кою вдохнул в него [Господь Бог],

То, одряхлев в грехах непрестанных,

Стал заложником смерти:

Он был связан неразрешимым узлом

Тления разлагающего,

Ибо [вкусил] от Древа [Познания],               

Из-за коего в невосстановимом падении всепогибельном

Был отринут от света

И ввергнут в мрак жизни земной9.

Но Ты, о благий Бог милосердия,

Поелику знал Свое творение лучше,

Нежели оно [знало] само себя,

[И ведал], что, не обладая божественностью,

[Но надеясь ее обрести],

Оно потеряет и то, что имело10,

И боле не сможет прямо смотреть

На свет Вышнего, неприступного Твоего превосходства,

О Беспредельный,

То в помощь от ужасов тьмы ночной,

В коей ноги скользят, спотыкаются,

Человеколюбиво сотворил елей,

Напоив, пропитав им фитиль светильника,

Подобно непорочному соединению,

Слиянию Твоему с нами.

И это для того, чтобы мы,

Сызначала изгнанные в смертную сень

Из-за погибельного древа греха,

Чрез родственный ему масличный плод”

Были просвещены сиянием веры

И вновь вернулись к тому же блаженству.

Подобно как Своим пригвождением к древу смерти

Ты нас привязал к нему,

Так благодаря великому таинству14 [сему]

Ты соединил нас с Древом жизни.

Днесь, как не может быть полноты дня без ночи

И домашнего хозяйства — без необходимого в нем масла,

Поелику простое, неосвященное масло

Светит для взора плотских очей,

Точно так же и [миро],

Очищенное избранием неизреченного наития Духа Твоего,

Проливает на души невидимое сияние чудесное

Чрез слияние Твое с нами, о Недоступный.

Ибо, как, погружаясь в свет святой купели,

Мы веруем, что омовением тела душа обретает святость,

Точно так же, // проникшись надеждою,

Мы полагаем, не сомневаясь нисколько,

Что чрез помазание миром, чрез него и им,

Принимаем силу Духа [Святого].

И подобно тому как благословенным Божьим велением Твоим

Ты предопределил очищение от грехов всех оскверненных,

А для тех, что упорно не верят в него,

Утвердил как свидетеля истинного

Исцеление чудесное,

Явственное для очей плотских,

Так и преисполненный света сей спасительный елей,

Изливаясь на нас, помазует внешний наш храм15

 И [в то же время], невидимо, тайно

Проникая внутрь человека,

Заново животворит его.

Телесное вещество16 сие — достохвальный образ Твой,

О Творец небес,

Ибо [девы], кои запаслись елеем17,

Обрели милосердие;

И Ты Сам в похвалу Себе сказал слово это:

«Ибо Я милостив» ,

Поелику, как с именем Любовь

Ты однозначным себя почитаешь19, о Боже,

Так, сообразно попечению Твоему о нас,

Ты, перевоплощенный, изливаешься частью [елеем]20

Сим достодолжным подобием

Возвышенного и великого таинства,

И как не дозволял закон [древний]21

В пищу [употреблять] тук,

Порожденный земною сущностью плотной почвы,

Но эта часть животного полностью отделялась

Для всесожжения Тебе, о Творец,

Так, подобно тому, и [ныне] в Новом завете,

Сей [елей], как силу, кою можно лишь Господу поднести,

Во угождение Тебе, Боже Всевышний,

Подобающе в дар приносится,

Как сопутник моей души,

Обетованный и соблюденный для Тебя, о Создатель.

Ибо как кровь, в коей жизнь наша23,

И как испарения благоуханные,

Кои суть образ души моей и возможностей,

Не уничтожались с кусками мяса [жертвенного животного],

Но становились долей Вышнего Царства Твоего

И подавались как яство к столу Твоему, о Господи,

Так [доля Твоя] и это светящееся вещество,

Что вечно горит, не затухая.

Не мог стать сын первородный

Главою дома и судьей испытующим

Без знака помазания,

И не дерзал священник вступать в место непопираемое24,

Коли не обрел чрез [помазание] совершенства.

Иаков, запечатлев помазанием камень,

Представил подобие Скалы0 — грядущего таинства

Избрания скинии [Моисея]21‘,

Боле того, в ознаменование видения,

В коем явлено было

Неизреченное нисхождение Твое по лестнице

И сопровождаемое Тобой вознесение мое,

Он воздвиг столп и елей возлил на него

В напамятование потомкам.

Священство Аарона повелением Твоим, о Боже Великий,

Стало великолепным и могущественным чрез помазание.

Драгоценный елей, стекающий с головы на бороду,

Согласно чудесному описанию псалмопевца,

Означал возвращение славы прародителя нашего

И слияние с нашим естеством

Дарующей жизнь святой благодати Твоей.

Издревле царь — образ Твой на земле, о Создатель, —

Почитался законным тогда лишь,

Когда, помазанный благословенным елеем из рога29,

Во имя Твое, о Христос,

Возлагал на главу венец великолепный — корону,

Но как забыть я мог первого средь видных,

Слугу Твоего, о Великий,

И подобие Твое, о Безграничный?

Ведь это Мелхиседека, как пример Твой,

О страшная справедливость,

Ангелы небесные помазали елеем,

Выжатым из плодов маслин на горе Масличной,

Кою потом попирали стопы Твои,

О Бог воплотившийся,

И, Тобой облеченный могуществом епископской

и царской чести,

Воссел как хранитель могилы первоотца3

До явления Твоего,

Как священника истинно совершенного,

Что может животворить Адама”.

Днесь, поелику Тебе принадлежит благодать

И Тебе подобают хвалы,

О благословенный Сын Божий,

То придай Ты Сам благообразие молитвам моим,

Что помазаны елеем [ревностной любви),

Изобилуют благоуханием [богопочитания]

И исполнены мирры [раскаяния],

Дабы стали они причиною славы Твоей

И поводом для исцеления моего — [исцеления] грешника.

Помажь’2, Господи Иисусе, невидимые язвы мои

Сим маслом светодарным

И на гнойные источины этих смертельных ран

Вместе с вином нетленной Твоей любви

Возлей также благословенные капли спасительного елея Твоего,

Перевязав их соединяющей меня с Тобой, о Творец,

Повязкой Твоей заботы’3,

Дабы молитвенное слово — толкование это,

Как напамятование,

Обрело подобающе сообразный порядок

Под крылами Твоего Духа [Святого].

Дух Твой, о Всевышний,

Почил на Давиде с того дня,

Когда посвящен он был помазанием’4;

Саул сделался иным человеком

И тотчас причислен был к сонму пророков,

Едва лишь помазали главу // его10;

Ассирийское царство помазанием было побеждено

И поднесено Израилю, дабы присоединенным быть к нему313;

Иные из знаменитых, великих и славных кесарей

Народов диких и варварских,

На коих продождил росою сей елей, дарующий жизнь,

Словно удою [им] были уловлены,

Приручены и подчинены Тебе, о Боже Великий.

В божественном слове к Киру

Более почетным для него

Было сочтено название «помазанник».

Псалмопевец [величание] словом «помазанник»

Почел превыше [величания] пророком,

Разграничив их запретом — заповедью:

«Не прикасайтесь…» и «не делайте зло…».

Поручение помазать в цари Ииуйя38 и Азаила3

Возложенное на Елисея велением Божьим на горе Хорив,

Означало конец поклонения Ваалу40.

Имя Твое, о Жених, еще древле означено было:

«Как разлитое миро»41,

В исполненных Духа [Святого] словах мудреца,

Ибо душа — сей вечный образ Бога и знак,

Тобою начертанное чрез малую вещь

Изображение Твое, о Великий, —

Обретением Твоей благодати с Тобою сливается.

Днесь к чему мне еще продлевать пред Тобой

Сплетения молитвенных стихотворений,

Иносказательных и пояснительных,

О Всевышний и Страшный,

Господь и Животворец,

Создатель небес и земли,

Кто лишь после помазания стал проповедовать

Евангелие о Царствии [Божьем]42

После свидетельства Иоанна:

Вот помазанник и «Агнец Божий,

Который берет на себя грех мира»41

Хотя вместо названия «помазанник»

Дух, что в Тебе пребывает всей своей сущностью,

И вся божественность, слиянная в Тебе с человеческим

естеством, Сами по себе уже суть помазание,

Однако название «помазанник» почитаемо

Как знак той благодати,

Действие коей проявилось чудесно в святых,

Ибо Ты предуготовляешь названием этим

Вечное возвышение низменного [естества] Адама.

Раскрыв книгу пророчеств Исайи,

Ты сам прочитал ее,

О Божество вочеловеченное,

Дабы подтвердить слово Твоих, о Господи, слуг;

И когда стало ведомо из реченных там слов

О помазании [Твоем]:

«Дух Господен на Мне; ибо он помазал Меня»44,

Ты разграничил45 [тем самым] помазания // равнославные,

Показав меру [величия] каждого из них

И определив огромное расстояние меж ними:

Наше лишь каплей благодати украшено,

Твое же явлено сосущностью с [Богом] -отцом

И равенством с Духом [Святым].

При первом явлении Твоем в нашем естестве

Ангелы возвестили о Тебе всем созданиям земным,

Славя Тебя в величальных хвалах именем «Помазанник»46

Еще пророк заранее предсказал,

Что на Иордане и избранной горе Фавор

Глас Отца возглаголет [с небес],

Что се Помазанник Его, проповедуемый средь людей4‘.

О славе этой и Твоей почести, о Могучий,

Освятившей приятое Тобой естество [человеческое],

Возвещает заранее и глас псалтыри:

«Помазал Тебя, Боже, Бог Твой, елеем радости»48,

 

 .

Ты о Господь Христос, — «Дыхание жизни нашей»49,

И имя Твое воистину «Помазанник»,

Ибо Ты вдунул в лицо наше дыхание жизни50,

Явив в милосердии Своем и свет [лица Твоего].

Один из мудрых угодников ,Божьих51,

О исповедуемый Человеколюбец,

 

Утвердил Евангелие новое, сказав о некоем пророке5

«Он свидетельствовал пред Господом и помазанником Его

«… ни даже обуви я не брал ни от кого»,

«Песнь песней», коя от начала и до конца

Восхваляет Невесту [Христову] — святую Церковь,

Объясняя явленное Богом таинство [вочеловечения],

Сравнивает его с вином мироваренным,

Добродетель — с миррой вместе с маслами лучшими,

А чистую жизнь — с мастикой из мирры и фимиама

Вместе со всеми порошками благовонными50,

Когда Даниил ясно предсказал Твою смерть,

Коя жизнь даровала, о Христос Царь Небесный,

Он назвал Тебя именем, что превыше других:

«По истечении шестидесяти седьмиц

Предан будет смерти Помазанник»56,

И нарек тебя Помазанником — Владыкой5‘.

Светильник Захарии Аддова, сына Варахии, —

В ответвлении семи горящих лампад коего

[Невидимой] внутренней силою

Щедродательно изливается елей из верхнего шара, —

Божественно предрекает о Тобою дарованном

Спасении и помазании нашем58.

Все, что согласно древнему закону,

По общепринятому средь всех [иудеев] обычаю,

[Как бы] для предвозвещения

Приносилось на жертвенник храма, —

Хлебы пресные и лепешки

Из крупитчатой муки, пропитанной елеем,

Тельцы помазанные”9, коих называли «богопосвященными»,

И птицы, омоченные в подобной жиру крови

[Заколотых над живою водою] таких же [птиц]’10,—

Все это очевидное подобие таинства сего

И знаки, приличествующие Тебе,

О Единородный, Благословенный Сын Великого Бога.

Один лишь Ты помазан по-новому и чудесно

Всей сущностью, всем естеством,

В истинной своей полноте и всесовершенной неиссякаемости.

К чему еще мне умножать [ряд] образов

Сего великого таинства непостижимого

И не вкушать Тебя, о Сладость!

[Что пользы] узнать чрез Тебя, что есть елей,

Коли не исцелишь им скорбь,

[Рожденную] древом греха,

Не причинишь радости,

Согласно сказанному псалмопевцем”‘,

И что это за жир,

Коли, насытившись им,

Не забудем мы благодаря ему пищи смертельной!

И что это за помазание,

Коли горестное зрелище пепла

Не преобразуется чрез него

В сияние вечной радости* —

Спасение именем Твоим, о «Дух крепости»’1‘,

И усыновление Отцом!

Как поймем мы душевную мольбу

И вожделеннейшее желание пророка,

Дабы старость его была подобна елею утучняющему”4

 Или умащению маковки головы его маслом’10,

Коли не поможешь и не защитишь нас

Сим живительным снадобьем жизни

От древнего обольщения,

[Причинившего нам] жестокую скорбь и смерть пагубную!111

Как стану благодарить за возжженный светильник11‘,

Коли в безнадежном тумане грехов и мгле идолопоклонства

Не соединишься со мной соестественно, как Еммануил!68

Или почему бы пророк, изрекая божественными словами

Благословение утешающее и ободряющее,

Не явил и не возвестил бы иным [народам]

Знамение сообразное:

«Помазаны будут маслом, очищенным от осадка»69;

Или почему бы от имени невесты

Не сказал бы девицам мудрец:

«Подкрепите меня елеем и укройте красивыми яблоками»7“,

«Уведите, понежьте меня в садах масличных»”,

Коли бы чрез исполненное Духа Твоего,

Избранное сие вещество, светом его

Не увидели мы в себе непостижимую //Твою высоту,

О Восхваляемый.

Днесь лишь к Тебе, о Попечитель, —

Благая Причина всех созданий, —

К Тебе воздеваю руки с раскрытыми пястями,

При споспешествовании почек моих.

Стенаниях сердца моего,

Воплях языка и уст моих:

Услышь с милосердием, о Господи,

Молитвенные мои мольбы,

Кои к Тебе взывают.

Украшенный сими дарами,

Я хвалы Тебе возношу,

О Могучий, Страшный, Вышний, Неисповедимый.

Лобызаемый вечно в желании неутолимом,

Благословляемый постоянно, всегда песнею нескончаемой:

«Свят, Свят и единственный присно Свят»’ .

Даруй мне, вовсе заблудшему,

Еще больше благодеяний,

Дай мне сладостную надежду —

Мне, что недостоин даже малой частицы света Твоего,

Объяснить благодаря Тебе, о Благий,

Глубокий [смысл] таинства сего

И, соединив тонкость мысли с мольбами,

Сказать вместе с Давидом:

«Приняли мы, Господи, милость твою»73

 И «сокрытые, незримые тайны Твои

Ты мудростью Своей сделал явными»’4.

 

Днесь Тебе принадлежит величие,

О Вседержитель неиссякаемо щедрый,

Ревностный в милосердии,

Готовый всегда к врачеванию,

Ибо с веществом обыденным,

Привычным, легкодоступным

Ты соединил и смешал

Неизреченное чудо страшных тайн Твоих.

И поистине, то, чего выдержать не могли

Небо со всей его высотой,

Земля [со всей] ее шириной,

Пучины с бездонной их глубиной

И моря в их множестве,

Ты явил в этом малом бытии,

Словно щепоть от огромного груза,

С силою утвердив его необманную истину,

Дабы, когда свершится сим [елеем]

Какое-то новое чудо, чуждое его естеству,

Не показалось бы оно беглому взгляду

Чем-то привидевшимся,

Что скорее зло причинит, нежели исцелит

Ум, суждения коего безрассудны.

Подобно тому как [могуществом] созидательным

Ты, о Благословенный Сын Божий, из хлеба пшеничного

Постоянно готовишь Тело [Свое],

Во истину, а не по виду,

Из виноградного сока — кровь,

Что течет из ребра Твоего,

А из множества вод обильных — ложесна,

Из коих рождается жизнь духовная,

Точно так же и дух мой бессмертный

Ты вдуванием75 даровал чрез него и в нем’ .

Нас, «живущих в стране тени смертной»’7,

Ты в муках родил на жизнь,

Коей печать на тех, кто рожден,

Не стереть даже идолопоклонством,

Подобно тому как нельзя повторно

Освятить древо креста,

Следуя твоему примеру, о Господи.

Ибо печатью от благодати

Ты освятил весь мир,

Явив неоскудную полноту Свою,

О недосягаемый,

Дабы убогий не нуждался,

А богатый не возгордился;

И как равно [меж всеми]

Разделяешь Ты воздух

Распространяешь свет солнца,

Разливаешь потоки вод,

Так, словно манну [небесную],

В равной доле распределяешь меж земнородными

[И благодать миропомазания] —

Малым больше, нежели великим78.

 

И поистине, сила [воздействия] сокровенной тайны

сего вещества

Являет себя чудесно в естественных свойствах его,

Ибо не меняет оно места, [подобно ртути], —

Переменчиво, с боязливой поспешностью, —

И не покидает коварно обиталища своего,

[Как вода, что в пар обращается]’9,

Не удалить его даже’ самыми едкими мылами

И не смыть никакою жидкостью,

Обладающей противными свойствами;

Подобно тому как природный цвет тканей тела

Неотъемлем от него и неизменен

И покуда он есть — [тело] существует,

А когда его нет — разрушается,

Так, по сходству, и силу масла сего,

Коему присуща особенность

[Навсегда] овладевать [раз] захваченным,

Ты соединил с нами в сплаве неразделимом,

О Господи Иисусе Христе,

Сочетав с сутью вещи и [внешний] образ ее,

Ибо непостижимое для взора очей и желаний ума

Ты в явь преобразил:

Раздавив и выжав плоды земли — [оливки],

Ты удивительно, чудотворно изготовил [елей]

и снабдил им нас.

Притом не велел Ты это масло помазания

Составлять, согласно древнему и темному [закону],

Из множества смешанных в одну масть

Разных цветов и иных благовоний,

Но, предпочтя новый образец древнему способу,

Слился Сам с этим чистым,

Освященным свыше елеем.

И хотя неизреченно благоухание благодати Твоей

И сравнить его можно не с чем-то одним,

Но и с полевым цветком,

И лилией долин,

И нардом редкостным,

И смесью тростника благовонного с алоэ

Вместе с ароматом шафрана,

Цветущей кисти виноградной

И вина благородного,

Однако явил ты себя не суетно, но достодолжно,

Чрез слияние с елеем,   о Имя прославленное,

неизреченное, —

Ты, что все наполняешь,

А сам вовсе ни в чем не нуждаешься.

Посему не смешением враждебных сущностей —

Что являет собой очевидный пример разлада воли, —

Но нашей любовью и единением

Радуешься Ты как Бог-[Творец],

Что ради нас, соответственно [разумению] нашему,

Уподобляешь Себя с разными образами достохвальными,

Так что в вещественных и текучих каплях елея

Чистый сердцем узрит

И свет благий,

И огнь согревающий,

И жар любви

Без малейшего дуновения неприятного холода,

Из чего поймет, что сим [елеем]

Воистину соединиться можно с Ббогом.

Вместе с Соломоном, приявшим помазание и усыновление

от Бога, Устами невесты пою я Тебе, Жениху Небесному,

Хвалы, величальные;

Сердцем жаждущим, целуя «благовония мастей Твоих»80

Боле, чем ароматы другие.

И «мы побежим за Тобою»81,

Что «имеешь глаголы вечной жизни»82,

По речениям мудреца85 и евангелиста-богослова84.

И, умыв лицо водою жизни,

Что превыше вод свода выспреннего,

И, помазав голову пречистым елеем Твоим небесным,

Я предстану пред Тобой не с мрачным лицом,

Но с [лицом] радостным и веселым80.

 

Сей елей, что почитания, восхваления и поклонения достоин,

Не может помочь простым лишь помазанием

Обиталища моего мозга или волос на голове,

Коли не будет освящен, о Господи,

Знамением Креста Твоего Животворного.

Сей елей чудесный и светоносный

Обращает в христианство и запечатлевает’именем Твоим

Иудея и язычника,

Индуса и варвара,

Скифа и эллина,

Дикаря свирепого

И чудовищного исполина собакоглавого кинокефала,

Господина свободного

И раба, от рабыни рожденного,

И, исполнивши их Ттвоим Духом Святым,

Обращает в родных сыновей Отца Твоего Небесного.

Многолики знамения чудесные, явленные в [елее] —

Сперва в его веществе,

А затем в силе [внутреннего воздействия].

Ибо, как деревянный сосуд до помазания легко ломается

И, став бесполезным, оказывается не в чести,

Так и человек, не помазанный [елеем] сим,

Легко сокрушается и, от Тебя отдаленный,

Лишается света.

// [Масло] сие как перст Твой, о Иисус,

Коим совершаешь ты чудеса дивные,

Ибо, подобно твердому панцирю из [стали] непробиваемой,

Оно неусыпно укрывает и защищает со всех сторон

От всего чуждого, темного и пришлого,

Настолько, что тот, кто окунут в его чистоту,

Не окрасится кровью81

И не будет изуродован цветом мрачным.

Тем паче что из-за [способности своей] впитываться

Оно, словно дух, проходит сквозь ткани нашего существа,

И коли проклятие псалмопевца,

Как елей, проникает во все кости нечестивца8‘,

То сколь более Дух Твой сим сияющим маслом

Врачует и исцеляет внутренние, незримые раны,

Воздействует [на все тело наше]

От глубин горла и до кончиков пальцев ног,

Погружая в полное [забытье]

Злополучную память о смерти телесной;

Ибо страшное, животворящее могущество Твое,

О Господи Иисусе Христе,

Слилось с [елеем] сим и воистину в нем пребывает!

 

Это помазание велелепное,

Кое почитают обычно и борцы, что дерутся нагими,

Как уловку могучую, дабы вывернуться из рук, противника, —

Грозный враг бесов и пороков.

Вот почему в своем слове, прекрасном и изящном,

В коем с плачем сочетается насмешливая притча,

Иезекииль говорит, обращаясь к фараону духовному:

«Едва созданный, ты уже приготовился

[К войне] против помазанного херувима,

Вкруг коего были созиждены и восставлены

Камни огнистые»88.

О благословляемый и страшный,

Помощь всеместная,

Всегда не изреченный словами

И превосходящий [мысль] испытующую, —

Ты, что постоянно благословляем Евангелием жизни,

Как новорожденный, помазанный в граде давидовом,

И вопросом первосвященника:

«Ты ли Христос, Сын Благословенного?»89,

И исповеданием блаженным Петра:

«Ты — Христос, Сын Бога Живого»,

И [вопросом] следователей-маловеров:

«Если Ты Христос, скажи нам прямо»'”,

И Твоею же заповедью, в кою мы веруем,

Что Ты Учитель помазанный

И Господь [всего] сущего.

И еще прежде этого Ирод открыто спрашивал о Тебе,

Как о [носящем] имя Помазанный9”,

И даже Ты сам сказал:

«Как же написано:

«Помазанный Господа Бога давидова, Сын безначальный —

Сын [рожденный] прежде денницы»9‘.

Но мы принимаем такое

Достодолжное истолкование сего [вопроса]:

Осуществление таинственного сего названия

Исполняется в нас,

Что обладаем преимуществом быть христианами.

 

Приводящее в трепет слово «помазание» столь грозно,

А вместе и свято, ревностно благословляемо,

Что, как никто из землян не дерзнет наречь себя Богом,

Но лишь Божьим,

Так ни [единая] плоть не присвоит себе Твое имя Христос,

Но [назовется] лишь христианином;

Не под силу оно было даже величию Предтечи — Крестителя,

Что водою [крещеною] Духа призвал,

«Ибо, — сказал он, — я не Христос,

Но посланный впереди Него» .

И, как вещает слово евангелиста Марка95,

Ходили апостолы с елеем по два

И, как если б воистину они были собственной Твоей рукою,

Мазали маслом [больных]

И без [принятых] у людей средств

Именем твоим исцеляли.

Как не могут противостоять

Тьма свету и болезнь здоровью,

Ночь дню и смерть жизни,

Так и сим дарованным Господом елеем

Бывает возбранено, отринуто и полностью уничтожено

Все содеянное сатаной.

И подобно тому как от этого вещества,

Словно от яда смертельного,

Погибают и исчезают-

И мухи мерзкие, и пресмыкающиеся,

И пауки, и уховертки,

Точно так укрепленное полнотой святой благодати

Масло сие изгоняет бесов,

Обращает в ничто письмо заемное

И разрывает приговор смертельный.

Не бывает совершенной купель [крещения]

Без помощи миропомазания.

Первому человеку, что смертельно был ранен разбойниками911,

Было дано сие снадобье спасительное;

И [когда шла речь] о неисцелимых ранах Иакова и Израиля,

Упомянуто было сие вещество честное9‘.

Давид, возжелавший масла сего в уповании

Быть вечно, «как зеленеющая маслина в доме божьем»98,

Уже тогда, отрекшись от обрезания,

Предугадал благодать крещения.

И к чему мне еще говорить об этом,

Всуе надеясь полностью постичь это таинство,

Коли даже ангелы не в силах словами его объяснить,

Не говорю во всей истине, но хотя бы частично!

 

Днесь в песнопениях величальных

Славлю Тебя, Царь бессмертный, во всем и вечно

// За деяния, совершенные для меня,

О Благопопечительный и Милосердный,

Долготерпеливый и Богатый,

Щедрый и Всепобеждающий.

Сущность образа [помазания],

Начертанного еще во времена отцов,

Ты воистину довел до совершенства.

Естеством Своим Ты Свет истинный

И солнце вечно сияющее,

И сонм учеников Ты светом назвал,

Ибо чрез них исполнил Ты все творения земные

Лучами блаженной милости.

Ты дозволил некой [женщине]

Помазать ноги [Твои] миром благоуханным99

В знак того, что принял обращенные к тебе мольбы;

А Другой грешнице [дозволил] возлияние мира

на главу Твою’00

Как образ милосердной любви Твоей к нам.

И с такой неутолимою жаждой, о Беспредельный,

Вдыхал Ты его [аромат], *то даже установил наказ нерушимый, Вечный  закон, величаний достойный,

Дабы вместе с животворными Твоими заветами

Проповедовались по всему миру

И достоинства простого масла сего

На удивление внемлющим

И во упование грядущим.

«Вы имеете помазание от святого», — сказал блаженный

среди апостолов””, Объясняя таинство, что на нас изливается

От неоскудного изобилия полноты Твоей, о Животворец.

[Масло сие] — лишь благословенная капля

Небесного добродеяния Твоего,

Коей непрестанно Ты нас окропляешь,

Боле всего сходно со светом Твоим и Святым Твоим Духом;

Посему зовется и «светом»,

Как первосозданием и сообразом Твоим,

Что изгоняет тьму густую грехов;

И «огнем», ибо со всеми частицами творений

Равно соединяется оно

Согласно мере, жалуемой Сущим,

Явно и скрытно, молча и гласно,

И, коли не столкнется с противником,

Само не пожелает, вспыхнув, возгореться;

И миропомазанием тоже,

Ибо нас, коих ты усыновил по-царски,

С Тобой в наследие Отцу Ты предлагаешь,

Дабы, запечатленное на нас нетленно,

Оно, что милосердию Твоему сродни,

Нас осияло славою в загробном мире;

А также и душою,

Ибо, очистившись от бед и лжи,

Нас силою лукавого обуревавших,

Вновь обновленные и пригвожденные с Тобою упованием веры

«В духе и истине поклонимся»Твоему Небесному Отцу,

О Вседаритель!

 

Истинно, вечно и доподлинно,

Что масло это, исполненное света, благовонное,

Любовь Твою являет, о Всевышний.

Вот почему и Павел сам счел подобающим

Ясно сказать в хвалебной речи:

«Утверждающий же нас с вами во Христе

И помазавший нас есть Бог,

Который и запечатлел нас

И дал залог духа в сердца наши»’03.

И еще: «Не оскорбляйте, — говорит, — Святого Духа Божия,

Которым вы запечатлены в день искупления»104.

Название сие — «помазанник» — почетно и непобедимо

В завете Новом будто боле, чем в Ветхом,

Ибо слова давидова псалма:

«Восстают цари земли, и князья совещаются вместе

Против Господа и Помазанника Его»10“—

Предопределили верно таинство прежних

Мучительных Твоих страстей Господних.

Слова Давида: «… кто, подняв руку на Помазанника Господня,

Останется ненаказанным?»””‘ —

Были пророчеством великим, что заклеймило

Неискупимый грех [пролития] Твоей Крови

Толпой неистовых и злых иудеев,

Ибо, хотя Саул убит был соотечественником,

Однако иудеи в позоре и укорах

Не вовсе были отвергнуты народами чужими,

Покуда не стали причастны к [пролитию] Твоей Крови.

Мольба молитвенная, кою чрез псалтырь возносим мы:

«Ради Давида, раба Твоего, не отврати лицо Помазанника

Твоего»10

И еще: «Приникни и призри на лице Помазанника Твоего»10“,

Залог великий в память о наследии грядущем.

 

 

Это светоносное вещество — обожаемый дар, поднесенный

рукой Твоею,

О, Христос,

Ибо ни о чем более славном средь царского великолепия

Не говорит пророк от лица Твоего, как:

«Я обрел Давида, раба Моего,

Святым елеем Моим помазал его»109,

Посему, целуя помазание Твое светлое, о Господи

Иисусе Христе,

Мы зрелым разумом постигли вечность неизменную Твою,

Что Ты есть всё и во всём,

Царь царствующих и Помазанник истинный средь помазанных, Коленопреклонно величаемый вчера и сегодня”0.

Подобно как светильня, // погруженная в жир,

Не дает ни единого отблеска,

Пока не загорится, вспыхнув от огня,

Так и свет помазания, излиянный на нас,

В грядущем засияет.

Таково ясно начертанное толкование [таинства],

Кое дошло от предков до нас,

Подобающе велелепно расцвеченное яркими красками.

 

Днесь причина вышних даров,

Животворных, божественных, присущих Тебе, о Создатель,

Без коей нельзя себя почитать христианином,

Называть назореем'”,

Упоминать себя средь сыновей иудиных

Либо утешаться именем Бога Иакова —

Благословенное вещество сего елея,

С коим сокровенно слилась Святая Троица;

Оно — луч благодати,

Велелепие лба нашего,

Красота лица,

Благообразие черт”->,

Свет очей,

Крест на зеницах творимый,

Нежность ланит,

Украшение чела,

Хранитель уст;

Распорядитель религиозного действа,

Попечитель [благочестивой] жизни,

Связь собраний [верующих];

Крепость душ [пред происками сатаны]

[И] стремительность нападений [на него];

Преграда для заговоров,

Уничтожение талисманов,

Помеха для ведунов,

Посрамитель колдунов,

Уличитель ереси,

Могучий противник бесов,

Целитель недугов;

Совершенство крещеных,

Желание страстное для новообращеных,

[Явление] непостижимое для некрещеных”^

[Вызывающее] изумление у язычников”4

И зависть у неверующих;

Проявление таинств [Божьих]”3,

Почет обездоленным,

Слава рабам,

Украшение для женщин,

Взращение детей [в благодати],

Радость для старцев;

Рукополагатель в чин священный,

Блюститель чистоты,

Корона царей,

Великолепие венценосцев, Превосходство кесарей.

 

 

И подобно тому как сосуд запечатанный

Показует ценность его содержимого,

Так и превосходство благодати,

Словно бы сокрытой в нас [печатью] миропомазания”6,

Во имя Твое, о Господи Боже Иисус Христос,

Являет себя в знамении подобающем.

Что же до собственно имени [миро],

Как, начиная еще со времен египтян,

Называли его мужи мудрые, духа исполненные,

То представляет оно свойство сего вещества

Быть образом таинства страшного.

 

Ибо благословенное миро сие,

На кое древле почти намекал пророк,

Когда молил просветить очи его”‘,

Коли толковать его по грамматическому строению

И [риторическим] определениям Гомера”\

То означает оно «мать для меня»”*’,

А именно то, что с силой притягивает к себе наше естество,

Чудесно превращая купелью света

Текучесть вод в устойчивое постоянство;

И подобно тому как снадобье сквашивает молоко,

Так преобразует оно в свое естество

Исступленную дикость мою

И потоки источников, вечно текучие.

Миро в смысле ином означает и «сумрачный»,

Иначе «туманный» и «сокрытый», или «невидимый»;

Иносказательное название это не есть нечто чуждое,

Поелику имя сие воистину определяет вещь, им означенную,

Ибо глубокая тайна120 [миро] боле неизъяснима,

Нежели вся Святая Святых.

Не смывает грязи оно, подобно воде,

И не укрепляет сердца, как это свойственно хлебу,

Но достодолжным способом новым

Таинственно подается орудиям чувств

Чрез сотворение Креста;

Оставаясь, однако, божественно непостижимым,

Оно имеет также имя неизречимое.

Ибо, как говорят, воистину

Бог «обитает в неприступном свете»121

И беспредельностью славы, не ограниченной по своим                                               свойствам

Для попыток нашего разума постичь его,

Остается как бы сокрытым извне

Покровом мрака непроницаемым12”,

 

Потому и к сему излиянию света

Иными из знатоков языка, искусных в витийстве,

Приложено было название «темный»,

Ибо познание природы Сущего

Превыше сил земнородного.

И воистину сызначала содержит [миро] в Себе

Преизобильно, во всей полноте

Оба Божественных имени;

Названием своим, что имя Всевышнего напоминает,

Вдвойне прославляется елей сей,

Жертвуемый с драгоценным ладаном благоуханным,

Ибо, как речено Моисеем,

«Бог твой есть огнь поядающий»12‘,

И еще «Бог есть свет», как сказано Иоанном’24,

На что верно намекает также Исайя:

«Свет Израиля, говорит, будет огнем»120.

 

 

Поелику, не забывая мерзкого нрава своего,

Что смягчен милосердием Твоим, о Всевышний,

Я вновь возношу Тебе хвалы величальные,

Посему суть истинную слова [миро]

Представлю еще и в ином образе,

Ибо [еврейское] мерра означает «горечь»126,

Что есть знак, соответственный страстям мучительным

и жестоким,

А коли толковать миро согласно нашему12‘ корнесловию,

То родственно оно [слову] «смертность»12И.

И [вправду] отсеченные и отторгнутые сим духовным

помазанием От суетных, смертоносных и омерзительных,

Плотоугодных страстей12” супостата, —

Кои, разлаживая, словно размягчающая влажность воздуха,

Звучную лиру моего [уха]

И превращая удар по как бы отсыревшему от опрыскивания

Пленочному покрытию моих барабанных перепонок,

Что должен быть звонким и громким,

В неблаголепно глухой,

Тянут все существо наше в пропасть погибели, —

Мы вновь упованием соединяемся

С неизреченным таинством распятия Твоего,

И, крещенные в смерть Твою””, о Живой,

Мы, Тобою, о Боже, вполне ободренные,

Приобщимся тем самым к вечной жизни твоей

Навсегда, окончательно, неразлучно.

 

Сей елей, о Иисус, равенство устанавливает

Меж изваянным во имя Твое четырехкрылым [Крестом]

И знамением Твоим, о’ Всевышний,

И, придавая ему благодать,

Равно славную и одинаковую с Кровью Твоею,

О Животворец,

Возвеличивает и венчает его той же славою.

Согласно предреченному пророком'”,

Древо его «благословенной маслиною» названо.

Ибо соделанный из простых лесных деревьев [Крест]

Елей освящает и очищает

От коварных козней лукавого и заблуждений мысли

И, доведя его до совершенства

Животворного вещества [распятия Твоего]132,

Подносит Тебе, о Создатель.

Точно так же и вечно распахнутые створки окон нашей души

Во имя величия и силы Твоей,

Чрез елей освящены Тобою, о Страшный,

Дабы, обретя тем самым воздержность скромную,

Стала она для Твоего духа желанной обителью,

Неподвластною обольщениям сатаны —

Лукавого, что мрак выдыхает.

Именно светом этим укрощая орудия наших чувств,

Мы собираемся, дабы петь на службе вечерней

Хвалебную песнь вместе с небесными звездами —•

Сим подобием сияния Твоей благодати // в душах наших.     508

Также и напамятование о благах спасения грядущего

Укореняется им [в наших сердцах],

Прорастает, расцветает и дает плоды,

Дабы предуготовить нас к последней вечере

Великого пришествия Твоего;

И вот сей свет употребим мы [на ней], как светильник.

 

Опять же, коли из письмен азбуки [армянской],

Мы возьмем [дза], [показующее число, что. получается]

От умножения двадцати на четыре (=80),

затем спустимся сверху по алфавиту

До [ну] -— буквы двадцать второй,

То способом этим сможем представить

Для объяснения глубин таинства [сокровенных]

Пример, весьма сообразно составленный и приятный,

Ибо сменив в названии дзют [елей] букву дза

На букву ну, означающую четыреста,

Мы получим согласно словообразованию

Верное [слово] нют— [вещество].

Дзют — елей — это образ той закваски,

Что обладает свойством могучим

К себе притягивать всю массу [вещества],

И не как малое, что в большом содержится,

Но, напротив, оно — [малое] —

Содержит в себе [большое],

Преобразуя собой и умножая всю массу,

Согласно сказанной господом притче'”.          *

 

Нежное масло сие — это всегда пример и картина Вознесения и смирения.

Порой его подают для еды’в виде кусочка мягкого,

Что являет собой подобие слова, кротко воздействующего,

Порой же преславно плавает оно

На поверхности веществ жидких, текучих,

Как образ таинства дивного.

Коли налить его в мехи [кожаные],

То не пропитает оно их влагою и не испортит,

Подобно вину или воде,

Но сохранит в состоянии надлежащем.

Посему и мы, приняв от тебя это помазание священное

Как один из превосходных и бесподобных даров Твоих,

О Сын Бога Живого,

Кровью Твоей начертаем его на нашем челе

И Духом Твоим запечатлеем в естестве души нашей,

Веруя всеми помыслами своими,

Что в еще большем блеске,

В сиянии лучезарном,

Кое разольется чудесно во всем пространстве,

Вновь явится сей плод елея'”,

Дарующий свет во славу Гряду щему150.

И да засветится тогда знамением Твоим

На челе лица моего — [Твоего] подобия —

Сей тук духовный, блаженный и озаренный светом вышним.

 

И поелику великая сила сия,

Словно нечто недостижимое, неуловимое,

В полете стремительном на легких крыльях воображаемых, •—

Что превыше нашего разумения, —

Как недоступный преследованию беглец,

Исчезла бесследно в просторе широком,

Полностью удалилась, сокрылась от меня,

И нет для нее ни образа сходного,

Ни примера соответного,

Ни определения подобного

И ни меры, равной для измерения,

Но одинаковостью со знаком божественного Твоего знамения

И кровью Твоею, о Животворец,

Явила духовное превосходство свое,

Днесь благослови, о Господи, ею и в ней.

И да будет [благословенно] с нею также имя Твое,

Грозное, светлое, небесное и удивительное,

И да восхвалят святые славу его неизреченную

[Благовонными] воскурениями кадильниц своих,

О Святый, Святый, Несказанный, Неисповедимый,

Вышний, Милосердный, Воспеваемый,

Справедливый, Благодетельный и Святый;

Сотвори сим [елеем] избавление'”‘,

Даруй также очищение,

Пожалуй исцеление,

Ниспошли благодать,

Надели щедро блаженством.

Пусть стану я непорочным чрез помазание елеем сим,

Что излучает Свет небесный,

И пусть не проникнет в уток помазанной елеем разумной

[ткани] моей

И не овладеег ею кручина скверны греховной,

Дабы никогда не замутился лик души моей.

Пусть те, что приблизятся для помазания,

Красуются славой, словно невеста нарядная,

В благолепии святом и прекрасном,

С душою, блаженством украшенною.

Пусть сей светозарный и богоданный огонь

Дарует тем, кто приблизится к нему для испытания,

Крепость железа, преобразованного закалкою

Чрез кипячение добела’ ‘ в жаре [силы] желанной,

Дабы, обретя всесовершенную прочность,

Они вечно, всегда стояли недвижно

На незыблемой тверди Твоей, о Камень13“,

Неколебимо уверенные в Тебе139.

Пусть для тех, кто вооружится [помазанием],

Знаком небесной победы станет то,

Что не утонут они в воде,

Не сгорят в огне,

Не остынут на холоде,

Не угаснут   от вредоносного ветра,

Не осквернятся видениями греховными,

Не предадут «сохраненного»11‘ духу злому.

И, удаляясь из поднебесной,

Не утеряют по глупости сбереженных сокровищ жизни,

Не останутся без вспомоществующей тени крыл Твоих142

И от себя не отринут жизнью порочной помазание обретенное,

Но милостью Твоею да возгоримся мы им,

Утучнимся им, просветимся им,

Оправданные, освобожденные, увенчанные и воцаренные им.

И Тебе одному, единственному помазаннику,

Вместе с Отцом и Духом Твоим Святым

От всех песнь величальная,

Аллилуйя на всех языках,

Звуки благогласные,

Хвалы победные,

Благословия уст,

Святословия псалмов

Во веки веков. Аминь!

 

// Глава 94

Слово к Богу из глубин сердца

Боже вечный, Благодетельный и Всемогущий,

Создатель света и Творец ночи,

Жизнь во смерти и свет во мраке,

Надежда для уповающих и милосердие для сомневающихся,

Ты все умеющей своею мудростью

Претворяешь тень ночи в [ясное утро];

Рассвет негасимый, незаходящее солнце,

Ибо не в силах тьма ночи затмить славу власти Твоей,

Коей, преклонив колена, поклоняется

Все сущее в небесах, на земле и в преисподней’.

Ты слышишь стоны узников,

Внимаешь молитвам униженных

И принимаешь мольбы их,

О Бог мой и мой царь,

Жизнь моя и мое прибежище,

Надежда моя и мое чаяние;

Иисус Христос, Боже всех,

Ты — Святый, что покоишься в сердцах святых,

Утешение для скорбящих и искупление для грешников,

Ты знаешь все, прежде // чем оно свершится,

Ниспошли мне могущественную защиту десницы Твоей

И спаси меня от страха ночи и коварства дьявола,

Дабы, постоянно целуя память

 

Вызывающего трепет и святого имени Твоего

Устами души и желанием дыхания моего,

Я жил, охраняемый с теми,

Кто призывает имя Твое от всего сердца”‘.

Днесь знаком Креста — знамения Твоего,

Кое, Божественной Кровью Своею окрасив, Ты возродил,

Коим тою же благодатью усыновления нас окрестил’

И, живописав, сотворил по образу славы Твоей,

Да будет посрамлен сатана,

Расстроены злоухищрения, уничтожены ловушки,

Побеждены сражающиеся [враги], истреблено оружие острое,

Отвергнут мрак, рассеяна тьма, развеян туман.

Пусть длань Твоя осенит и десница Твоя окрестит;

Поистине благ ты и милосерд,

И возвестится имя Твое средь служителей Твоих4.

Тебе с Отцом и Духом Твоим Святым слава и владычество

во веки веков.

Аминь!

 

// Глава 95

Слово к Богу из глубин сердца

 

О Солнце праведности, Луч благословенный,

Сущность света, Желание вожделенное,

Неисповедимый, Вышний, Неизреченный, Могучий,

Радость добра, Исполнение надежды,

Восхваляемый Царь небесной славы,

Христос-Создатель, обетование жизни.

Ныне несовершенство и упущения

Многоошибочного моего гласа, —

О я злосчастный, —

Восполнив могуществом слова Твоего,

Представь как моления, угодные небесному Отцу Твоему.

Ради меня претерпел Ты проклятие,

Преобразившись и уподобившись мне,

О всеобщее благословение жизни,

Благопопечигельиый Надзиратель всех,

Что есть вверху и внизу;

Ибo коли Ты ради меня принял смерть,

О Бог и Господь всех,

То сколь приятнее будет ныне Тебе сострадать

Опасным немощам моим

У нас заимствованным сродственным телом Твоим,

Всегда молясь со мною, грешным,

Отцу Твоему, славой равному Тебе.

Ради Крови честной Твоей,

Постоянно жертвуемой во угождение воле пославшего Тебя,

Пусть сгинут опасности, (угрожающие) мне,

осужденному грешнику, Отпущены будут долги, прощены (дела) постыдные,

Предано забвению бесчестие, смягчен приговор,

Истреблены черви, утишены рыдания,

Прекратится скрежет зубовный, прервутся стенания,

Иссякнут слезы, развеется скорбь, рассеется мрак,

Потеряет силу огонь жестокости,

Отринуты будут многообразные муки.

 

3

Да снизойдут Твои благости,

О Ты, всем желающий и дарующий жизнь,

Пусть взойдет Твой свет, поспешит спасение Твое,

Подоспеет помощь Твоя, наступит (час) Твоего прибытия;

Пусть роса милосердия Твоего

Поскорей напитает жаждущее поле

Упавших в бездну смерти злосчастных костей* моих.

Небесная чаша животворной Твоей Крови,

Коя всегда, неизбывно приносится в жертву

В память жизни и спасения душ усопших,

Пусть заставит цвести и плодоносить пашню мою,

Что возделывается для светлого дня Твоего,

Дабы вовсе умершая из-за грехов телесных душа моя,

Благодатью Твоею в Тебе укрепившись, о Милосердный,

Была отделена от грехов и обновлена Тобою

Для жизни вечной в [день] воскресения праведников,

И благословлена Отцом Твоим2, с Коим вместе

Слава Тебе и Духу Святому Твоему,

Величания и подобающие восхваления

Ныне, и присно, и во веки веков. Аминь!

 

 

Памятная запись

Круглое, полное света и блеска, лучезарное, измеряющее день, изгоняющее тьму ночи, .радующее глаз солнце, светило сотворенное, собирает в потоке мчащегося вперед времени множество лет и укладывает их в века, обновляя и оживляя этот преходящий и смертный мир.

По исполнении девятого и по вступлении в славный десятый (Юбилей] нашего армянского календаря’, спустя три года после похода, совершенного в северо-восточные пределы победоносным и великим императором ромеев Василием2, когда он от своих просторных и обширных границ со столпами из огромных камней, простерши руку и закинув прочную и длинную вервь, не колеблясь устремился и вправо и влево, чтобы овладеть, подчинить своей власти многолюдные страны, именно в это время покоя, когда наконец были попраны враги церкви, я — иерей и чернец Григор, последний средь сочинителей и младший средь наставников, при содействии моего брата, избранного Иованнеса, монаха про­славленной и почитаемой обители3, с которым мы, будучи родственниками не только по плоти, но и по единству душ, веры и мыслей, жили как два человека с одним лицом, видящим четырь­мя глазами одну и ту же стезю таинства, — заложил основы, соорудил, воздвиг на них и сочинил эту полезную книгу, сое­динив созвездие глав в единое дивное творение.

Ныне я молю вас, что вкушаете с этого убранного разнообраз­ными яствами стола, помянуть нас в ваших праведных просьбах и в достойных молитвах, с непорочной любовью в благих мыслях. Да будете и вы вписаны в горнюю книгу жизни!

 

 

 

 

 

 

 

Print Friendly

Поделиться в соц. сетях

Share to Odnoklassniki
Share to LiveJournal
Share to Google Plus
Share to Google Buzz
Share to MyWorld